" />

«Жора, жарь рыбу!» «Так рыбы нет!» «Ты жарь, рыба будет!»

«Жора, жарь рыбу!» «Так рыбы нет!» «Ты жарь, рыба будет!»
Примерно такое впечатление произвело на меня заседание президиума Госсовета по развитию рыбохозяйственного комплекса России. И дело вовсе не в том, что проблема рыбьего хвоста не стоит. Стоит, еще и как стоит, потому и поднял эту тему сам глава государства.
Вы посмотрите на карту нашей Родины: практически вокруг всей страны — моря и океаны, а суша пронизана реками, расцвечена голубыми пятнами морей и озер. А отечественной рыбы нет!

Нет, она-то есть в морях и океанах, и ее даже ловят наши рыбаки. Однако прилавки в рыбных отделах торговых предприятий, за редким исключением, заполнены импортным продуктом. Но и это не совсем так. Кое-что в магазинах есть чисто зарубежное, но многое — выловленное нашими же промысловиками, отгруженное в замороженном виде зарубежным переработчикам, а потом уже пришедшее к нам в готовом виде через пять-десять рук с баснословными ценниками. Так в чем причина? Она в том, что заседание президиума Госсовета на рыбную тему проводил президент Путин! Даже не проводил, а вынужден был проводить, хотя, при всей президентской ответственности за страну, не его это дело.

Поясню свою мысль. Президент страны должен вызвать на ковер одного (а не всех министров) председателя правительства, строго посмотреть на него и после минутной паузы спросить: «Дмитрий Анатольевич, где рыба?». И если тот не может ответить на этот вопрос, этот день должен стать критическим на посту премьера. Конечно, можно председателю правительства поехать на Дальний Восток, на Курилы, пораздражать японцев «северными территориями», сделать великолепные снимки, чем увлекается Дмитрий Анатольевич, даже встретиться с молодежью на форуме, рассказав ей о важности для развития страны молодого задора и инициативы. Но рыбы-то от этого не прибавится.

Может, не царское это дело самому смотреть, сколько ловят наши рыбаки, изучать логистику, то есть продвижение рыбы и морепродуктов к народу, анализировать систему переработки, закупок, доставки, слагаемые ценообразования, приоритеты развития. Ну тогда приказать подчиненным министерствам и ведомствам это сделать, выработать на этой основе программу. И если дело тормозится, собрать всех из этого рыбного агентства, Минсельхоза, брошенного ныне на импортозамещение, других министров, транспортников, торговых сетевиков и, помня вопрос президента, повторить его перед всеми ими. Даже делая умное лицо и напуская на него выражение строгости, непонимания и недовольства сложившейся ситуацией.

Вот в этом-то все наши проблемы и кроются, что не каждый занимается своим делом. Не может президент даже при его энергии уследить за каждым рыбьим хвостом. Да и не должен он это делать. Его уровень — стратегия, а тактические задачи обязано решать правительство. И тогда не надо будет Владимиру Путину разбираться с тарифами на перевозку рыбы, сравнивать работу портовой инфраструктуры — зарубежной и отечественной, возмущаться тем, что на наших биоресурсах зарабатывают другие государства. Именно это и вздувает цену на рыбу, что она плывет к покупателю кривыми путями. «Отмечу также, что основной объем выловленной рыбы поставляется на экспорт в мороженом виде с низкой степенью переработки. Таким образом, другие государства получают не только лучшие сорта рыбы, но и возможности для создания новых рабочих мест, для развития своей экономики, перерабатывающих отраслей, где формируется добавленная стоимость», — возмущается президент и дает поручение правительству срочно принять меры для улучшения дел в рыбном комплексе.

Вот только не спросил, готов ли кабинет министров что-то менять. Может, нам не все показали по телевизору, но то, что было в репортаже, продемонстрировало скучные лица министров, которые понуро сидели и слушали президента. Их понять можно. Слом сложившейся системы потребует неимоверных усилий. Сейчас Россия занимает в мире пятое-шестое место по объемам добычи. Представляете, сколько конкретного народа кормится на биоресурсах — зарубежных партнеров наших рыбаков, посредников, ритейлеров, торговцев, перевозчиков. Попробуй сломать устоявшуюся систему, если учесть, что почти 70 процентов доходов предприятия рыбодобывающей отрасли получают за счет экспорта сырья. Нужен им при таком раскладе родной берег?

Особая статья — распределение квот на вылов рыбы. Это настоящий клондайк для причастных и допущенных. Можно ведь получить как-то квоту (а как она порой добывается, мы можем судить даже по редким уголовным делам) и рыбу самому не ловить, а передавать эту самую квоту за большую денежку другим рыбакам. Этакие околоресурсные рантье: мы с папой сидим на берегу, а деньги идут — помните такую рекламу в период чубайсовской приватизации? В рыбной отрасли этот подход актуален и по сей день. И туда никого не пускают, даже облеченных государственными контрольными функциями. Глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев говорит, что к рыбохозяйственному реестру, где идет движение квот, его ведомство не может подступиться, несмотря на официальные запросы. Не пускают чиновники!

В итоге получается, что мы с вами оплачиваем большие аппетиты дельцов от рыбной отрасли. Тот же Артемьев поведал президенту, что прижился картельный способ влияния на российский рынок. Ввоз рыбной продукции на территорию России рыбная мафия регулировала таким образом, чтобы цена ни в коем случае не падала. Возглавляли все иностранные граждане, говорит глава ФАС, наши соотечественники бывшие.

Этого никто не видел и никто не понимал? Нужно было президенту собрать президиум Госсовета, чтобы у всех наступило прозрение? Сетует руководитель Росрыболовства Илья Шестаков на проблемы рыболовецкого флота. За последние годы, говорит, построено всего 16 судов. А в принципе известно, что до 90 процентов судов изношены. Шестаков предлагает выделять дополнительные квоты на вылов тем, кто инвестирует в строительство траулеров с современными фабриками на российских верфях. Свои предложения были у главы Минтранса Соколова, сельскохозяйственного министра Ткачева. Так и правильно ведь говорили. Еще бы в жизнь провели — так и с рыбой была бы страна. Хотя к Ткачеву эту претензию не предъявишь — он только начинает.

А вот другие… Скажем, глава президентской администрации Иванов рассказал задушевную историю с зарубежным транспортником, который рефконтейнерами доставляет рыбу в Россию аж из Чили. «А ведь от Дальнего Востока до центра страны путь в несколько раз короче», — сетует Иванов, намекая на то, что эта система доставки нас бы очень выручила и не так это влияло бы на цену продукции. Ну так в чем дело, что мешало или мешает? Или вот сахалинский губернатор убежден, что цену вздувает наличие массы посредников. Так что опять же мешает государству прекратить эти игры дельцов за счет населения?

А еще есть серые схемы ухода от налогов, засилье фирм-однодневок, которые дешево берут улов у рыбаков и дорого продают рыбу сетям, а через несколько дней исчезают вместе с НДС и со своей немалой маржей. Не отслеживается система наценок в торговых сетях, как это делается в рыбной Японии. Есть прорехи и в законодательстве, отмечено лоббирование чьих-то конкретных интересов как на законодательном, так и на исполнительном уровне.

Вот если каждую обозначенную сегодня позицию рассматривать отдельно, то каждая проблема представляется исправимой, надо только по нашему обычаю поработать — и все наладится. Но все вместе — это самая настоящая катастрофа отрасли. Страшно даже не то, что рыба не та и не по той цене, а то, что государство одну из ключевых отраслей в обеспечении продовольственной безопасности страны выпустило из рук, из-под пригляда, отдало на откуп дельцам, которых подвинуть теперь очень сложно. На этом фоне малоутешительным представляется призыв Владимира Путина к правительству: «Нужно, конечно, проанализировать эту ситуацию и принять срочные дополнительные меры». По нынешнему состоянию рыбных дел можно судить, ЧТО это правительство умеет и может. Или чего хочет.

Всего вам доброго!

Александр ГИКАЛО.

Политический обозреватель

Фото: eko-jizn.ru

comments powered by HyperComments