" />

Законопроект «О развитии российского казачества»: мифы и реальность-2

Законопроект «О развитии российского казачества»: мифы и реальность-2
В тексте документа, который, надеюсь, будет принят Госдумой, прямо говорится о запрете реестровым казакам состоять в каких-либо политических партиях и иных общественных объединениях, преследующих политические цели. Разумно. Но есть некоторые мысли на этот счет.

Казачество договаривается с властью

Во-первых, как соотносится этот запрет с Казачьей партией Российской Федерации? Одно из ее положений — участие в выборах всех уровней для реализации в политической жизни нашей страны казачьей идеологии. Честно говоря, не знаю, где и как эта партия себя проявила. По крайней мере, если судить о ее работе, о которой говорится на ее сайте, можно увидеть какие-то телодвижения. Предвыборная программа партии не лишена смысла и во многом совпадает с целями казачьих войск независимо, от того входят ли они в государственный реестр или нет. Например, в части духовности, нравственности и патриотизма. По сути дела, эта партия — наш союзник. Как же быть? Дистанцироваться от нее или идти в ногу?

Во-вторых, не думаю, что для кого-то является большим секретом тот факт, что нередко казаки баллотируются в представительные органы власти по спискам «Единой России». И небезуспешно. Казак, как и любой гражданин России, имеет право избираться в любые органы власти. Если следовать букве законопроекта, то единственная форма его участия в выборах — самовыдвижение. Хотя у самовыдвиженцев победить на выборах шансов меньше, чем у тех, кто баллотируется по партийным спискам. Если же будет признан институт сочувствующих, то казаки могут, хотя бы отчасти, воспользоваться административным ресурсом или как минимум будут надеяться, что их не снимут с дистанции под различными надуманными предлогами, как это нередко бывало.

Хотим мы или нет, но политические реалии сегодня таковы, что приходится договариваться с властью.

Возможно, кто-то скажет: а зачем казакам идти во власть? А как иначе? Мы хотим влиять на жизнь своего города, станицы, хутора? На мой взгляд, казаки должны составлять в местных Советах и Думах если не большинство, то хотя бы иметь треть мандатов, чтобыбыла возможность блокировать решения, явно не идущие на пользу жителям своего населенного пункта, заставлять с собой считаться. Как этого достичь? Тема отдельного разговора.

Вывод: необходимо хорошенько подумать об участии казаков в политике и найти оптимальное решение.


С какими экономическим проблемами сталкиваются казаки

Атаман, не имеющий средств и вынужденный просить деньги для общества, вызывает уважение, граничащее с сожалением. Эта фраза, сказанная атаманом Тимашевского РКО Алексем Мелеховым, запомнилась навсегда. Как можно выполнять уставные цели и задачи, не имея за душой ни гроша? Не знаю, как обстоят дела в других регионах, но на Кубани власть помогает казачеству. В бюджет края в рамках целевой программы «Казачество Кубани» заложены средства. В некоторых городах и районах есть такие же программы. Не отказывают в выделении средств многие фермеры, руководители крупных хозяйств, однако все равно денег не хватает.

Приведу пример из жизни нашего куреня «Красный Кут». Задумали мы изготовить знак в честь 25-летия нашего хуторского общества. За счет взносов это было сделать невозможно. Ладно, нашли спонсора, дай Бог ему здоровья. Львиная доля средств уходит на воспитание казачат. Попробуйте сегодня провести спортивный турнир в рамках района или отдела. Это, как минимум, 50–70 тысяч рублей, которые нужно изыскать. Думаю, с такими проблемами сталкиваются многие казачьи общества.

В законопроекте говорится о мерах государственной поддержки казачьих обществ: это предоставление субсидий, передаче государственного казенного имущества в аренду, установление особенностей определения размера арендной платы за пользование им и так далее.

Слава Богу, в Кубанском войске занялись развитием экономической базы. Худо-бедно у ККВ есть 18 тысяч гектаров земли, созданы казачьи кооперативные хозяйства, часть из которых получили чистую прибыль, она направляется на поддержку казаков-наставников, на спортивные соревнования, на приобретение формы для казачат и так далее. Насколько мне известно, в других войсках ситуация намного хуже.

Как им создавать экономическую базу? На первом этапе им нужно помочь. В законопроекте все затраты на развитие казачьих войск возложены на региональные бюджеты. Увы, многие субъекты Федерации по-прежнему являются дотационными. Как может помочь региональная власть, к примеру, Забайкальскому войску, когда там налоги рухнули на 96 процентов и краю грозит внешнее управление?
Если государство заинтересовано в сильном реестровом казачестве, которое возьмет на себя охрану границ, общественного порядка, будет участвовать в территориальной обороне, совершенствовать боевые навыки на военно-полевых сборах — федеральный центр должен помочь служивому народу не на словах, а на деле.


Казачеству нужна целевая программа

Сейчас уполномоченным органом Российской Федерации в сфере взаимодействия с казачеством является Федеральное агентство по делам национальностей (ФАДН). Будет ли эта структура осуществлять функции федерального органа исполнительной власти по делам казачества после создания Всероссийского реестрового казачьего войска, неизвестно. В законопроекте ничего об этом не сказано. В тексте просто говорится о неком федеральном органе. Задач на него возложено много, но нас интересует одна — оказание мер государственной поддержки развитию российского казачества.

Каким образом этот орган федеральной власти будет оказывать поддержку, неясно. По моему мнению, в государственном бюджете должна появиться целевая программа «Казачество России». Тем более что в «Стратегии развития казачества до 2020 года» говорится о поддержке экономического развития казачества.

То есть первичная нормативная база существует. Теперь нужно заложить меры поддержки казачества в бюджет и определить объем финансирования.

Возможно, забегаю вперед, но очень хочется, чтобы казаки не были на положении сирот у государства, а стали полноправными членами большой семьи матушки России.