" />

Что из очевидного считать невероятным: Вот так и стоим столбами…

Что из очевидного считать невероятным: Вот так и стоим столбами…
Гениальный фильм Леонида Гайдая по рассказам Михаила Зощенко «Не может быть» — о событиях невероятных с позиции здравого смысла, но, как оказалось, вполне реальных — чего только в жизни не бывает! В наших фактах — полное отсутствие впечатляющих сцен (это не кино), но в них — та же фантастическая реальность…

В предыдущих заметках мы с вами удивлялись решениям российских министров образования и юстиции. Ведомство Дмитрия Ливанова, напомню, считает, что одаренные дети должны иметь индивидуальный график посещения занятий, а не ходить на все уроки, как их сверстники. Что касается юристов, то они вообще внесли ошеломляющий сумбур в наши головы. По их мнению, заключенные — уголовники, бандиты и прочие арестанты — не имеют права обзывать разными нехорошими словами, а должны разговаривать как интеллигентные люди. Хотя, что там греха таить, интеллигентные люди тоже, бывает, не прочь посочнее выразиться…

А мы что — лыком шиты?

Министерство культуры тоже решило обратить на себя внимание.

— Ввели новый знак «За заслуги в области российской культуры». Что касается заслуженного работника культуры, мы хотели, чтобы прежнее сокращение «засрак» забылось, — сказанул министр Владимир Мединский, между прочим профессор МГИМО, выпускник этого элитного вуза. Где он, первый интеллигент России, таких слов нахватался — «засрак»? Неужели на таком языке в Министерстве культуры разговаривают?! И вообще, как подобные слова могли прийти в голову образованному человеку? Это же надо только додуматься! Звание «Заслуженный работник культуры России» существует много лет, но министр культуры — первый, кто заговорил на таком языке, как какой-то мужик из подворотни.

Видно, в стране нет проблем в области культуры, раз у него так много времени, чтобы размышлять о всякой чепухе, засоряя министерские мозги не очень удачными неологизмами. 

Может, Владимиру Ростиславовичу проехать по закоулкам нашей необъятной матушки России — как там с культурой? На ТВ — тьма беспросветная, как говорится, ни зги не видно, безнравственность, бескультурье бескультурьем погоняет… Есть чем заняться, есть. 

И Ливанову, который с помощью ЕГЭ добивает образование, и Мединскому. А так… «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать» (Михаил Евграфович Салтыков-Шедрин. — В.А.). Это если образно. А если поближе к ветру, то — «засрак» получается или нечто подобное…

— Нашим министрам и бывшим чиновникам следует запретить высказываться, потому что они несут такую пессимистическую муть, что повергают народ в ужас, — убежден писатель Эдуард Лимонов. «АиФ» дал этому высказыванию следующий комментарий: «Пособие министрам и чиновникам от Эдички: «Взялся нести муть — про оптимизм не забудь!».

У министра культуры, справедливости ради, замечу, пессимизма нет. Одна чушь, что, думаю, еще хуже…

Ищите женщину…

А теперь плавно перейдем к спорту, который по части нелепостей не отстает от других отраслей. Недавно появился проект Устава РФС, который сулит немало существенных изменений. В частности, говорится о том, что «президентом не может быть лицо, занимавшее этот пост 16 лет и более (последовательно или суммарно)».

Это — как насмешка, если вспомнить российский период деятельности руководителей РФС последнего десятилетия: Виталий Мутко (с 2005-го по 2009-й), Сергей Фурсенко (с 2010-го по 2012-й, Николай Толстых (с 2012-го по 2015-й). Хотя это, быть может, просто предвидение — а вдруг новый Колосков (с 1990-го года по 2004-й) появится? Так это же замечательно, если появится! Отечественному футболу как раз и не хватает Колосковых. Не случайно же Вячеслав Иванович более полутора десятков лет был одним из вице-президентов ФИФА.

Количество членов исполкома сокращается вдвое — до 15 человек, членов бюро — до пяти (президент, первый вице-президент и три вице-президента)…

А дальше — смейся, паяц, берегите ваши животы, ваши желудки, уважаемые читатели, любители футбола! «В списках кандидатов исполкома должна быть, как минимум одна женщина».

Признаюсь, я просто шокирован подобной постановкой вопроса. Почему присутствие женщины в списках исполкома обязательно? Что — беда российского футбола в том, что в руководстве РФС нет женщин? 

Я не против: есть желающие — пожалуйста, вперед! Если женщины являются президентами ряда стран и даже министрами обороны, то почему они не могут быть в исполкоме РФС? Добро пожаловать, дорогие дамы! Но только на добровольной основе! Если вы уверены в том, что вам есть что сказать в футболе, что ваша позиция способна повлиять на развитие футбола, изменить его к лучшему. Не надо искусственных кандидатов…

И это еще не все выкрутасы. «Кандидатуру главного тренера сборной надо согласовывать с Минспортом», — мысль, в общем-то, правильная, но разве не так всегда было? Того же Фабио Капелло что — Николай Толстых сам пригашал, обещая просто безумный контракт? А Гус Хиддинк и Дик Адвокат… 

У нас ничего без команды сверху не делается. А мы каждый раз Америку открываем — для кого? 

Теперь решили все эти прописные истины юридически оформить. На всякий случай. Может, конечно, и правильно, хотя мы все понимаем, что с этой стороны подвоха ждать не стоит при любом президенте РФС — кто же сам станет рубить сук, на котором сидит?

Заслуги заслугами, а личность личностью

Заслуженный тренер России Валерий Газзаев уже отреагировал на события, связанные с изменениями, которые могут произойти в структуре РФС:

— Любой государственной организацией должны руководить профессионалы. Прошло почти полгода с момента выборов президента РФС, но никаких организационных сдвигов в российском футболе не просматривалось. И вот наконец принято абсолютно правильное решение. 

В нынешнем составе исполкома немало людей, видевших футбол лишь с самолета, от которых не ощущается никакой пользы. Я сократил бы исполком не на треть и даже не наполовину, а до 11–12 человек. 

В него должны входить люди, завоевавшие авторитет в мире футбола, имеющие по каждому аспекту его развития собственные идеи, независимое мнение, а также юристы, экономисты, способные обеспечить финансовую стабильность.

Возразить вроде бы нечего. Но нюансов много. Скажите, от кого будет больше пользы в исполкоме — от чиновников Вячеслава Колоскова и Виталия Мутко или, к примеру, от заслуженного тренера России Леонида Слуцкого, наставника ЦСКА и национальной сборной? На мой взгляд, ответ очевиден: конечно, от Колоскова и Мутко! В подтверждение своей мысли процитирую Леонида Викторовича: «Лимит не является для меня плюсом как для тренера сборной. И без лимита лучшие россияне играли бы как в сборной, так и в своих клубах. Сборная добилась результата в 2008 году, когда лимит был не такой жесткий, как сейчас. Он не является поводом роста для российских игроков. Те же молодые футболисты с таким жестким лимитом все равно не играют. Поэтому я не вижу в нем смысла».

Откровенно говоря, как тренера сборной Слуцкого трудно понять. Его монолог — монолог клубного тренера, наставника ЦСКА. Более того — это говорит человек, находящийся под влиянием президента армейского клуба Евгения Гинера, но не рулевой национальной команды. Это печально. Не так? Но тогда это еще печальнее… 

Слуцкий — хороший тренер, но никак не фигура, которая может что-то изменить. Тактика игры команды, создание коллектива — это не стратегия развития футбола. Не надо возносить до небес четвертое место на Евро-2008. Будем объективны: там наша сборная провела один стоящий матч — четвертьфинальный с Голландией. И еще. В той команде играл уникальный Андрей Аршавин, который, как известно, и сделал погоду. Не хочу обидеть других игроков, но без Аршавина та сборная России ни за что не обыграла бы голландцев. Что касается истинного лица российского футбола, то его отчетливо показали последующий чемпионат Европы и чемпионат мира в Бразилии. Безобразный футбол и как следствие — провальный результат. С высоты своего положения Слуцкий должен это понимать.

Лимит — благо для тренера сборной. Потому что на поле стало больше российских игроков, а это значит, что и возможности выбора увеличились. Что же в этом худого? Молодежь еще не заиграла? Так ведь сколько времени прошло после ужесточения лимита — считанные месяцы. Но ощутимый результат для сборной уже есть. То же попадание в «Зенит» Артема Дзюбы и связанный с этим его стремительный прогресс. Теперь Дзюба — ударная сила атаки сборной. Но это стало возможным только потому, что питерскую команду из-за ужесточения лимита вынужден был покинуть Рондон. Как понимать оригинальность Слуцкого?

Рокки-шмокки и ананасы с клубникой

На десерт — снова о спортивном канале «Матч-ТВ». Дело в том, что впервые на эту тему высказался министр спорта Российской Федерации Виталий Мутко:

— Давать оценку работе канала пока рано. Появилось много трансляций, причем видов спорта, которые раньше не были востребованы на ТВ. Но, с другой стороны, я понимаю, с чем связаны разговоры об оптимизации канала. Сейчас проект находится на развилке: или мы делаем социальный канал, ориентированный на спорт, а экономику потом поправим, или же сразу поставим его на экономические рельсы. (Но почему об этом сразу не подумали организаторы канала? Сначала влезли в эфир, начали пиариться, а потом уж стали входить в суть дела, выбирать путь, по которому следует пойти… — В.А.). 

К сожалению, я побаиваюсь того, что заявления основателя «Матч-ТВ» о том, что он будет 24 часа спортивный, могут уйти. Такие выводы я делаю по новостям об этой пресловутой оптимизации и по обилию рекламы в эфире. (Похоже, что с министром спорта при создании спортивного канала никто даже не консультировался. Если это так, то ситуация выглядит по меньшей мере странной. — В.А.) 

Для того чтобы что-то получить, нужно четыре-пять лет, как английскую премьер-лигу, раскручивать. Вы же хотите включить сразу гандбол в эфир и с него получать дивиденды. Так не бывает. Конечно, канал начал ориентироваться на самые популярные виды спорта: футбол, биатлон, хоккей. Вот и получается, что во время чемпионата Европы по гандболу российский зритель смотрит матч «Челси» — «Арсенал». Смысл потом показывать гандбол в записи? 

Это словно свадьба без музыки. Настоящие поклонники все равно по Интернету будут следить за матчем. И вот я уже весь извелся, испереживался. И что мне теперь — снова смотреть, как наша команда проигрывает?

Лидеры и учредители «Матч-ТВ» должны определиться, куда пойти. Если мы пойдем в сторону коммерциализации, то смысл было от «России-2» уходить? Фильмы и там можно было показывать. Рокки-шмокки… Я же все понимаю: купили фильм, и больше за него платить не надо — показывай сколько хочешь. А за чемпионат мира хоть три копейки, но нужно заплатить. А на что должны жить спортивные ассоциации?

Раскритиковал министр и креативные утренние эфиры со смузи и прочими прелестями жизни. 

«Надо заинтересовывать людей, — подчеркнул министр. — А мы говорим обо всем, кроме собственно спорта. О том, у кого какая зарплата, о девушках спортсменов, о том, куда Широков пойдет… Сейчас же как комментируют игру? Он знает все: о родственниках, о семье, о скандалах, о доходах. Ребята, вы комментируете футбол! Как часто я сам смотрю „Матч-ТВ“? Ну, в семь утра, когда встаю на работу, могу включить телевизор. Пью кофе, смотрю, а у вас там коктейли делают. И так сорок минут. Клубника, ананасы лежат. Я понимаю, что это передача не для меня, и переключаю. А вечером приду домой и попадаю на эту вашу „Культуру“ (программу „Культ тура“)».

…И грустно и смешно. Все шалим, изумляем, а дело — ни с места. И никто даже пальчиком не пригрозит этим шалунам. Вот они и резвятся. Не за собственные денежки, разумеется…

Если на святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит…

Михаил САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН.


Виктор Анфиногенов

Фото: www.jetdeal.ru