" />

Ночной дозор на набережной Геленджика: кого и как спасли казаки

Ночной дозор на набережной Геленджика: кого и как спасли казаки
Главный итог дежурства на курортной набережной летней казачьей дружины Геленджикского районного казачьего общества (ГРКО) в минувший высокий сезон — пять реально спасенных человеческих жизней. И это — не считая потенциальных угроз от предотвращенных казаками ночных драк загулявших буянов из числа отдыхающих, не считая возвращенных родителям заплутавших детей, не считая возможных отравлений от контрафактных продуктов при несанкционированной торговле.
В ночной дозор

Развод летней дружины начинается в шесть часов вечера здесь же, в центральной части набережной. Впрочем, прежде дружина прошла инструктаж при разводе нарядов полиции у здания городского УВД. А здесь уже атаман ГРКО войсковой старшина Константин Зырянов и его заместитель, командир дружины старший вахмистр Михаил Алексей (такая вот редкая фамилия) напоминают выстроившимся в две шеренги 27 казакам о стоящих перед ними задачах, которые предстоит выполнять до шести часов утра.

Ведь ночью на курортной набережной в летние месяцы активная жизнь не прекращается, а кипит, бурлит. Не допустить ЧП — основная задача. Казаки распределяются по 11 маршрутам патрулирования, охватывающим всю многокилометровую набережную.

Присоединяюсь к так называемому резервному патрулю в составе командира дружины и казака Александра Белашова. Вместе с нами в наряд выходит командир муниципальной казачьей дружины, заместитель атамана по взаимодействию со СМИ старший вахмистр Алексей Сорокин. Его дружина, несущая службу круглый год, заступает на дежурство с утра, а маршруты у двух дружин на набережной пересекаются. И распределены патрули таким образом, что соседние маршруты находятся в постоянной зоне видимости друг друга. За нами буквально по пятам следует еще один казачий наряд.
Идея патрулировать набережную казачьими дружинами в помощь правоохранительным органам принадлежит подъесаулу Владимиру Баглию. Под его началом в 2012 году была создана краевая казачья дружина ГРКО в составе 43 человек, которая и приступила первой в Краснодарском крае к охране общественного порядка на курортной набережной.
За первые полгода дежурства геленджичане показали свою высокую эффективность, в результате чего губернатором и атаманом Кубанского казачьего войска было принято решение о введении патрулирования набережных всех приморских курортов края муниципальными дружинами.

С 2013 года в Геленджике, как и на других курортах, к дежурству приступила вторая дружина, уже с муниципальным финансированием. В следующем году в городе-курорте была впервые в крае создана третья дружина по охране общественного порядка в составе 54 человек (две смены), которая патрулирует только набережную и только в летние месяцы. А еще есть и казачья пограничная дружина, в зону ответственности которой также входит часть набережной курорта. К слову сказать, ни одно муниципальное образование на побережье Черного и Азовского морей не усиливает свои казачьи патрули так, как это делают в Геленджике.

Под хмельком

Не успеваем мы сделать и нескольких десятков шагов, как навстречу патрулю попадается подвыпивший мужичок. Отдыхающий с загорелым торсом, в одних шортах и шлепанцах, слегка пошатывается при ходьбе. Казаки останавливают товарища. Начинается беседа. Видно, как отрезвляюще подействовала на отдыхающего форма казаков, которых он, видимо, принял за полицейских. Вытянулся по струнке, извинился за состояние и, воспользовавшись предложением казаков, тут же ретировался с многолюдной набережной к себе в гостиничный номер.

— Многочисленные «наливайки» вдоль набережной — наша беда, — сетует Алексей Владимирович. — Вроде бы появляться подшофе в общественных местах нельзя, но куда деваться курортникам, которые хотят расслабиться и попробовать кубанских вин?
Если человек выпил, но ведет себя прилично, культурно — это одно, — вступает в разговор Михаил Иванович. — Хотя подвыпивший человек может стать объектом для правонарушений в отношении него. А может быть и такое, что человеку стало плохо и он выглядит неадекватно. Поэтому мы в любом случае интересуемся, не требуется ли ему помощь, и при необходимости можем его сопроводить. Если человек находится в состоянии тяжелого алкогольного опьянения, мы вызываем карету «скорой помощи». А когда он дебоширит, мы передаем его полиции.
Казаки поясняют, что есть некоторое различие в отношении к подзагулявшим приезжим отдыхающим и к местным выпивохам. Геленджичане должны понимать, что от их поведения зависит и общий имидж курорта. Поэтому к ним помимо процессуальных мер применяются меры морального воздействия: могут сообщить о его поведении на работу или родным, знакомым — со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Ежедневная рутина

На центральной площади Геленджика, через которую мы проходим, казачий наряд замечает новую торговую точку. Ее еще с утра здесь не было. Паренек торгует сладкой ватой. Наряд просит продавца показать лицензию на право заниматься торговлей. Но таковой у него не оказывается. Несолоно хлебавши парень с лотком удаляется с набережной. А рядом еще одна новая точка — молодые люди пытаются реализовать светящиеся надувные шары. У них тоже нет лицензии. После предупреждения казаков они уходят восвояси.

— У нас есть реестр, по которому мы знаем, какие торговые места законные, какие нет, — говорит Алексей Сорокин. — Да все наши казаки за время постоянного дежурства на своих маршрутах хорошо знают каждый закуток, каждого продавца. Всех торгующих незаконно мы предупреждаем об ответственности. Если на замечания не реагируют и продолжают торговать, вызываем полицию и составляем протокол, после чего следуют штрафные санкции. Бывает, что торговцы пытаются хитрить, уходят с наших глаз долой, а затем возвращаются обратно. Но казачий наряд через эту точку проходит за вечер несколько десятков раз, поэтому вновь и вновь прекращает незаконную торговлю. Перейдет на другую часть набережной — история повторится уже с другим патрулем. Человеку становится просто невыгодно вести бизнес незаконно, ведь он не успевает ничего реализовать.

Заходим в ближайшее кафе, где вахмистр Михаил Алексей интересуется у продавщицы обстановкой в заведении. Пока, отвечает она, все спокойно.
По опыту прошлого года была разработана следующая система, — разъясняет Михаил Иванович. — Мы сотрудничаем с кафетериями, которые предоставляют нам информацию обо всех происшествиях в их заведениях. Как правило, в точках общепита что-нибудь да происходит. Кто-то не заплатил, кто-то излишне выпил, кто-то хамит и тому подобное. Рано или поздно такие люди покидают кафе и попадают под нашу юрисдикцию на набережной. Имея о них негативную информацию, мы уже можем предотвратить потенциальные угрозы, исходящие от таких людей. Либо работники кафе, имея номера мобильных телефонов наших патрульных на данном маршруте, могут вызвать казаков в момент происшествия. Одним своим видом, одним своим присутствием казаки подавляют возникший конфликт.
Следующий за нами наряд сообщает о потерявшемся ребенке, которого к казакам подвела сердобольная старушка. Пока выясняем у девочки, куда могли деться ее родители, папа с мамой бегут нам навстречу: «Ой, спасибо вам огромное! Мы и не заметили, как дочка отошла от нас и затерялась среди прохожих!..».

— На днях мы за один час одним только патрулем нашли пятерых потерявшихся детей, — улыбается после такого маленького ЧП Алексей Владимирович.

Дети, гуляющие на набережной, всегда находятся под присмотром казаков. При этом особая статья — соблюдение краевого «детского» закона № 1539. После 22.00, как известно, несовершеннолетние не должны находиться на улице без присмотра родителей. В этом вопросе казаки дублируют еще и работу рейдовых бригад из работников бюджетной сферы и добровольных народных дружинников, которые выходят на улицы Геленджика по вечерам, чтобы не допустить противоправных действий в отношении детей, а также для профилактики детской преступности.

Ценою в жизнь

После двух часов патрулирования заходим в один из трех стационарных постов, установленных на набережной для казачьих патрулей. Пять минут отдыха. За чашкой чая командиры дружин рассказывают, как минувшим летом казаки предотвратили несколько смертей отдыхающих.

Пожилой женщине, идущей с пляжа, внезапно сделалось плохо, она потеряла сознание и упала. К счастью, рядом находился казачий патруль. И к счастью, в составе этого патруля был офицер медицинской службы ветеран-«афганец» Ахмед Макаев, после выхода в запас вступивший в казачество. Он тут же сделал женщине непрямой массаж сердца, фактически вернув ее после клинической смерти к жизни.

Еще один подобный случай вновь произошел во время дежурства казака Макаева, когда он только ему известными манипуляциями смог остановить у отдыхающей женщины астматический приступ, от которого она едва не задохнулась. Третий раз Ахмед Макаев, будучи в патруле, оказал первую медицинскую помощь пареньку, с которым случился припадок эпилепсии прямо на детской площадке. Во всех трех случаях казак передал пострадавших медикам «скорой» уже в более или менее нормальном состоянии.
А вот казаки-дружинники Алексей Чупов и Сергей Гук во время патрулирования проявили настоящую отвагу и самоотверженность. Уже сгустились сумерки, когда к ним подбежал отдыхающий и сообщил, что в 200 метрах от берега стало плохо человеку, который зацепился за буек и не может сдвинуться с места. Подбежавшего человека казаки послали вызывать «скорую», а сами бросились на спасение. Сергей Гук прямо в одежде, успев лишь скинуть обувь и головной убор, бросился в море, а Алексей Чупов увидел на берегу весельную лодку и побежал к ней.
Казаки приплыли к месту происшествия почти одновременно. Выяснилось, что здесь тонет не один, а два человека. Двое сильных молодых мужчин из Дагестана доплыли до буйков, где внезапно у одного из них резко упало давление, в глазах помутилось, руки и ноги отказывались работать. Он лишь сумел вцепиться мертвой хваткой в буек, теряя сознание. А его друг, не зная, что надо делать, впал в панику и тоже мог пойти ко дну. Казаки подоспели вовремя, обоих пострадавших благополучно доставили на берег, где их уже поджидала карета «скорой помощи».

Переломили ситуацию

Помимо мобильных телефонов каждый казачий наряд имеет радиосвязь, которая заключена в общую сеть с выходом на центральный пульт, и в случае необходимости можно подать сигнал общей тревоги либо по радиосвязи определить, в какой точке набережной и по какому маршруту требуется срочная помощь. Соответственно, к месту происшествия стягиваются дополнительные силы ночного дозора.

— У нас в прежние годы на набережной было очень много драк и преступлений средней и тяжкой степени, — рассказывает старший вахмистр Алексей Сорокин. — Иногда за всю ночь нам просто некогда было выпить чашечку чая, мы только успевали бегать по происшествиям и дракам. Сейчас мы эту ситуацию в корне переломили. Если раньше мы имели по 6–7 драк за ночь, то сейчас больше двух не бывает. И в прежние годы мы даже не имели возможности заниматься борьбой с незаконной торговлей, поскольку не до того было.

— И сегодня мы можем с полной уверенностью говорить о положительной динамике в нашей работе, о тенденции к тому, что в обозримом будущем правопорядок на набережной будет близок к идеальному, — добавляет старший вахмистр Михаил Алексей. — Мы, казаки, работаем в одной обойме с городскими властями и правоохранительными органами. И такое взаимодействие не может не приносить плодов. Мы благодарны за постоянную заботу о нас со стороны главы Геленджика Виктора Александровича Хрестина и атамана Кубанского казачьего войска Николая Александровича Долуды.
Казаки занимают определенную нишу между полицией и народом, поскольку казаки, осуществляя правоохранительную деятельность, сами являются представителями народа. Поэтому в практике профилактики правонарушений у нас отличная позиция, — продолжает Алексей Сорокин. — И в рамках популяризации кубанского казачества, традиций казачьего края это тоже прекрасная позиция, потому что к нам во время патрулирования подходят отдыхающие со всех регионов России, а также ближнего и даже дальнего зарубежья и интересуются нашей работой. Люди удивляются, как здорово поставлена в Геленджике работа по обеспечению порядка и безопасности. Просят сфотографироваться с нами, особенно когда мы в черкесках.
Алексей Владимирович рассказал об одном забавном эпизоде из своей практики. Однажды дежурил в черкеске, подошел к нему малыш и потянул за обшлаг рукава. Казак обернулся к мальчугану, которого передернуло от неожиданности, и с криками «Мама, он живой!» малыш обхватил материнский подол. Не менее забавную историю рассказал и Михаил Иванович. На параде в День Победы шли казаки строем, как вдруг из толпы зрителей раздался восторженный детский крик: «Мама, смотри: древние русские воины!».