Атаман Безуглый: Верю, за казачеством будущее!

Атаман Безуглый: Верю, за казачеством будущее!
Глядя на атамана Таманского отдела Ивана Васильевича Безуглого, не подумаешь, что 7 февраля ему стукнет 70, — настолько он активный, деятельный, подтянутый. На вопрос, ощущает ли свой возраст, атаман ответил: какую установку себе человек даст, как он настроен, так он себя и ощущает. Настрой у батьки — дай Бог каждому!
По зову крови

Ежедневная десятикилометровая пробежка, регулярные силовые занятия в тренажерном зале минимум один раз в день, а бывает и два раза. На диске «Делай как я» атаман выжимает 120-килограммовую штангу, поднимает шеей три 32-килограммовые гири, стреляет из двух пистолетов, поражая мишень.

Как признались работники штаба отдела, за атаманом угнаться очень непросто — такой высокий темп он задает. Сказать, что Ивана Васильевича казаки уважают, значит не сказать ничего. Его почитают как своих отцов. У многих атаманов цифры пароля на компьютерах — дата его рождения. Помню, когда мы стояли на КПП Матвеев Курган, на пути в охваченный войной Донбасс, один из казаков на вопрос, почему бы не пересечь границу ночью, сказал: «Отец решил ехать утром, когда рассветет, так тому и быть».

Свою принадлежность к казачьему народу маленький Ваня Безуглый ощущал на генном уровне.

— Мой отец о казаках не рассказывал. До такой степени в то время царил страх у людей старшего возраста, помнивших, как расправлялись с ними большевики. В нашей семье с большой осторожностью произносили слово «казак». Отец сказал: «Запомни, сынок, наши деды пришли с Запорожья». И все. Хотя он воевал и дошел до Берлина в родимой кубанке. На стенах рейхстага написал сначала матерное слово, затем поставил черточку и продолжил: «Тут був Василь с Кубани».

Как-то я залез на чердак. Будучи мальчишкой, любил лазить по таким местам. Там лежали кучи разного тряпья, связанные веревками. Развернул одну кипу — там были старые вещи. Развернул другую — и увидел какой-то сверток. В нем были фотографии людей в казачьей форме. Я показал их матери. Она отобрала снимки и сказала, чтобы я никому о них не говорил.
В советское время казачьи семьи помнили о репрессиях, в пучине которых сгинули сотни тысяч их родных и близких. Уже позже, когда только-только начиналось возрождение казачества, я сшил форму. Помню, ходил на кладбище, смотрел на изображения на могилах казаков в форме, чтобы посмотреть, как они выглядели.
Тогда не было ни одной книги с их изображением, так как само понятие «казачество» было под негласным запретом. Хотя в станице Мингрельской, где прошло мое детство, я видел стариков, которые ходили в кубанках, галифе и сапогах. Мама, увидев меня в черкеске, заплакала. И от счастья, что сын носит форму, в которой ходил дед, расстрелянный красными, и от страха, опасаясь, что меня постигнет судьба предков. Так жестоки были репрессии. По сути дела, это был геноцид целого народа. Да, я буду добиваться, чтобы уничтожение казачества было официально признано геноцидом, — решительно говорит казачий полковник.

BAL_6662.JPG

В 1991 году, проезжая по городу Крымску, Иван Безуглый увидел человека в казачьей форме. Развернув машину, догнал его, познакомился. Казак поведал, что в городе буквально на днях создан казачий курень. Не раздумывая, Иван Безуглый написал прошение о вступлении в казачье общество. В грамоте, сохранившейся с тех лет, написано: «Дана Безуглому Ивану Васильевичу в том, что он вступил в казачье общество в сентябре 1991 года. Принял присягу 2 мая 1992 года».

Лихие девяностые

С первых дней Иван Безуглый честно выполнял свои обязанности, нес службу, уделяя ей даже больше времени, чем требовалось. Инициативного казака первого взвода первой сотни Крымского общества заметили и через два года избрали атаманом. В то время ряды общества насчитывали 935 человек. У Ивана Безуглого до сих пор хранится потрепанная амбарная книга, где записаны все казаки.

— В то время в войске не было четкой структуры, которая существует сейчас. В Крымске было еще и районное казачье общество, но работало оно очень слабо, фактически только числясь на бумаге. Видя сложившуюся ситуацию, казаки в ноябре 1994-го на круге избрали меня атаманом районного общества. Какое-то время пришлось совмещать две должности: атамана района и атамана города, так как казаки на круге решили именно так. Я объединил городское и районное общества в Крымский казачий округ, в котором было свыше четырех тысяч казаков.

В 1997 году Ивана Безуглого избрали атаманом Таманского отдела Кубанского казачьего общества.

В конце девяностых годов началась эпопея с турками-месхетинцами. Часть этой этнической группы, изгнанная из Узбекистана, облюбовала Кубань. Особенно много их переселилось в Крымский район. Беженцы так закрепились на Кубани, что стали жить в чужом монастыре по своему уставу, творя беспредел. Изнасилования, причем не только женщин, но и мальчиков, избиения, воровство едва не захлестнули Крымский район.

Видя беспомощность власти и милиции, люди стали обращаться к казакам. В одной из газет того времени описан случай избиения деда и внука в поселке Новоукраинском. Турок отобрал шоколадку у ребенка, дважды ударив его с такой силой, что у мальчика лопнула барабанная перепонка. Пожилого человека, бывшего узника фашистского концлагеря, вступившегося за внука, жестоко избили. Старик обратился к атаману Таманского отдела И. В. Безуглому. Атаман обещал помочь.

Вскоре в Новоукраинское приехали две сотни казаков, которые объяснили приезжим, как надо себя вести на казачьей земле.
Были случаи, когда мы вступались за наших жителей, бились с турками стенка на стенку. На место столкновения приезжал ОМОН, нас разводили по разные стороны. Власть терпела казаков, так как другой силы, кроме нас, которая могла противостоять туркам-месхетинцам, в то время не было. Тогда мы контролировали миграционные процессы. В каждом районе были комиссии, рассматривавшие вопросы миграции. В обязательном порядке в состав комиссии входили казаки. Сейчас войско только приступает к регулированию этой проблемы вместе с соответствующими силовыми структурами.
Иван Безуглый вошел в состав межведомственной комиссии по вопросам межнациональных отношений при главе края и сыграл немалую роль в переселении турок-месхетинцев в США и другие страны.

…В 90-е годы, когда царил разгул бандитизма, жители края видели в казаках защиту и опору.

— Тогда больше людей обращалось не в милицию, а к нам. Я принимал от них заявления. Руководство милиции и прокуратуры прислало бумагу о том, что я не имею права принимать заявления от граждан. Я связал заявления в стопы, загрузил в багажник, привез в краевое ГУВД и сказал: «Посмотрите, как работает ваша милиция!».

В то время, несмотря ни на что, казаки боролись с разгулом преступности и не допустили скатывания Кубани в криминальную пучину.

Хочешь мира — готовься к войне

Одно из основных направлений деятельности Кубанского войска — проведение военно-полевых сборов, на которых казаки совершенствуют навыки воинского дела. Первыми начали заниматься вневойсковой подготовкой казаки Таманского отдела.

— Главной задачей после избрания меня атаманом отдела я считал укрепление казачьих обществ. В то время ситуация в стране была очень непростой, и мы в любой момент могли понадобиться Родине. Один из способов сплочения отдела, где не все было гладко, — воспитание чувства боевого товарищества, чем во все века славилось казачество. Мы создали первый Полтавский полк самообороны. Кое-кто в крае был против. Атаман ККВ Громов мне говорил: прекрати создавать незаконные вооруженные формирования. Сколько я доказывал, что казаки, которые испокон веков были прежде всего воинами, — бесполезно.

Ситуация с вневойсковой подготовкой кардинально изменилась, когда атаманом войска был избран Николай Долуда. Кадровый офицер, он понимал, что военная подготовка — один из краеугольных камней деятельности Кубанского войска. На военно-полевые сборы стали выходить и другие отделы ККВ, но лидерами были казаки-таманцы. Вслед за первым был сформирован второй полк.

— Если идет движение вперед, то обязательно будет результат, — говорит И. В. Безуглый. — Стоит остановиться — тут же начинается деградация. Когда сборами занимался Юрий Сердюк, советский полковник, как он себя называет, это были не сборы, а пикники и посиделки. Мы поменяли командиров полков, на сборы стало приезжать до тысячи казаков. Разработали учебную программу, начали проводить командно-штабные учения. Дело пошло. Потом начал замечать, что количество участников военно-полевых сборов стало уменьшаться. Причина тому — отсутствие соперничества. Тогда было принято решение о создании Таманской казачьей бригады. В нее вошли батальоны, сформированные в каждом районном казачьем обществе. Прошло время — и снова заметил: появились признаки того, что мы стоим на месте. Тогда была создана Первая Таманская казачья дивизия. Пусть в то время кое-кто усмехался по этому поводу, но мы двинулись вперед. Сейчас всерьез задумались о создании казачьего корпуса.

DSC_0800.JPG
На столе атамана увидел склеенные листы бумаги размером под два метра. На этой «портянке», как в шутку называют такие бумаги в армии, — структура будущего казачьего корпуса. В том, что он будет создан, сомнений нет. Если атаман отдела решил — значит, так и будет. К слову, события в Крыму в 2014 году показали, что умения и навыки, полученные на военно-полевых сборах, казакам пригодились.

Чем пахнет порох

Когда в Киеве на волне антигосударственного переворота к власти пришли бандеровцы, на Кубани готовились к приему беженцев. Об этом сказал на совете атаманов Таманского отдела тогдашний глава Темрюкского района Иван Василевский. Тут же было принято решение идти на помощь крымчанам.

— Я связался с Николаем Александровичем Долудой, озвучил ему решение атаманов Таманского отдела: «Если войско не примет официального решения о поддержке казаков и жителей Крыма, разрешите казакам-добровольцам во главе со мной двинуться на помощь». Николай Долуда попросил подождать. На следующий день перезвонил: «Ты готов?». Я ответил: «Да».

26 февраля Николай Долуда вместе с атаманами отделов выехал в порт Кавказ. Была найдена площадка, куда должны прибыть казаки-добровольцы для размещения, инструктажа и постановки задачи. Дислоцировались в пяти километрах от паромной переправы. Действовали по-военному скоро и слаженно.

— Самое сложное — это было переправить казаков на территорию другого государства. Это была очень непростая задача, требующая детальной проработки. Служба безопасности Украины предпринимала попытки сорвать высадку. Под надуманными предлогами украинские пограничники всячески препятствовали въезду на территорию незалежной. Был случай, когда паром остановили в море в нескольких километрах от украинского берега. Несмотря ни на что, тысяча казаков прорвалась в Крым и заняла оборону на перешейках, отделяющих полуостров от материковой части. Увидев наших хлопцев, деловито и сноровисто занимавшихся созданием оборонительных позиций, местные жители всячески помогали им.
Как-то на блокпост пришел старенький дедушка, выставил перед казаками новые сапоги и поношенные ботинки и сказал: «Сынки, только не уходите! Вот, я даю вам новые сапоги и свои ботинки. Буду ходить в галошах. Только не уходите, не оставляйте нас!» — с волнением вспоминает атаман Таманского отдела Иван Безуглый. — Как мы могли бросить на растерзание русских людей? Полегли бы, но сделали все для их защиты!
…Атаман Таманского отдела со своими казаками не раз бывал в Луганской и Донецкой областях, доставляя жителям непризнанных республик гуманитарную помощь. Несколько раз они попадали под обстрел, чудом обходясь без потерь.

IMG_8383.JPG
— В августе 2014 года наша группа попала под обстрел. Мины и снаряды ложились рядом с таможенным пунктом Изварино. Одна мина взорвалась неподалеку от Владимира Сокурова. Он успел вовремя лечь на землю, отделавшись контузией.

Мне трижды довелось побывать вместе с таманцами в Донбассе. Один раз наша колонна, раздав гуманитарку в поселке Чернухино, отъехала всего на несколько километров. Украинская артиллерия ударила по пригороду, где мы останавливались, чтобы перекусить. В другой раз ехали в воинскую часть, где воевали кубанские казаки. Километра три — навстречу ни одной машины. Как позже мы узнали, этот участок дороги находился всего в километре от украинских позиций.

Иван Васильевич попадал и в более крутые переделки. В отделе лежит осколок мины, который попал атаману в бронежилет. Другой пробил дверь автомобиля.

Когда ополченцы были вынуждены оставить Славянск, Иван Безуглый вывозил детей из города, окраины которого заняли украинские части и батальоны бандеровских карателей. Один автобус подбили. Детей пересадили в другой. Человек 30 бандеровцев, занявших господствующую высоту над дорогой, открыли огонь. Автобус с детьми ушел вперед, а казачий полковник прикрывал его, отстреливаясь из автомата на ходу.

По всей видимости, они были пьяные или обкуренные — это обычное состояние вояк, которые смелые только с безоружным мирным населением, иначе вряд ли удалось бы нам уйти. Одному из казаков пуля попала в ногу, но мы все же вырвались из-под огня, — говорит Иван Безуглый.

За его плечами есть еще несколько таких передряг, но пока говорить о них не пришло время, так как не истек срок подписки о неразглашении воинской тайны. Скажем лишь, что медалями «За отвагу» и «За воинскую доблесть» просто так не награждают. Как и звездой Героя труда Кубани. Это высокое звание Иван Безуглый получил за участие в возвращении Крыма в состав России.

Дела парламентские

Для того чтобы развивать казачество, нести идеологию служивого народа, нужно не только идти рука об руку с властью, но и самим идти во власть. Губернатор края Вениамин Кондратьев и войсковой атаман Николай Долуда всемерно поддерживают казаков.

— Сегодня у нас есть уникальная возможность не только брать землю, укрепляя свое экономическое положение, но и избираться во все ветви и уровни власти и идти в силовые структуры. За казачеством — будущее, — убежден Иван Безуглый.

Несмотря на фиаско на выборах в ЗСК, которое лет десять назад он потерпел из-за нечистых на руку чиновников, и на зарок больше не баллотироваться ни в один из органов власти, Иван Васильевич, будучи мудрым человеком, понимал: для развития общего дела порой нужно переступить через себя. Позже, прежде чем принять вновь участие в выборах депутатов ЗСК, он немало думал, взвешивал все за и против. В конце концов, руководствуясь принципом «Делай как я», он все же пошел на выборы. И победил. Раньше он, как и многие другие, не отдавал себе отчета, насколько важна парламентская деятельность.

— В стенах ЗСК идет большая и серьезная работа, направленная на благо жителей Кубани. Многие законы, принятые краевым парламентом, дают возможность для развития всех сфер нашей жизни. В целом ЗСК поддерживает казачество. За что я благодарен нашему спикеру Юрию Бурлачко и всем депутатам.

Конечно, депутатская работа, если к ней относиться честно (а по-другому Иван Васильевич не умеет), — это немалая дополнительная нагрузка.
Как-то на прием ко мне пришел пожилой человек. Не успел он закончить свою речь, как тут же начал меня благодарить. «За что вы меня благодарите, я же еще ничего не сделал для вас?» — спрашиваю его. Он отвечает: «За то, что вы меня выслушали. Не надеялся, что смогу попасть на прием к краевому депутату. К главе района месяц не могу пробиться». Это я к тому, что нужно внимательно относиться к нуждам, чаяниям людей, уметь их выслушать и постараться помочь.
Порой я изыскиваю возможность помочь за счет своих личных сбережений. Для многих жителей моего избирательного округа депутат ЗСК — это последняя надежда. Хотя часть из проблем можно решить на месте в одночасье. Как-то пришел на прием человек и жалуется: четвертый год не может добиться, чтобы убрали бетонный столб линии электропередачи, который переломился, и его верхняя часть может упасть на крышу дома. Я тут же позвонил главе района, и ситуация была разрешена. На следующий день этот человек мне позвонил: «Никогда не думал, что этот злосчастный столб можно так быстро заменить». И таких примеров — масса. Я получаю удовлетворение от того, что могу помочь людям, что я им нужен.

Иван Васильевич! Вы нужны не только своим избирателям, казакам, вы нужны Кубани и всему служивому народу страны. Дай вам Бог здоровья, сил и побольше верных соратников! И со славным юбилеем, атаман Безуглый!

Богдан
База
Вольная Кубань