Казачий уклад на Кубани: каким ему быть?

Казачий уклад на Кубани: каким ему быть?
Вице-губернатор, атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда в прошедшем году проводил селекторное совещание, на котором шла речь о казачьем укладе жизни на Кубани. По мнению батьки, нужно, чтобы в крае жил миллион казаков или, как это было на кубанской земле до 1917 года.
По силам ли реестровому Кубанскому войску, в рядах которого сейчас насчитывается порядка 45 тысяч казаков, такая задача? Фактически необходимо увеличить ряды ККВ более чем в 22 раза!

На заседании Совета атаманов от слов перешли… к словам. Первый заместитель войскового атамана Николай Перваков озвучил конкретные цифры. 150–200 человек в хуторских обществах, в станичных — от 300 до 400, в районных — 1,2 тысячи казаков. Его слова были встречены гулом, в котором заметно преобладали нотки недовольства.


        — Мы выносим эти цифры на ваше суждение и сейчас не требуем утверждать новый норматив, — пояснил Николай Долуда.


Начнем по порядку. По данным Всероссийской переписи населения края 2010 года, в крае проживало 5,2 миллиона человек. Из них 4,5 миллиона русских. Почему речь идет именно о русских? По неписанным правилам казаком должен быть православный человек. Православных больше всего среди русского населения.


         4,5 миллиона человек — это общая цифра без учета возраста. По данным Пенсионного фонда в крае 1,5 миллиона тех, кто окончил трудовую деятельность. Остается 3,5 миллиона человек. Минус дети. В сущности, людские резервы для увеличения рядов ККВ имеются. Но это сугубо арифметические расчеты, в прямой пропорции не относящиеся к составу Кубанского войска.


Для того, чтобы стать под казачьи замена, нужен определенный набор качеств человека: патриотизм, активная гражданская позиция, готовность жертвовать личным временем в ущерб семье, не получая за это денежного вознаграждения. Много ли таких людей среди 3,5 миллионов кубанцев?


Самый главный резерв — потомственные казаки. Точное их число вряд ли кому известно, но, возможно, на Кубани их несколько сотен тысяч.


Некоторые из них скептически относятся к самой идее создания обществ, куда могут вступить люди, не родившиеся казаками, но разделяющие идеологию, цели и задачи служивого народа.


Допустим, часть родовых казаков вступит в первичные общества. Насколько в этом случае вырастут ряды ККВ? Предположим, до ста тысяч. А где набрать еще 900 тысяч? Будем реалистами — такую задачу за год-два, даже за десятилетние не выполнить. Так что — похоронить идею формирования на Кубани казачьего уклада жизни? Нет. Помимо декларативных заявлений нужна четкая, продуманная программа, рассчитанная на годы и поколения. Причем спускать с вверху «контрольные» цифры — путь, на наш взгляд, малоперспективный. Кроме недовольства это мало что даст.


Программа должна отвечать ряду критериев. Для начала необходим анализ людских ресурсов в городах, станицах, хуторах. На Кубани немало небольших населенных пунктов, подавляющее население которых — люди преклонного возраста. Есть и такие, где много не славянского населения. Создать здесь хуторские казачьи общества из 10–150 человек — нереально. Да и там, где проживает славянское население, создать казачьи общества с названной численностью ой как не просто.


Сколько мужчин готовы надеть погоны, взяв на себя государственные функции: охрану общественного порядка, дежурство на погранзаставах и прочее — не за деньги, а за идею? Да, интерес и симпатии к казачеству растут. За последний год в его ряды вступило 5392 человек больше, чем в 2015 году. прошлом году. Сейчас нас вместе с членами семей порядка 160 тысяч человек. Рост численности казаков отмечен во всех отделах войска.


В основном это отставные офицеры Вооруженных Сил, правоохранительных органов и люди с активной гражданской позицией, есть и молодежь.


        По моим личным наблюдениям, в хуторском обществе «Красный Кут» Екатеринодарского отдела, где я состою, редкий сбор обходится без рассмотрения ходатайств новичков. Есть среди них и потомственные казаки, есть и люди, тянущиеся к казачеству в силу убеждений и желания быть активным участником происходящего. Правда, не все из них выдерживают трехмесячный испытательный срок. Думаю, в других первичках ситуация практически такая же.


Еще одна проблема — «мертвые души». Во многих первичных организациях есть казаки, которые числятся в списках, но реально их нет.


Так каким же образом можно добиться существенного притока людей в Кубанское войско?


Во-первых, активнее пропагандировать казачью идею, его реальные дела, максимально используя все коммуникационные средства: СМИ, интернет. Ради эксперимента забил в поисковик вопрос: как вступить в казачье общество в Краснодаре. Отсеяв гору лишней информации нашел два адреса: департамент по делам казачества администрации края 268 02 16 и сайт krasnodar-861.my1.ru, где указан адрес и телефоны Анапскского РКО. Не маловато ли будет? То есть возможности «всемирной паутины» мы используем крайне слабо. Почему бы на сайте ККВ и на сайтах отделов не разместить информацию, содержащую адрес, телефоны районных казачьих обществ, требования к тем, кто решил вступить в казачество? То же самое сделать в краевых и районных газетах?


Во-вторых, многое зависит от атаманов первичек. Если они работают, а не устраивают лежбище морских котиков — так образно высказался о стиле работы некоторых атаманов Николай Долуда — то и соответствующая отдача будет. А ведь кое-где прошения лежат у атамана в столе и месяц, и два…


В-третьих, по данным всероссийской переписи-2010 на Кубани 26 городов, 21 поселок городского типа, 1719 сельских населенных пунктов. Суммируем и получаем 1766 населенных пунктов. А первичных обществ в Кубанском войске 555. Необходимо проанализировать, в каких населенных пунктах нет казачьих обществ? По какой причине? Чем можно помочь тем, кто хочет создать новое первичное общество? И ни в коем случае не распространять норму 100–150 человек для вновь создаваемых первичек, а оставить для них прежние показатели — 20 человек. Исходя из особенностей каждого хуторского общества, установить срок, в течение которого количество должно вырасти до конкретного числа казаков. Опять же не брать цифры с потолка, а учитывать местную специфику.


Есть определенная надежда на рост рядов войска после принятия поправок в краевой закон «Об обороте земель сельхозназначения», согласно которым казачьи общества имеют возможность получать землю без участия в торгах. Правда, свободной земли на Кубани почти не осталось. Многое будет зависеть от того, насколько успешно станут хозяйствовать земледельцы в кубанках.


        Наконец, рост войска зависит от самих казаков, от того, соблюдаются ли в семьях казачьи традиции. Каждому из нас надо начинать с себя. Каким примером для окружающих могут стать те, кто небрежно носит казачью форму, пересыпает речь нецензурной бранью? Кто позволяет себе ходить в форме, приняв на грудь спиртного, и ведет себя развязано на улице? Ведь по одному — двум казакам многие судят обо всех нас.


Подведем черту. Нужна реальная продуманная программа увеличения числа Кубанского казачества. Работа над ней будет нелегкой, так как заставит трудится и правление, и атаманов, и заместителей глав городов и районов, курирующих казачество на местах по-новому, с большей отдачей. Если мы хотим создать казачий уклад на Кубани — другого выхода нет…

Сергей Капрелов

Сотник Кубанского казачьего войска

Фото: Савва Юдин, "ВК Пресс"

Радио «Краснодар»