" />

Торг уместен?

Торг уместен?
Очень может быть, что сегодня в Минске пройдут переговоры Владимира Путина с Петром Порошенко. В столице Белоруссии проходит встреча глав государств Таможенного союза. Как сообщала ранее пресс-служба президента Украины, Порошенко едет в Минск «договариваться о мире» на юго-востоке страны. Правда, в поддержку себе предположил «мощную команду» в составе трех высоких представителей Евросоюза.
Договариваться о мире на юго-востоке страны — это, конечно, хорошо и правильно, может, даже и продуктивно. Но почему надо начинать этот процесс с Путина? Не Российская Армия воюет на востоке Украины, не россияне противостоят карателям, а народ юго-востока. Так что для начала следовало бы как минимум прекратить обстрел населенных пунктов Донецкой и Луганской областей изо всего, что имеется на вооружении Киева, — и это подтвердило бы серьезность намерений украинского президента и истинность целеполагания. И после прекращения огня переговоры надо вести с восставшими. 

Но к вывертам украинской политики мы уже давно привыкли, и потому не будем задавать вопросов, на которые нет ответа, а посмотрим, чего теоретически можно ожидать от контакта президентов в Минске. Но есть так, как есть. Как это ни стандартно звучит, нет ни одного плохого шага, если он приближает к миру и прекращению кровопролития. Решил Порошенко, что надо о чем-то договариваться с Путиным и нашел этот ход самым продуктивным? Да ради Бога, пусть будет так. Но важно знать, о чем можно договариваться, а о чем нет. 

Много раз звучал за все время войны призыв европейских политиков к Путину повлиять на ополченцев Новороссии — пусть, мол, они сложат оружие. Порошенко и сейчас того же хочет? Но, во-первых, вряд ли наш президент может взяться за это, так как не ему подчиняется юго-восток Украины. Лукавить не будем, рычаги влияния, конечно же, есть. Но, во-вторых, война вступила в ту фазу, когда в одностороннем порядке армии сопротивления отступать нельзя. Тут уже или пан или пропал — иначе попадет юго-восток под карательные мероприятия уже политического, уголовного плана, на которые украинские власти так горазды, причем методология очень смахивает на нацистскую. Так что совет Путина ополченцам прекратить сопротивление — и нелогичен, и бесперспективен. 

Бесперспективным представляется разговор и о статусе Крыма. Это вопрос решенный. Порошенко по этой теме тоже может поскользнуться, с каким бы предложением он ни выступил. Скажет: «Верните Крым» — уткнется в известный взгляд Путина и услышит: «Это невозможно». Согласится в любом виде с уходом Крыма в Россию — тогда в Киев лучше и не возвращаться: антироссийские зомби, каковыми сделала даже многих нормальных людей антироссийская пропаганда, ему этого не простят. Так что и это не вопрос переговоров. 

Украину ждет непростая зима. Порошенко прекрасно понимает, что крах подбирается и заметно, и верно. Гибель тысяч на юго-востоке, наложенная на энергетический и финансово-экономический кризис, — это начало конца его правления. И вот тут, возможно, по украинской привычке он захочет поторговаться. И если Путин пойдет на послабление, скажем, по газу или украинским товарам в обмен на прекращение огня, мы его поймем. Это будет не отступление России, а, уж простите пафос, успех дипломатии и здравого смысла. Попросту, чтобы украинские каратели не убили тех, кого не успели убить в Новороссии до того. 

Конечно, предполагать, чем закончится минская встреча, сложно. Мы и не пытались, а просто пометили маркером узловые моменты сегодняшней истории, если ей суждено состояться. 

Всего вам доброго!
comments powered by HyperComments