Об октябре 93-го: Юбилей недоброй памяти

Об октябре 93-го: Юбилей недоброй памяти
Никто и никогда не сможет меня убедить в том, что стрельба из танков прямой наводкой по верхним этажам здания Верховного Совета — не самое гнусное событие в новейшей российской истории.
Никто и никогда не сможет меня убедить в том, что стрельба из танков прямой наводкой по верхним этажам здания Верховного Совета — не самое гнусное событие в новейшей российской истории. 

Вообще палить туда, где находятся люди — не враги, не террористы, более того, это граждане твоей страны, а в нашем случае представители законодательного органа власти, которые могут погибнуть по твоему приказу, — преступление. Разрешение же политических споров с помощью оружия — не только показатель слабости политиков, но и закладка мины замедленного действия на долгие времена: запалом для нее служит ключ «Так можно!». Как знать, а не потому ли за эти два десятилетия так много черного в России случилось? 

Ровно двадцать лет минуло с тех октябрьских дней 93-го, а эта глыба неконституционности, беззакония по-прежнему вморожена в жизнь общества. Тогда люди только-только поверили в то, что правовое государство возможно, что и наше может быть таковым. Противостояние исполнительной власти с представительной, закончившееся пальбой из танковых орудий, похоронило эту надежду. Великую идею демократии, свободы, такую хрупкую и юную на российском фоне, использовали самым изуверским образом и бросили под ноги как непотребную девку из кабака.

Легче всего было бы представить события двадцатилетней давности всего лишь как политическое противостояние Ельцина и К°, с одной стороны, и Хасбулатова с Руцким и тоже с К° — с другой. Да, политические амбиции, да, тупиковая ситуация — что ни возьми. Но! Деятельность Верховного Совета, хаотичная, непродуманная, амбициозная, а порой и вызывающая, была прекращена не по закону, не по Конституции, а силой оружия, за чем последовали репрессии, потом, правда, завершившиеся амнистией. Зачем? Он, такой парламент, мешал, при явной разношерстности и непродуктивности он возомнил о себе, как о важнейшей единице российской власти. Причем особого свойства, что определяется словом «представительная», то есть от имени народа имеющей право поставить под контроль исполнительную ветвь.

Для чиновников последней страшным сном представляется пребывание под чьим-то присмотром, а реальная потеря рычагов административной власти, что и наблюдалось в 93-м, — вообще жуть. Верховный Совет уже не сдерживали выстраиваемые фильтры и блокираторы активности. Скажем, он имел конституционное право отправлять министров в отставку. Этого разве мало? Это ли не угроза номенклатуре, нутром чувствующей открывающиеся для нее перспективы хотя бы той же чубайсовской приватизации? Как тут не схватиться за танки? 

Понимаю, что этого для объяснения причин трагического события маловато. Да я, собственно, и не стремлюсь поставить все точки над i, определить, кто прав, а кто виноват: жизнь мудрее — уже давно кого Бог прибрал, кого мудрый народ возвел в герои или определил в негодяи. О другом следует говорить: не только Верховный Совет тогда пал, хотя не дай Бог никому под пулями да снарядами. Нескольких убитых стоит и сегодня оплакивать: это парламент как общественный институт, торжество закона, правовое государство и Конституцию.

Но есть еще один, самый важный павший. С точностью до микрона сбылся расчет и сценарий организаторов и вдохновителей этого жуткого спектакля. Это только кажется, что люди прильнули тогда к экранам телевизоров и лишь из чистого любопытства смотрели, кто кого и как, чем закончится эта по сути московская заварушка. На самом же деле 93-й оставил на долгое время психологически надломленное общество. Именно такое и нужно было, именно с таким можно было делать что угодно. 

Так ведь и сделали! Вспомните последующие девяностые! Такой вариант «рыночных реформ», который применили в России, возможен только или при наличии сталинского гулага, или в деморализованном обществе, задавленном бюрократией. 

Казалось бы, столько сказано о 93-м, все уже прояснили, хотя не до конца. И сегодня найдутся люди, которые оправдают действия Ельцина — мол, вынужден был. Мутноватым отдает, если брать и главные личности противостоящей стороны. В этом продолжающемся споре все равно больше лжи и натяжек, игры терминами, чем стремления к истине, а клятвы интересами народа — это манипуляция «наперсточника»: кручу-верчу, обмануть хочу. 

Скажу так: никакой правитель не достоин доброй исторической памяти, если он поднял руку на собственный народ, чем бы это потом ни объясняли. И неважно, депутаты это или простые люди. Приемлема только эта мера. Все остальное — от лукавого. И потому просто так перевернуть страницу и пойти дальше не выйдет. Он, этот смрад, ползет за нами. В его чаду оплакивали жертв чеченских войн, межнациональных конфликтов, его отрава выела жизнь миллионов, ограбленных, обездоленных, преждевременно ушедших. Вы знаете, даже сегодняшняя низкая явка на выборах — это тоже следствие тех событий: пропасть неверия между властью и народом затягивается медленно. 

В принципе, за давностью лет и из-за невозможности сказать что-то новое по этому поводу можно было бы и пропустить этот «юбилей», отреагировать на него всего лишь строкой в календаре. Но слишком тяжелы последствия, очень высоко влияние на нашу жизнь таких вот событий. Произошедшее в октябре 93-го имеет всего одну положительную сторону: это событие-назидание и российским современным правителям, и всем нам. Смысл его можно обозначить двумя словами: ТАК НЕЛЬЗЯ!

Нельзя в России даже необходимые реформы проводить силой, они должны иметь пределы, на которые согласно общество и которые ему под силу. 

Нельзя последствия противостояния и раскола властной элиты перекладывать на народ, сваливать ему на голову свои межклановые противоречия, за счет него решать свои проблемы.
Нельзя власти, даже в самые сложные времена, в самых трудных ситуациях переходить предел: в те времена только политическая апатия населения и политическая удаленность окраин от Москвы спасли страну от гражданской войны. 

Нельзя власти ни в какой ситуации игнорировать диалог с обществом, даже если его представляют не очень ей симпатичные политики, это общество или часть его представляющие.
Нельзя забывать, что ничто на этой земле, особенно в России, не проходит бесследно. Два дня в октябре 1993-го заложили на десятилетия в общественную почву семена «скрытой гражданской войны».

Нельзя в России допускать революций: ни одна проблема не стоит того, чтобы решать ее через кровь, насилие и убийства.

Многие сегодня в стране смутно помнят эту дату, а молодежь так и вообще ничего не знает о ней. Память общества имеет замечательное свойство — она стремится изгладить, отбросить, вытереть подобные драмы. И слава Богу что так. Остаются силы и место для надежд.
Однако в историческом плане тот Октябрь 1993 года никуда ведь не делся. Он — назидание, урок, предостережение и сегодняшним правителям, и на все времена.

Александр Гикало 
Политический обозреватель
Фото: work-engels.ru
comments powered by HyperComments


День рождения IMAX: земля будущего
День рождения IMAX: земля будущего

20 мая в честь четвёртой годовщины IMAX СБС Мегамолл сеть кинотеатров "Монитор" представит премьерный показ нового блокбастера «Земля будущего».

Все премьеры

 Caliban: лучшее из тяжелого
Caliban: лучшее из тяжелого
Группа «CALIBAN» на сегодняшний день является одним из самых известных коллективов, работающих в стиле металкор (правда, сами члены коллектива утверждают, что они изначально планировали быть хардкоровой группой).

Все концерты

Все премьеры

Все вечеринки