" />

Теракты в Европе: Точка невозврата еще не пройдена

Теракты в Европе: Точка невозврата еще не пройдена
Верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини заплакала. Понять высокопоставленную европейскую чиновницу можно: взрывы в Брюсселе, в самом сердце Европы, унесли десятки жизней. Как раз по этому поводу верховный представитель и говорила на пресс-конференции в Иордании.
Шок пройдет, и Европа начнет расследовать, кто организовал теракты. Однако уже сегодня, по свежим следам, ТАСС со ссылкой на агентство «Амак», связанное с ИГИЛ, запрещенной в России, сообщило, что ответственность за взрывы в Брюсселе взяли на себя джихадисты. Они же пригрозили Европе новыми нападениями.

Пресса пишет, что власти Бельгии изначально подозревали «Исламское государство» в подготовке терактов в Брюсселе и даже как бы знали о готовящихся ударах. Так что нечего и догадки теперь строить. Хотя следовало бы обратить внимание на недавние высказывания тесного партнера Евросоюза президента Турции Эрдогана, запросившего у ЕС миллиарды долларов для усиления контроля на границе. Ну о совместном «решении» мигрантского вопроса Евросоюзом и Турцией мы коснемся чуть ниже. 

А пока, как и было заявлено, цитируем Эрдогана: «Нет никакой причины, чтобы бомбы не взрывались в Брюсселе или любом другом европейском городе. Возможно, для вас ничего не значат взрывы заминированных машин в Турции. Но когда бомбы начнут взрываться в ваших городах, вы почувствуете, что это такое, но будет уже поздно». Это Эрдоган сказал 18 марта, а прогремело в Брюсселе всего лишь через четыре дня.

Не пойман — не вор. Бездоказательно обвинять в чем-то даже главу турецкого государства не стоит. Очень возможно, что он говорил просто о том, что всем нам грозит террористическая опасность и никакая страна от этого не застрахована. Но слишком близко отстоит сделанное от сказанного и слишком конкретен адрес реализованной угрозы, чтобы считать это простым совпадением. Да и потом, надо вспомнить торг Эрдогана с Европой по поводу ассигнований на усмирение незаконной миграции в Европу через Турцию. Не слушались, не понимали, что жадничать нельзя, вот и результат — можно ведь и так рассудить.

Тем более что даже в западной прессе наиболее вдумчивые аналитики из числа коллег уже в открытую говорят, что договоренности ЕС с Турцией по мигрантам не избавят Европу от головной боли. Вольфганг Мюнхау из Financial Times назвал эту сделку «отвратительной и довольно паршивой». 

Он напомнил, что по условиям договоренностей Турция пришлет в ЕС порядка 72 тысяч беженцев за шесть миллиардов долларов, в то время как, по данным немецкого аналитического центра, в этом году в Европу прибудет от 1,8 до 6,4 миллиона мигрантов. Ну, а кто рванет в Европу в этом потоке, даже разведке неизвестно. Хотя брюссельская история и парижская подсказывают.

Не зря же во вторник, сразу же после взрывов в Брюсселе, премьер-министр Франции Мануэль Вальс заявил, что Европа в настоящее время находится в состоянии войны с терроризмом. Заметим: воевать будут с террористами, если сумеют, на своей территории. В частности и потому, что не захотели нанести удар по терроризму на дальних подступах. Ведь это совсем недавняя история. Сразу после взрывов в Париже президент Франции Франсуа Олланд осмелел настолько, что подогнал свою позицию к российской, а к берегам Сирии, где Россия билась с террористами в одиночку, — авианосец «Шарль де Голль». 

Лично я тогда аплодировал: ай да Олланд, ай да молодец, наконец-то оторвался от штатовской груди и пошел своими ножками. Рано обрадовался: съездил Олланд в Штаты, согласовал действия — и уплыл авианосец восвояси.

Ну вот, сама себя раба бьет, что нечисто жнет. Теперь Мальбрук в новый поход собрался: где убийца, где злодей, не боюсь его когтей. А злодей, как оказалось, вездесущ. Никто ведь исключить не может, что серия терактов в Брюсселе — это в том числе и месть за арест Салаха Абдеслама, главного подозреваемого в организации терактов в Париже. Как известно, Абдеслам и еще четверо с ним задержаны 18 марта в коммуне Моленбек в Бельгии. Но с террористами ведь как: тут наступил — там из-под подошвы вылезло. Что, собственно, и получается на практике. Нескольких арестовали, а тут сигнал: вы не в состоянии нас победить и обезглавить. И никакие меры безопасности вам не помогут.

Вообще-то мы увлеклись и немного отодвинули горькую правду. Вы знаете, кто виноват в том, что пострадал Брюссель? Быстренько соображайте. Ну конечно, Россия и конкретно Владимир Путин. 

Этим открытием ошарашил начальник СБУ Украины Василий Грицак. «Я не удивлюсь, — заявил он, — если это является элементом гибридной войны России, хотя будут кивать на ИГИЛ». 

С украинскими политиками дело вообще обстоит так: если у кого-то у них случится запор или, наоборот, диспепсия, это будет расценено как происки коварной Москвы. Так их научил Запад, они и следуют каждой букве антироссийской конструкции.

Я возмущен. Но степень моего негодования не идет ни в какое сравнение с оценками нашего премьер-министра Дмитрия Медведева. Он Грицака резко осудил, а на своей странице в «Фейсбуке» назвал киевского политика придурком.

И правда, что с него, Грицака, взять. Но мы же полагаем, что эту глупость на Западе не подхватят, все же там не Украина, и поймут они горькую правду о том, что политика двойных стандартов к борьбе с терроризмом не имеет никакого отношения. А ведь именно Путин твердит им постоянно: коллеги, друзья в Париже, Брюсселе, Лондоне и даже Вашингтоне, вместе оно сподручнее против террористов не только в Сирии. Всемирный джихад существует. Где проявит себя взрывами, убийствами его очередной отряд, никто не знает. Это общая беда и общая опасность. И тратить силы и средства для того, чтобы, скажем, как-то насолить России изоляцией, дистанцированием от нее, санкциями, терпеть убытки, — просто неразумное, пустое занятие.

Заменить эту ущербную позицию совместным противодействием настоящей угрозе как-то никому не приходит в голову. А результат печальный. Взрывы в Брюсселе показали, что для террористов нет никакой разницы, где, с какими жертвами и как навязать свою волю и свое понимание справедливости. 

Но вместе с тем это должно наводить цивилизованные государства и их политиков на мысль, что, сея рознь между странами, они потакают террористам, делают возможными их преступления.

Конечно-конечно, за событиями в Брюсселе последуют дискуссии о политике безопасности и миграционной политике. Что касается миграционных потоков, то время уже далеко упущено — сотни тысяч бредут по Европе или пытаются в странах ЕС как-то устроиться, а сколько среди них террористов, никому не известно, как мы уже сказали. Вполне понятно, что Европе перед лицом угрозы предстоит закручивать гайки — иного просто не дано. Но, во-первых, трудно сказать, насколько спецслужбы всех стран готовы контролировать территорию своих стран, во-вторых, готовы ли они взаимодействовать хотя бы со своими коллегами по ЕС — пока что это не получалось.

Что же касается миграции, то ничего другого не остается, как закрыть границы стран внутри Евросоюза, нарушив таким образом основополагающий принцип объединения — прозрачность этих самых границ. Договор с Турцией, которая обещает сдерживать поток, тоже не дает никаких надежд. Качнуть деньги Евросоюза — это для Турции, а озаботиться чужими проблемами — увольте.

Есть еще способ взять ситуацию под контроль — это объединить усилия всех стран хотя бы континента, не в последнюю очередь обратиться к России, имеющей опыт борьбы с международным терроризмом. Но куда там, вы же понимаете, сколько сил положено на то, чтобы испортить отношения. Теперь, чтобы попытаться наладить антитеррористическое сотрудничество, надо задумываться об отмене тупо продлеваемых Евросоюзом санкций.

Несмотря на мрачные дни и такие же прогнозы, точка невозврата, что касается борьбы с террористами, еще не пройдена ни в Европе, ни в целом в мире. 

Да, террористов можно ослабить силой оружия, как это сделала Россия в Сирии, но главный инструмент противодействия — это все же разум, желательно — коллективный.

Всего вам доброго!

Александр ГИКАЛО.

Фото: lenta.ru 

comments powered by HyperComments