Планы ККВ: чем будет жить Кубанское войско в этом году

Планы ККВ: чем будет жить Кубанское войско в этом году
Не было ни одного года, когда бы атаман ККВ Николай Долуда не ставил перед собой и войском новых задач. Его принцип — только вперед. Остановиться — значит сдать позиции, и тут же войско начнет скатываться вниз. Поэтому и на текущий год казачий генерал наметил новые рубежи, которые придется штурмовать.

Количество не во вред качеству

На отчетном сборе Николай Долуда говорил о планах на 2019 год. Все ли о них слышали, не забыли ли атаманы и казаки о них? Думаю, не мешало бы освежить в памяти задачи, которые нам придется решать в текущем году.

Первоочередная задача — увеличение численности войска. От этого зависит очень многое. Если мы всерьез говорим о казачьем укладе в крае — значит, слова необходимо подкреплять делами. Прогресс в этом направлении есть. За два года численность войска выросла на 9 тысяч 270 казаков. Этому способствовало решение совета об увеличении количества казаков, принятое в 2016 году. 

Помнится, были высказывания: лучше пусть казаков будет меньше, но зато работать они будут лучше. Чего там греха таить, некоторым атаманам первичных обществ проще бы управлять двумя-тремя десятками казаков. Чувствовали они себя комфортно и вольготно. Зачем напрягаться, если отлаженный механизм крутится сам собой? Поэтому решение о росте рядов не всеми атаманами было воспринято однозначно. 

Скажу больше, было немало недовольных, тем, что придется сменить спокойный и размеренный образ жизни на более напряженный. Да, ККВ по сравнению с другими войсками сейчас самое многочисленное. 54 тысячи штыков — это, конечно, неплохо, учитывая, что в отдельных войсках четыре-пять тысяч человек. Но что такое 54 тысячи для казачьего края, где проживают пять с половиной миллионов человек? Одна сотая часть от всего населения Кубани. Как с такими скромными силами возрождать казачий уклад жизни?

Ставка на молодежь

Следовательно, нужно привлекать в свои ряды новых бойцов. Тут видится два пути. Первый — привлечение молодежи. Задача, прямо скажем, непростая, но выполнимая. Без притока молодежи войску будет очень трудно. Ветераны казачьего движения стареют, уходят в мир иной. Сейчас молодежи в войско приходит не так много, как хотелось бы. Это ни для кого не секрет. Именно поэтому в прошлом году был создан Союз казачьей молодежи Кубани. За это время новая общественная организация достигла неплохих результатов. 

Структура управления доказала свою жизнеспособность, налажено взаимодействие с казачьими обществами, управлениями по делам молодежи, образования, главами муниципалитетов, священнослужителями. Сложился актив, подобраны лидеры муниципальных отделений Союза. В большинстве это инициативные, ответственные люди. Есть и те, кто пока не сумел достичь заметных успехов. Жизнь есть жизнь, поэтому наблюдается текучесть кадров. Вести за собой казачью молодежь района или города — это большой труд, который требует безотлагательных решений любых назревших вопросов, начиная от настроя детей и понимания конкретных задач.

Однако мало понимать задачи, нужны еще и инструменты, механизмы для их решения. 

Сейчас в крае всего несколько отделений Союза имеют свои штабы, где может собираться актив, обсуждать планы, проводить встречи с интересными людьми и так далее. Это во-первых

Во-вторых, можно задумать немало толковых, интересных проектов, однако для их воплощения в жизнь нужны средства. Пока львиная доля расходов ложится на органы местного самоуправления и казачьи общества. Неплохо было бы принять соответствующую целевую краевую программу. Да, денег в краевой казне не столько, сколько бы хотелось, но это тот случай, когда жалеть их не стоит. В крайнем случае можно перераспределить средства, заложенные в целевых программах «Молодежь Кубани», «Дети Кубани», «Развитие образования».

Одна из причин текучести кадров среди молодежных лидеров заключается в том, что немалую общественную нагрузку они тянут на общественных началах, не получая за свою работу, требующую времени, ничего. Хорошо, если в районном казачьем обществе есть приличный надел земли, дающий прибыль. Если же сами атаманы ходят с протянутой рукой, то откуда они возьмут средства на молодежь?

В принципе, и самим лидерам Союза нужно искать средства. В крае существует система выделения грантов общественным организациям. Почему бы не поучаствовать в ней? К примеру, в Ленинградском районе лидер молодежной организации Николай Риган собирает документы для участия в борьбе за краевой грант. Что мешает заняться этим и другим лидерам? Если удастся ему или кому-то еще получить грантовую поддержку, тогда можно организовать курсы для лидеров муниципальных отделений.

Еще одна проблема, требующая безотлагательного решения. Сейчас Союз казачьей молодежи объединяет в своих рядах учащихся казачьих школ, классов и групп. Для первого этапа это верное решение, позволившее создать базу. А как быть с теми детьми и молодежью, которые учатся в обычных школах? Между тем среди них немало детей из казачьих семей. Нужно срочно думать над тем, как привлечь их в молодежное казачье движение. Иначе рискуем их упустить.

В Союз входят не только школьники, но и студенты средних и высших учебных заведений. Их становится все больше. Для этой возрастной категории нужно помимо занятий спортом, изучения культуры и обычаев казачества включать и другие формы, которые позволят вызвать интерес. Например, дать возможность заняться политикой. 

Среди студентов наверняка найдутся те, кто бы мог стать помощниками депутатов, посещал сессии Советов депутатов, знакомился с принципами формирования бюджета, узнавал о том, как решается та или иная проблема района, хутора. Что мешает обсудить это направление, организовав «круглый стол», Совету молодых депутатов? Почему бы не привлечь к обсуждению депутатов ЗСК, чтобы вместе наметить пути привлечения молодежи к политике? Таким образом появится возможность готовить кадровый резерв, который со временем займет место в органах власти. Тем более что атаман ККВ Николай Долуда прямо говорит о необходимости вхождения казаков во властные структуры. «Кто, как не казаки, занимая должности в исполнительной, законодательной и представительной власти, сможет приложить максимум усилий для улучшения жизни земляков и развития казачества?» — сказано в докладе казачьего генерала.

Казак казака видит издалека

Второй путь роста рядов ККВ — привлечение родовых казаков. На Кубани их немало. В силу различных причин часть из них пока не желают вступать в реестровое казачество. Почему бы атаманам превичек не приглашать потомственных казаков на сборы и круги для того, чтобы они знали, чем реально живут хуторские и районные общества, а не питались бы слухами, распространяемые недоброжелателями реестрового казачества? Глядишь, кое у кого наступит прозрение и, отделив зерна от плевел, они пожелают стать под знамя Кубанского казачьего войска. Они также заинтересованы в том, чтобы жизнь в родном хуторе, станице была комфортнее, безопаснее, а подрастающее поколение чтило бы казачьи обычаи и традиции, знало бы историю предков. Нужно искать пути соприкосновения, которые позволят вовлекать их в работу с казачатами, ведь каждый нормальный человек должен понимать: чужих детей не бывает.

На мой взгляд, нужно искать точки соприкосновения и с общественными казачьими организациями и объединениями, не входящими в реестр. Необходимо по-иному взглянуть на эту проблему. Опять же почему бы не встретиться с руководством Всекубанского войска за «круглым столом», рассказать, чем живет Кубанское войско на самом деле, наметить какие-то точки соприкосновения и для начала договориться о проведении каких-либо совместных акций. Насколько мне известно, такие попытки были, но пока успехом не увенчались. Может быть, есть смысл попробовать еще раз?

Еще один путь пополнения наших рядов — привлечение людей с активной гражданской позицией, пусть они и не имеют казачьих корней. Необязательно быть родовым казаком, главное — разделять идеи и взгляды служивого народа. 

Например, взять лидера Союза казачьей молодежи Брюховецкого района Дениса Смелова. Он не потомственный казак и родом не с Кубани, тем не менее признан лучшим лидером муниципального отделения Союза казачьей молодежи. В казачьем обществе состоит всего два года и за это время многое узнал об истории Кубанского войска. Возглавив местное отделение Союза, он сумел создать в Брюховецком районе работоспособную команду, наладить конструктивные отношения с местной властью и правлением районного казачьего общества. И это далеко не единственный пример.

Не стоит обращать внимание на тех, кто кичится своим происхождением, считая тех, кто вступил в казачество, не будучи прямым потомком казаков, «ряжеными». О человеке говорят не амбиции и красивые слова, а реальные дела. И чем больше жители станицы, хутора увидят таких дел, тем выше будет авторитет казачьего общества и, соответственно, найдутся люди, которые пожелают вступить в ряды Кубанского войска.

Дело и еще раз дело

Когда нас упрекают в том, что казаки Кубанского войска слишком заняты государственной службой (вместе с сотрудниками правоохранительных органов, обеспечивая безопасность в своих населенных пунктах, несут службу по защите государственной границы, борются с распространением наркотиков, охраняют природные ресурсы, участвуют в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций), наши критики то ли не понимают важности этих задач, то ли откровенно врут, пытаясь бросить пятно на войско. Государственная служба была и остается одной из главных направлений деятельности ККВ. Кое-кто из старой гвардии утверждает: дескать, нужно в первую очередь заниматься культурой, изучением истории. Так ведь одно другому не мешает.

— Казаки для меня — это не фольклорная группа, а сплоченный народ, который сохранил традиции предков, самобытную культуру, веру в Бога и безграничную любовь к своей родной земле, — сказал на одном из советов атаманов ККВ губернатор края Вениамин Кондратьев.

Войско должно быть войском. Поэтому еще одна из задач — проведение военно-полевых сборов, где казаки занимаются боевой подготовкой. Качество их проведения выросло, но нужно поднять его на более высокий уровень. Три дня, в течение которых казаки изучают и совершенствуют навыки военного дела, нужно использовать по максимуму. Отрадно, что в прошлом году на сборах было как никогда много юношей, которым через пару-тройку лет предстоит служить в армии. На сборах они, как говорится, понюхали пороха и не только получили представление о ратном деле, но и сами несли караульную службу, стреляли из боевого оружия, овладевали азами других воинских премудростей. В этом году практически во всех отделах ряды молодежных сотен должны значительно вырасти. Где, как не на полевых сборах, молодежь почувствует вкус казачьей службы?

Серьезные изменения ожидают систему казачьего образования. Особенно в части работы наставников. Уже состоялось несколько зональных семинаров для наставников. Они включают в себя открытые уроки, которые проводят наиболее подготовленные наставники. На мастер-классах они делятся своими наработками.
В первом квартале года такие семинары пройдут во всех отделах ККВ. В феврале будет выпущен учебно-методический комплекс. Туда войдет набор наглядных пособий, СД-дисков и методических пособий для наставников.

Придется поработать и в сфере экономики, создавать казачьи крестьянско-фермерские и кооперативные хозяйства. Успехи в этом новом деле есть, но нужно усилить развитие казачьей экономики, что позволит организовать новые рабочие места, добиться, чтобы каждая казачья семья жила достойно, чтобы молодежь не уезжала из своих хуторов и станиц, а стала их опорой.

Одним словом, потрудиться предстоит немало. Иначе нельзя, так как войско не может стоять на месте. Девизом атамана ККВ Николая Долуды остается принцип: только вперед! Ну, а нам негоже отставать от батьки.

Лиза
Вольная Кубань