Ударим хорошим законом по дурным нравам: о российской нации, межэтнических отношениях и искажении истории

Ударим хорошим законом по дурным нравам: о российской нации, межэтнических отношениях и искажении истории
Получается, что непосильную задачу поставил Владимир Путин перед президиумом Совета по межнациональным отношениям, который действует при Президенте России. В конце прошлого года он поручил к 1 августа нынешнего года представить предложения о подготовке проекта нормативного правового акта, регулирующего отношения в сфере укрепления единства многонационального народа Российской Федерации (российской нации).
Обратим особое внимание на формулировку в скобках. Вот она-то, похоже, и поставила в тупик рабочую группу президентского нацсовета. На первом же заседании разработчики так и не смогли договориться, как будет называться закон и что он должен регулировать. Не все им ясно и сейчас. Вот свежее сообщение: закон, который поручил разработать президент, «О единой российской нации и управлении межэтническими отношениями», может сменить свое название. Из-за чего же? Из-за того, объясняет руководитель рабочей группы по подготовке документа Валерий Тишков, что общество не готово воспринимать понятие о единой нации.

То есть осознание, что мы многонациональное государство, есть. Но сшить в голове или в душе лоскуты в единое полотно, а потом найти еще одно очень важное слово, которым была бы обозначена принадлежность всех разных к одному национальному, или наднациональному, обществу, не по силам? 

Легко в свое время Софии Ротару пелось: «Я, ты, он, она. Вместе — целая страна. Вместе — дружная семья, в слове „мы“ — сто тысяч „я“. Большеглазых, озорных, черных, рыжих и льняных. Грустных и веселых, в городах и селах». Тогдашние идеологи придумали точное словосочетание «советский народ». И оно ведь не только нормально воспринималось. Оно и работало, давая каждому национальное ощущение себя, но в то же время принципиально обозначая наличие объединяющей общности, в том числе и точным словом.

Наверное, у кого-то найдется сто возражений против этого моего утверждения. Но поройтесь в себе, поскребите чуть-чуть — и из-под наслоений новой реальности всплывет даже сейчас, когда нашу огромную коммунальную квартиру подвели под слом, что, скажем, американец там, немец, швед — это для нас одно, а украинец, грузин, узбек — совсем иное. Так что — дело в слове? Отчасти и в нем. Вспомните девяностые. Тогда ведь нашли слово — «россияне», но не прижилось. И не потому, что несуразное, скажем, или неверное. Раз в России все живем, то и россияне, конечно. Просто мы чувствовали некую ложь: какое единство при суверенитете, которого «сколько проглотите», сепаратистских тенденциях, вооруженных межнациональных конфликтах и даже войнах?

Сегодня страна у нас другая. Получается, что слово, при всей его значимости, должно идти вслед, уже фиксировать состояние общества. Хотя может выскочить вперед и звать. Одно только важнее всего: оно должно быть точным, емким, значимым. Можно придумать самый хороший закон, закрепить в нем словом или понятием единство российской нации, но будет ли он работать в обществе и управлять этим обществом, если хотите — подчинять его? Дело в том, что вопрос единства народов находится в ценностной и нравственно-этической плоскости. Это почва, на которой и может вырасти национальная общность народов и даже слово, которым это единство обозначат. Как сказал один умный человек, вряд ли даже хорошие законы поправляют дурные нравы.

Новый документ, говорят, может называться и так: «Об основах государственной национальной политики». А разве ничего подобного не было, разве тема не звучала? Как бы не так. Совсем недавнее событие — Постановление Правительства РФ от 29.12.2016 № 1532 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Реализация государственной национальной политики». Факт десятилетней давности — обсуждение даже в региональных органах представительной власти проекта федерального закона № 369190–3 «Об основах государственной национальной политики Российской Федерации». Шагнем еще на десять лет назад и увидим указ президента, которым он утвердил Концепцию государственной национальной политики Российской Федерации.

Двадцать лет бьются, а проблема не снята. Понятно, что это не только потому, что у кого-то ума не хватает сформулировать, что такое гражданская нация. Это говорит о сложности явления, действительно об отставании общества от поставленной цели. Вы вспомните, как нетерпимы и несдержанны мы порой в национальном вопросе даже на бытовом уровне. А ведь гражданская нация и при наличии общих для всех законодательства, истории и даже целей все же формируется и проявляется сознательностью каждого человека в отдельности, совпадением интереса друг к другу и воззрений на этот сложнейший процесс единения при нашем российском этническом многообразии.

И все же сначала нужны четко сформулированные идеи и цели. Вот здесь стоит присмотреться и к чужому опыту, как может быть извращено понятие национального и государственного строительства, какие изуверские последствия ждут тех, кто пытается насильно национализировать сознание граждан. Конечно же, речь об Украине. Под призывы о декоммунизации развернуты русофобские лозунги. Там даже институт нацпамяти для этого учредили. А что, хорошая организация, она выдает власти нужное обоснование для актов беспамятства. 23 февраля — побоку, от Днепропетровска оторвем Петра, русского царя, переименуем сотни населенных пунктов и тысячи улиц, чтобы и духу русского не было, да уже и 8 Марта, женский день, потихоньку отодвигают от народа как чуждое, неукраинское явление. Дичь и варварство — это переосмысление величайшей даты в истории человечества — 9 Мая. А это уже явная старческая деменция: бывший президент Украины Леонид Кравчук заявил, что война между Россией и Украиной «идет со времен Переяславской Рады», то есть более 300 лет.

Все, в том числе и уничтожение русских на юго-востоке Украины, — это изуверски выстроенный процесс самоиндентификации украинской нации, которому подчинены переписываемая история, выхолащивание культуры, разрыв духовно-нраственных связей со всем русским. Закончится это рано или поздно крахом и самой украинской государственности, о становлении которой так пекутся нынешние украинские идеологи от власти, пропагандисты от науки и культуры.

Впрочем, на эту опасную тропку стали и белорусские изыскатели. Там в повестку дня уже давно включено удлинение собственной государственности. Что для этого нужно? Простое путешествие в глубь веков и обнаружение там истоков формирования нации, желательно еще и закрепить этот миф в школьной истории, чтобы выросли настоящие белорусы. 

Президент Белоруссии Александр Лукашенко уже поручил «достоверно отразить в новых учебниках историю становления белорусского государства». А как же, надо же оправдать почти двадцатипятилетние поиски и обнаружение в качестве истоков государственности родства с Великим княжеством Литовским. Да, и даже Полоцкие земли, входившие в состав Великого княжества Литовского и Речи Посполитой, все же развивались автономно — это зафиксировано в цикле научных работ «Истоки белорусской государственности: Полоцкая и Витебская земли в IX–XVIII веках», подаренных президенту.

Даже не станем разбираться в этом нагромождении притянутых за уши исторических «фактов». Какой толк доказывать, что древнерусское государство не делилось на русских, украинцев, белорусов, а были это славянские племена. Но вы заметили, что изыскания направлены по дороге, уводящей историю близкого нам народа от славянских корней. Понятно, что народам, недавно оторвавшимся от империи, приятны даже на слух национальные мифы. Но насколько это опасный путь, показывает пример Украины. Белорусы эту грань еще не переступили, но антироссийская направленность уже прорастает.

Все это тоже имеет прямое отношение к национальному вопросу. Признаем, что у нас в России он очень непрост. Но, слава Богу, мы многим в этом плане уже переболели. И это значит, что следует идти дальше. История последних лет показала, что сломят нас не экономические трудности — Россия научилась их преодолевать, не внешнее давление — страна уже готова противостоять любой экспансии, Россия стала территориально единой, хотя развал прогнозировался и даже обозначался. Но из истории вы знаете, что любая империя начинает разваливаться, если такое случается, как правило, изнутри. Так что наша неуязвимость зависит от уровня национального единения, от наличия той самой российской нации.

А вот как она будет называться — это уже дело времени. Там люди сидят и думают.

Всего вам доброго!

Александр ГИКАЛО.
Фото: techrize.ru
Радио «Краснодар»