" />

Время собирать камни: как казаки восстановили разрушенный храм в станице Троицкой

Время собирать камни: как казаки восстановили разрушенный храм в станице Троицкой
Разрушить устоявшийся порядок гораздо легче, чем долго, с любовью, с ответственностью создавать и хранить его. Это в полной мере касается православной веры. Большевики, придя к власти, стали с маниакальным упорством разрушать храмы. Десятки тысяч священников были расстреляны, посажены в лагеря и тюрьмы, замучены. Новая власть делала все, чтобы истребить в сердцах и душах православную веру — духовно-нравственную основу нашего народа.
В конце 80-х годов прошлого века Русская Православная Церковь получила легальную возможность действовать, обращаться к пастве. Однако годы гонений не прошли даром. Вернуть веру в Господа очень трудно, так как за годы советской власти родилось не одно поколение, воспитанное в духе атеизма. Сейчас на Кубани вера постепенно возрождается, люди тянутся к Богу, строятся новые храмы. Казаки Кубанского войска тоже вносят в богоугодное дело свою лепту. Недавно побывал в станице Троицкой, где местные казаки взялись за строительство церкви.

Страницы истории

Свято-Троицкий храм здесь был построен в 1915 году всем миром. Кто-то помогал деньгами, а каждое казачье подворье согласно решению круга обязывалось поставить по три тысячи куриных яиц. В то время при строительстве высотных зданий использовался не цемент, а известь. В известковый раствор добавляли содержимое куриного яйца, что многократно усиливало его, придавая строению монолитную прочность. Кирпич для строительства храма поставлял завод немецкого предпринимателя Гофмана. До сих пор в Троицкой можно увидеть руины этого предприятия с торчащей трубой. Храм просуществовал до 1934 года, когда большевики решили снести его.

Как рассказывают старожилы, сначала взялись за колокольню. Нанятые цыгане, обвязав ее канатами, впрягли лошадей и обрушили. Потом военные заложили динамит. Прогремел взрыв. Но когда рассеялся дым, красавец храм остался цел, только одна из стен дала трещину. Комсомольцы содрали со стен иконы и стали бросать их в костер. Однако не все иконы сгорели.

— Мой отец, которому тогда было шесть лет, втихомолку взял одну из икон и принес домой. Она до сих пор хранится у нас. Когда построят храм, я передам ее туда. Пусть радует людей, — сказала жительница станицы Людмила Нос.

Во время Великой Отечественной войны полуразрушенный храм сослужил красноармейцам службу. С самой высокой точки советские корректировщики давали целеуказания артиллерийским батареям, громившим фашистов.

После войны кирпич разрушенного храма пошел на строительство Крымского консервного комбината. В станице из него построили сельский клуб, где сейчас находится штаб Троицкого казачьего станичного общества, и еще несколько зданий. Кирпичи, сделанные в начале прошлого века, простоят еще не один десяток лет — настолько качественным был стройматериал.

За и против

Заместитель атамана Троицкого станичного общества хорунжий Виктор Степанович Станов — ветеран казачьего движения. Когда в 90-х годах началось возрождение Кубанского войска, он одним из первых вступил в его ряды.

— Как только мы заговорили о необходимости строительства храма, так как в такой большой станице всего один небольшой храм, расположенный в казачьем доме (вместимость его очень небольшая), общество разделилось на сторонников и противников. Люди, придерживающиеся атеистических воззрений, были категорически против. На месте храмового комплекса разбили парк, а там, где когда-то стояла церковь, установили памятник Ленину. Единственный убедительный довод, ставший нашим козырем, был указ Президента РФ о передаче культовых зданий, строений и прилегающих к ним территорий и иного имущества религиозного назначения Русской Православной Церкви. Отрыв фундамент, мы доказали, что причин для отказа строительства храма нет. Глава Троицкой Виктор Поздняк, который является казаком нашего станичного общества, вынес решение о переносе памятника Ленину. Мы вместе с казаками выполнили все работы: установили его рядом с поселковой администрацией, разбили газоны, высадили цветы. Однако наши оппоненты предлагали строить храм где угодно, но только не на его прежнем месте. Мы все же добились решения о строительстве храма на том месте, где он когда-то находился, — вспоминает Виктор Станов.

Оппоненты казаков стали писать письма во все инстанции, утверждая, что если в парке начнется строительство храма, то молодежи будет негде отдыхать. Однако историческая справедливость восторжествовала.

Казакам удалось разыскать документы, доказывающие, что территория, на которой стоял храм, принадлежит Русской Православной Церкви. Об этом свидетельствуют страховые документы, датированные 1915 годом, за подписью благочинного отца Георгия, церковного старосты урядника Архипенко. В документе есть интересная запись: «За неграмотного такого-то (фамилию разобрать очень трудно) расписался Колесник». Есть и фотография, на которой запечатлены сотрудники немецкой компании Гофмана, построившей храм, казаки, священнослужители. Документы оказались в церковных архивах Санкт-Петербурга. Их поиском занимались монахи Тимашевского монастыря и Кубанская епархия.

Таким образом, казаки доказали, что землю, которая в начале XX века принадлежала Ставропольской епархии, нужно вернуть обратно.

— Средства на строительство выделил наш земляк, владелец Афипского нефтеперерабатывающего завода Алексей Алексеевич Шамара. За несколько лет до этого он построил великолепную часовню возле кладбища, благоустроил прилегающую территорию, сделал автостоянку. Я от имени казаков и станичников поблагодарил его, сказав, что он оставил свой след в истории Троицкой, за что ему большое спасибо от общества. Он согласился выделить средства на строительство храма с условием, что мы не будем сидеть сложа руки. Алексей Шамара выделил технику, рабочих, и они вырыли котлован. Наш земляк Александр Васильев на личном КамАЗе бесплатно вывез грунт. Нужно было найти арматуру. Мы обратились к депутату Госдумы, владельцу Абинского электрометаллургического завода Ивану Ивановичу Демченко. Он предложил обменять металлолом на арматуру из расчета килограмм на килограмм, — рассказал Виктор Станов.

На правлении было решено: каждый из казаков нашего общества должен найти сто килограммов металлолома. 59 тонн утиля казаки обменяли на такое же количество арматуры.

— Алексей Шамара выделил прораба и двух рабочих. Они залили фундамент глубиной четыре метра. Казаки рубили арматуру, помогали ее вязать. Работали, не считаясь с личными делами, — вспоминает атаман Троицкого СКО Александр Капилюшин.

С божьей помощью

23 декабря прошлого года в Троицкой был настоящий праздник. К полудню к месту строительства храма прибыли атаман Таманского отдела казачий полковник Герой труда Кубани Иван Безуглый и атаман Крымского РКО Сергей Гричаненко, представители Союза казачьей молодежи, священнослужители во главе с епископом Геленджикским и Новороссийским Феогностом, ученики казачьих классов и жители станицы.

— Дай Бог нам всем вместе построить храм в честь Святой Троицы, чтобы он объединил всю станицу, чтобы вы были едины, чтобы не было никаких раздоров, разделений, обид, злобы, зависти, чтобы Господь своею благодатью коснулся сердца каждого из нас. Пусть каждый в меру своих сил внесет лепту в строительство этого храма, — сказал после чина освящения закладного камня епископ Феогност.

Площадка перед храмом была заполнена людьми.

— Славу Господу, сбылись наши чаяния. Ведь сколько лет в станице не было полноценного храма. Небольшой молельный дом никаким образом не может заменить его. Я тогда сказал казачатам: «Придет время, и мы, старики, отправимся в мир иной. Когда вы вырастете, заведете семьи, у вас появятся дети, они спросят: а вы были во время закладки этого храма? И вы с гордостью скажете, что были». Строительство храма навсегда будет вписано в историю нашей казачьей станицы, — вполне обоснованно считает Виктор Станов.

Ориентировочная стоимость строительства — 40 миллионов рублей. На сборе казаки решили, что каждый из них должен внести по пять тысяч рублей. Эти средства имеют целевое назначение, ни рубля на какие-либо другие цели не будет потрачено. Безусловно, этих денег на строительство не хватит. Казаки рассчитывают на помощь прихожан и предпринимателей. Местные бизнесмены уже откликаются. Один из них — Александр Широкий подключился к строительным работам, а там, глядишь, и другие откликнутся. На строительство храма, который станет духовным центром и архитектурным украшением, уйдет немало времени, но в том, что он появится в казачьей станице, сомнений нет. И тот факт, что инициаторами его строительства стали казаки, лишний раз подтверждает мудрость служивого народа: казак без веры — не казак.

Сергей Капрелов