Закон «О казачьей муниципальной милиции»: право применять боевое оружие и не только  

Закон «О казачьей муниципальной милиции»: право  применять боевое оружие и не только  
Сейчас в МВД и в экспертном сообществе обсуждается федеральный законопроект «О казачьей муниципальной милиции». Автор «ВК Пресс» проанализировал основные положения документа.
Среди разработчиков законопроекта - атаманы реестровых войск России, ученые, руководители общественных организаций «Боевое братство», «Союз ветеранов Афганистана и воинов запаса», депутаты Госдумы, офицеры Вооруженных Сил РФ. Принятие этого законопроекта позволит российскому казачеству выйти на качественно новый уровень.

Веление времени

Причин разработки законопроекта о казачьей муниципальной милиции несколько.

Во-первых,
в ходе реформирования МВД милиция общественной безопасности была упразднена. Основная нагрузка легла на участковых, призванных контролировать ситуацию на местах. Обязанностей у них более чем достаточно: предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений, выявление и раскрытие преступлений, обеспечение правопорядка в общественных местах. Плюс участие в розыске лиц, совершивших преступления или подозреваемых и обвиняемых в их совершении: лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия или суда; лиц, пропавших без вести. Этот список можно продолжать и продолжать. В состоянии ли участковые справиться с такой нагрузкой? Если бы в каждом населенном пункте их было несколько, тогда им было бы куда проще работать. Увы, участковых в кубанских станицах и хуторах мало.

На сайте ГУ МВД по Краснодарскому краю есть раздел «Ваш участковый», где можно узнать, сколько сотрудников полиции находится в различных населенных пунктах Кубани. Например, в станице Кабардинской Апшеронского района на одного участкового приходится почти четыре тысячи человек. В станице Новолеушковской Павловского района на одного участкового приходится 7,5 тысяч жителей - и так далее.

Наблюдается явный перекос в соотношении количества участковых и числа проживающих в том или ином населенном пункте края.

Во-вторых,
в последнее время Кубань заполонили трудовые мигранты. Значительная часть гастарбайтеров работает нелегально. Их выявлением также приходится заниматься участковым. Часть из приезжих на заработки не попадает в категорию законопослушных - это увеличивает нагрузку на участковых.

В-третьих, сложное экономическая ситуация в стране вынудила руководство МВД пойти на сокращение количества сотрудников. В прошлом году было сокращено 163 тысячи правоохранителей. Да, часть из них вошли или войдут в ряды Национальной гвардии, однако задачи у этой силовой структуры несколько иные, чем у участковых.

Не стоит забывать и об угрозе терроризма. На Кубани опасность выше, чем во многих других регионах страны. Наш край — пограничный. Не так далеко от нас Украина с ее бандеровскими молодчиками. От Ейска до Мариуполя, оккупированного украинской армией и картелями национальных батальонов, по морю чуть более 50 километров. Как известно, Кубань граничит с Абхазией.


Безусловно, помимо участковых вопросами безопасности занимаются полицейские, сотрудники ФСБ. Однако участковый лучше других должен владеть ситуацией в своем населенном пункте. Он, как говорится, работает на земле, но множество задач, возложенных на него, не позволяет объять необъятное.

Первая опора участковых — казаки, которым небезразлична судьба своего города, хутора и станицы. Есть немало примеров, когда казаки помогали раскрыть преступления, вступали в схватку со злоумышленниками.


В декабре прошлого года казаки станицы Федоровской Абинского района помогли поймать банду, грабившую банкоматы. В этом году в одном из кафе Адлера казак хутора Николаевского Алексей Наконечный обезвредил вооруженного преступника. Казаки Геленджика выявили группировку, распространявшую наркотики. И подобных примеров масса.


Сказали «А» — давайте говорить дальше


В основном раскрытием преступлений совместно с полицейскими занимаются казаки-дружинники, работающие на постоянной основе. Когда впервые руководство края заявило о создании таких казачьих дружин, сколько шума было поднято в прессе! Кто-то критиковал это решение по незнанию, кто-то сознательно лил грязь на служивый народ, пытаясь подорвать авторитет реестрового Кубанского войска, заработанный реальными делами.


К слову об авторитете. Согласно последним социсследованиям, опубликованным в журнале «Вектор», 78 процентов жителей Кубани и Адыгеи положительно оценивают деятельность казачества.


Приведем официальные данные о работе казачьих дружин за прошлый год. На их счету выявленные преступления — 865, административные правонарушения - более 77 тысяч, задержаны 198 лиц, находившихся в розыске, предотвращено почти четыреста случаев детской безнадзорности. Кроме того, казаки помогли выявить свыше тысячи нарушителей миграционного законодательства. Это не говоря об образцовом несении службы по охране общественного порядка во время Олимпийских и Паралимпийских игр-2014, этапов международных гонок «Формула 1». Опыт войска взят на вооружение регионами, в которых есть реестровые казачьи войска. Казаки-дружинники делом доказали, что не зря получают государственное жалование.

Служба казачьих дружин была бы, возможно, куда эффективнее, если бы не урезанные донельзя полномочия. Самостоятельно они могут лишь призвать нарушителей к порядку. Физическую силу им позволено применять только в случае непосредственной угрозы своей жизни и жизни полицейских, дежурящих совместно с ними.

Не раз приходилось разговаривать с казаками на эту тему. Общее мнение — необходимо расширить полномочия казаков-дружинников. Никто не думает размахивать нагайкой направо и налево, казаки лишь стремятся быть более полезными обществу.


        — На заседаниях Совета по делам казачества при Президенте России, на Совете войсковых атаманов я все время говорил, что у казачества огромный потенциал служения Отечеству, его нужно максимально использовать! Мы готовы служить Родине! — сказал атаман войска Николай Долуда на прошлогоднем отчетном сборе ККВ. — Казаки хорошо знают обстановку в своей станице. Знают, кто приехал, кто склонен к совершению преступлений и так далее. Им небезразлично, что происходит там, где живут их семьи и близкие. Казаки готовы охранять общественный порядок, высвобождая тем самым полицейских, которые могли бы заниматься раскрытием серьезных преступлений: грабежами, убийствами, а не бытовухой.


Для создания казачьей муниципальной милиции сегодня есть все основания. 


В Законе «Об общих принципах организации местного самоуправления» в пункте 8 статьи 15 «Вопросы местного значения муниципального района» говорится об организации охраны общественного порядка на территории муниципального района муниципальной милицией. Почему это положение Федерального закона до сих пор не выполнялось? Не было закона о муниципальной милиции. 


Да, есть ряд государственных нормативно-правовых актов: «Стратегия развития государственной политики в отношении российского казачества до 2020 года», Федеральный закон «О государственной службе российского казачества» и ряд других документов, которые дали возможность возрождения казачества в России. Однако они лишь отражают отношение государства к казачеству и роли реестровых войск в общегосударственной системе. Теперь пришло время разработки и принятия законов, где должны быть четко прописаны права и обязанности казачьей муниципальной милиции.


Права и обязанности



«Почему муниципальная милиция должна быть казачьей?» — возможно, подумает кто-либо из наших читателей.
 

Существует ли в крае еще одна столь многочисленная, управляемая общественная организация, как Кубанское казачье войско? Какая другая организация не только способна, но и имеет опыт несения государственной службы? Согласитесь, кроме казаков, включенных в Государственный реестр, вряд ли кто справится со столь масштабной задачей.


Потомки казаков, основавших Кубанскую область, как до революции именовался наш край, также любят свою малую родину. Готовность защищать Отчизну, свой край заложена у них на генном уровне. Так кому же, как не им, заниматься этим делом? Именно поэтому разработчики законопроекта говорят не о какой-то абстрактной милиции, а именно о казачьей.


По мнению авторов законопроекта, основными направлениями деятельности казачьей милиции должны стать защита личности, общества, государства от противоправных посягательств; предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений; обеспечение правопорядка в общественных местах, охрана муниципальной собственности. 


Кроме того, по решению главы государства сотрудники казачьей милиции могут привлекаться к поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности за пределами России. Они станут резервом Вооруженных Сил РФ.


Сколько же казаков в случае принятия законопроекта выйдут на службу? Авторы документа отталкиваются от числа жителей. Например, в населенном пункте, где проживает не менее тысячи человек, должно быть не менее семи сотрудников казачьей милиции. Двадцать — в муниципалитете с численностью от 10 до 30 тысяч, и так далее.

Кто же будет финансировать сотрудников казачьей милиции? В проекте закона говорится о трех источниках: федеральном, региональном и муниципальном бюджетах. Возможно, на федеральный бюджет надежды мало — сложная ситуация в стране. Поэтому нагрузка ляжет на краевую и казну и бюджеты городов и районов. В прессе уже звучат мнения неких экспертов, утверждающих, что из-за нехватки бюджетных средств закон о казачьей муниципальной милиции не будет исполняться.



Не знаем, как будут обстоять дела в других регионах, но на Кубани, возможно, закон все же получит финансовую поддержку. В этом году из краевого бюджета на охрану общественного порядка выделено 570 миллионов рублей. Некоторые из глав городов и районов изыскали средства для финансирования дополнительных ставок казачьих дружин, работающих на постоянной основе. Потому что понимают: выделенные средства окупятся сторицей. Кроме того, казачья милиция может привлекать средства, полученные за охрану муниципальных объектов.


Губернатор Вениамин Кондратьев всемерно поддерживает войско. Казаки, к слову, ценят эту поддержку. Атаман Тихорецкого РКО Сергей Захаров откровенно сказал, что казаки и мечтать не могли о губернаторе, который всерьез взялся за экономическую базу служивого народа. Это мнение разделяют практически все атаманы. Так что с финансированием, думается, особых вопросов не должно возникнуть.

Требования к кандидатам, поступающим на службу в казачью милицию, будут такими же, как и к полицейским. Наличие судимости, представление подложных документов, состояние здоровья станут преградой к службе.

Авторы законопроекта серьезно подошли к правам сотрудников казачьей муниципальной милиции. Их предлагается вооружить, как и полицейских, боевым табельным оружием и специальными средствами. Носить все это можно будет только во время дежурства.


В документе четко прописаны возможные случаи применения табельного оружия, спецсредств и физической силы. Основной критерий — степень опасности действий лиц и сила оказываемого ими сопротивления. При этом сотрудник казачьей муниципальной милиции обязан стремиться к минимизации любого ущерба, говорится в документе.


Сотрудники муниципальной казачьей милиции будут пользоваться такими же социальными гарантиями, как и полицейские. Их жизнь и здоровье подлежат обязательному страхованию. В случае гибели или увечья члены семьи получат компенсацию.



Деятельность муниципальной казачьей милиции, естественно, будет публичной и открытой. В законопроекте предусмотрены ежегодные отчеты перед региональными и муниципальными органами власти и перед населением. Журналисты смогут получать интересующие их сведения, справочные и статистические материалы.


Сотрудники казачьей милиции будут тесно сотрудничать с полицией и другими правоохранительными органами и в случае необходимости участвовать в совместных операциях. Но речь в законопроекте идет о сотрудничестве, а не о прямом подчинение МВД. Почему авторы документа ставят вопрос именно так? Казачья милиция не должна пользоваться такими полицейскими функциями, как следственные, оперативно-розыскные, разрешительные.
 Ведь если полицейский присягает государству, то казак - Отчизне и Господу Богу.

Фото: Савва Юдин, "ВК Пресс"




Сергей Капрелов

Радио «Краснодар»