" />

Исповедь спортсменки: дневник, коса и детская мечта

Исповедь спортсменки: дневник, коса и детская мечта
Как начинается путь к Олимпу? Какая вера помогает двигаться вперед? На что способен человек ради своей мечты? У каждого — свои ответы. Открываем для читателей личный дневник с откровенными признаниями нашей землячки заслуженного мастера спорта по тяжелой атлетике Марины Шаиновой.

Предисловие: для тех, кто не знает Марину Шаинову

Марина Шаинова — это гордость Кубани. Она родилась 14 марта 1986 года в селе Коноково Успенского района. С раннего детства занималась, казалось бы, неженским видом спорта — тяжелой атлетикой. Пятнадцать лет — с 2000 по 2015 годы — входила в национальную сборную страны.

В ее копилке 36 медалей: 25 золотых, три серебряные и восемь бронзовых (сама она, кстати, путается в показаниях) но за нее посчитали школьники из МБОУ СОШ № 4 родного Коноково, в которой она училась и окончила, кстати, серебряной медалью.

Представляя родную Кубань на разных спортивных форумах, например, она четырежды выигрывала чемпионат Европы (2005–2007, 2011), юниорский чемпионат мира (2005,2006) и олимпийское серебро в Пекине в 2008 году — это отдельная история, о которой вы тоже узнаете.
И этот человек, которого в медиахолдинге «Вольная Кубань» знают все, принес нам свои дневники. В скором времени они станут книгой (это цель Марины). Ее рабочее название «Тяжелая атлетика: две стороны одной медали». Это очень искренняя и талантливая проза. Это путь большого спортсмена — история радости и боли, страданий и счастья, любви и ненависти и бесконечной доброты и всепрощения. Восхититесь этим человеком и вы.

В качестве первого знакомства представляем вам три зарисовки, сделанные Мариной в разные годы.

Дневник: первая запись

Я хорошо помню тот день, когда впервые взяла тетрадь и ручку. Мне было 12 лет. Запись от 15.06.1998 года — первая страница моего дневника: «Обещаю себе, что, когда стану бабушкой, никогда не буду ругать детей. У старух очень неприятный, писклявый голос, и выглядят они в этот момент гадко! Только что соседка накричала на нас (сестру Лену и меня). Отвязался наш баран, перешел через дорогу и съел все листики на ее молодом деревце. Хорошо, Лена рано заметила, а то бы он и в цветник ее залез. Баран же! (Говорю родителям, что козу надо покупать, она-то умнее будет!).

Дневники марины Шаиновой.jpg
Мы вдвоем его еле оттащили. А соседка всю дорогу шла за нами, размахивала палкой и кричала. Я никогда раньше не разговаривала с ней и не видела вблизи. Только издалека, когда она сидела на своей лавочке. Но теперь запомнилось ее некрасивое лицо. Я думала о своей старости и уже всем сказала, что меня никто, даже внуки, не будет называть баба Марина. Ну ведь не звучит! Буду для всех просто Мариной. А еще я хочу, чтобы у меня всегда оставался красивый и добрый голос. И даже если будут морщины и беззубый рот, то пусть это будет заметно при улыбке, а не во время криков».

Детский мир: диван-малютка, куклы и тарелка с едой

Передо мной четкая, какая-то невероятная, теплая, светлая картинка. Ощущение порядка, комфорта, спокойствия и повсеместной радости, безграничного, даже неизмеримого восторга. Так мой детский взор воспринимает любую иллюстрацию удивительного мира. Черно-белый ламповый телевизор, старинный резной комод, диван-малютка. Я даже помню его текстуру и рисунок обивки. 

Выбеленные стены и покрашенный голубой краской столб, подпирающий потолочные балки, посреди комнаты. Неповторимый купаж из запахов саманных (глиняных) стен и долго рдеющих углей в камине. В маленьком окошке — целый мир! Огромный, широкий, бескрайний. А здесь, в этих пределах, моя жизнь как частичка единого вселенского составляющего. Куклы, игрушки, тарелка с едой на теплом припечке. 
Родители на работе, сестра в школе. Мне, наверное, лет 7. Начальная школа, вторая смена. Мама или папа придут, когда стрелки на больших настенных, еще прадедушкиных часах с боем будут на 12. К этому времени я должна быть одета. А пока…

Тяжелоатлетический помост: девочка с длинной косой

Рассказывают, что в школу весь первый класс меня провожала соседка, бабушка Аня. Но этих моментов совсем не осталось в памяти. А вот как папа собирал «в дорогу за знаниями», отлично помню. У меня всегда были длинные волосы, и он, как тогда казалось, очень умело с ними справлялся, заплетая в косу и убеждая, что главное в этом деле — прочность. Красоту плетения тогда оценить не могла, но то незабываемое облегчение, после того как Лена, моя сестра, выловив меня в потоке шумных первоклассников на перемене, расплетала папино творчество, осталось и через 20 лет в памяти.

Шаинова_0002.jpg

Обрезать волосы пришлось уже в возрасте 15 лет. Многие годы они были моим личным опознавательным знаком в российском тяжелоатлетическом кругу. Доводилось часто слышать и отвечать на вопрос: «А, это ты та девочка с длинной косичкой?»

Однажды на российских соревнованиях один из судей ради смеха пригрозил, что не засчитает удачную попытку в рывке, потому что по правилам помоста должны касаться только две точки опоры (две ступни). В моем исполнении в седе косичка тоже лежала на полу. Эта шутка была зафиксирована недалеко стоящей камерой и вошла в наш семейный архив.
Очень не хотелось обрезать волосы. Считала, что на международном помосте русская девочка с гербом на груди и заплетенной косой до пояса выглядит особенно патриотично и красиво. Но воспользоваться услугами парикмахера все-таки пришлось.
Успокаивала и сдерживала мое негодование единственная мысль о том, что это даст мне преимущество на взвешивании. В весовой категории до 48 кг эта тема была особенно актуальной. Смирилась с коротким хвостиком на голове вместо длинной, уже доросшей к тому времени до колен косички.

Спорт: готовы ли вы к падениям?

Ребенком меня оставляли одну дома. Самостоятельно смотреть телевизор категорически запрещалось. Папа, уходя, всегда выдергивал антенну. Но я быстро поняла, как заставить чудо-агрегат работать. Правда, приходилось все время сидеть около окошка и контролировать калитку, чтобы успеть выдернуть шнур обратно, когда кто-то из взрослых возвращался домой.

Автобиографии или документальные передачи всегда вызывали большой интерес. Появлялись четкие оценочные критерии: нравится этот человек или нет, как отвечает, как выглядит, как держится. Зарождались поведенческие симпатии, хотелось быть похожим на него, что-то запомнить, где-то повторить. Зачастую, воображая себя на месте приглашенного, начинала мысленно спорить, мечтать, размышлять на понравившуюся тему. В этот момент открывался другой мир: с удовольствием превращалась в известного артиста, спортсмена или хореографа…
Шаинова_0003.jpg
Сталкиваясь с журналистами, я ранжировала их вопросы, составляя свое мнение об их компетентности и осведомленности. Рассуждая на избитые, шаблонные темы, стремилась не давать скучные и банальные ответы.

Всегда приятно услышать что-то оригинальное, не скопированное, а лично рожденное в процессе творчества. К тому же нужно уметь отвечать на неприятные вопросы. 

На частые предложения журналистов типа «А вы меня поднимете?» я задавала встречный вопрос: «А готовы ли вы к падениям? В тяжелой атлетике взять вес получается далеко не с первой попытки».
Умение задавать вопросы — это важный и полезный навык. Это касается не только журналистики, но и всей жизни. Для спортсмена — показатель мастерства, ориентир, помогающий быстро понять, что происходит и как реагировать в ответственной, соревновательной ситуации.

Марина Шаинова: штанга или литература?

До сих пор мной руководят те же самые, детские критерии оценок при анализе любого творчества, будь то книга, музыка, картина или танец. Если в моей душе что-то поменялось, посчастливилось уловить вибрацию автора, понять его посыл, прочувствовать боль или радость, тогда рождается совместная история, мелодия, откровение. В любом случае невозможно оставаться равнодушной. Во всем содержится семя для размышлений. Иногда оно произрастает в прекрасное растение, иногда так и остается загадкой.

В детстве мне были абсолютно незнакомы ни скука, ни одиночество. Находила, чем себя занять. К тому же у меня имелась важная и ответственная миссия по обучению игрушек. Уже с тех пор тема ораторского искусства вызывала искренний восторг. 
Мне всегда нравилось писать. Сочиняла сказки и детские стишки. И, возможно, судьба была бы предопределена. Папа и старшая сестра — педагоги. 

Но детская мечта — учитель русского языка и литературы — так и осталась реализованной только в пределах стен нашей глиняной хаты, в окружении вымышленных учеников из усаженных кукол и подушек. Отец не скрывал одну из главных причин моих занятий спортом: звание «Мастер спорта» давало льготу при поступлении в физкультурное высшее учебное заведение.
Вводную часть исповеди пусть венчают слова святого апостола Павла: «Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся» (Новый Завет, п.51, глава 15).

Продолжение следует...

Марина ШАИНОВА