Маразм крепчает: о продлении ареста Мамаева и Кокорина

Маразм крепчает: о продлении ареста Мамаева и Кокорина
Как вы думаете, кому хорошо от того, что Кокорин и Мамаев на нарах? Плохо самим футболистам, их родственникам, друзьям. Плохо футболу, болельщикам. Да что там — двум недорослям сочувствуют даже те, кто поначалу радовался тому, что наконец-то зазвездившиеся спортсмены привлечены к ответственности. Я не призываю к жалости. Нахулиганили — пусть отвечают по закону: не дети ведь, пора понимать, что такое хорошо и что такое плохо, мозгами шевелить. Я о том, что не надо из мухи слона делать.
…Форварду «Зенита» Александру Кокорину и полузащитнику «Краснодара» Павлу Мамаеву продлили арест до 25 сентября (в Бутырке они находятся с начала октября 2018 года. — В.А.), что вызвало откровенное недовольство в обществе. — Они там что, все с ума посходили?! — воскликнула бы Серна Михайловна, секретарша Полыхаева, начальника «Геркулеса» из романа Ильфа и Петрова «Золотой теленок». И ее негодование наверняка проходило бы под бурные аплодисменты тех, кто знаком с этой, в общем-то, неприглядной историей, которая приняла довольно странный оборот с непредсказуемым финалом.

Вкратце напомню суть дела. Популярные футболисты, находящиеся в нетрезвом состоянии, устроили дебош в центре Москвы, нанеся телесные повреждения ответственному работнику Минпромторга и шоферу Первого канала ЦТ. Драка — сама по себе недостойное мероприятие, а избиение — просто низость. Тем более что зачинщиками поносиловки стали известные в стране молодые люди, мастера футбола. Неудивительно, что случившееся шокировало народ, который и так недолюбливает избалованных, развращенных большими деньгами футболистов. Возмущенные люди потребовали сурового наказания «зажравшихся» спортсменов, считающих себя неприкасаемыми. В общем, поставить на место зарвавшихся парней, как говорится, показать им кузькину мать…

В обществе наблюдалось редкое единодушие: защитников у Кокорина и Мамаева практически не было. Да и кого защищать, какие можно тут найти аргументы?! Но к сегодняшнему дню настроение резко поменялось. Помните? «Свободу Деточкину!»? Вот так и здесь. Народ не понимает, что происходит. Народ требовал наказания футболистов, а не издевательства над ними. А именно к такому выводу приходишь, наблюдая за ходом «дела» Кокорина и Мамаева. Собственно, хода как такового как раз-то и нет.
Александр и Павел сидят в СИЗО Бутырки с октября прошлого года, но им так и не вынесли приговор. Сначала продлили арест до 8 декабря, потом — до 8 февраля, потом — до 8 апреля, и вот теперь — до 25 сентября. Чего ждать дальше, когда наконец суд примет решение? А ведь дело-то простое, проще пареной репы. 
Кулаками и стулом размахивали, когда на улице светло было — утром. В распоряжении следователей — свидетели, видео. Не какая-нибудь мудреная ситуация, в которой сам черт ногу сломит, — сущий пустяк для настоящего профессионала. А в том, что здесь работают настоящие профи, думаю, никто не сомневается. Только вот почему тогда они соорудили 26 томов дела?! Это что же такое надо было совершить, чтобы написать целое собрание сочинений… Чем вызван этот юридический «долгострой»?

И вообще, в этой истории много непонятного. Непонятно, например, почему, пока идет следствие, футболистам не разрешили находиться под домашним арестом. Они что — закоренелые преступники, насильники, грабители или убийцы, разбойники? Напомню, что речь идет об обыкновенной драке, в результате которой никто серьезно не пострадал. Сколько таких потасовок случается — не сосчитать. Необычность ее разве что в том, что в центре внимания скандала оказались известные люди. Может, это показательная порка? Дескать, пускай эти прожигатели жизни почувствуют, почем фунт лиха… Это, мол, не мячик по траве катать. Даже если порка как наука другим, то палку уже перегнули. В конце концов, футболисты тоже люди. Пусть загулявшие и нарушившие закон, но ведь люди. Они заслуживают наказания за свою отвратительную выходку…

Но как понимать то, что к Кокорину, у которого вдруг дала о себе знать старая травма, не допустили врача «Зенита»? Для Кокорина футбол — это профессия, и мы не должны забывать об этом. Ему нужен спортивный врач, а не сто человек в белом халате. В результате неправильной терапии Александру сожгли колено! Разве это не варварство?

Я уже до конца не понимаю, что там происходит, — говорит великий теннисист олимпийский чемпион Евгений Кафельников. — Безусловно, Кокорин и Мамаев совершили дикарский поступок. Никто не должен решать вопрос в силовом поле — мы живем не в джунглях, и закон «сила — в силе» давно неактуален. Хулиганили — нужно отвечать. Я думаю, они это понимают. Но почему дело так затягивается? Каждая новая отсрочка подрывает доверие к правосудию.
Известный журналист, футбольный комментатор Василий Уткин не сдерживает эмоций по этому поводу в своем телеграмм-канале:

— Что ж, Кокорину и компании продлили срок в СИЗО. По-моему, это омерзительно. Я напомню, что речь идет сейчас не о наказании, а о мере пресечения. Не понимаю я, во-первых, как можно в таком простом и очевидном деле не разобраться за два месяца. Допускаю бюрократизм и волокиту, но совершенно очевидно, что с обвиняемыми никаких следственных действий уже не будет. Говорить о том, что они скроются, смешно. У обоих миллионные контракты, которые они рассчитывают сохранить. О воздействии на следствие говорить просто позорно, потому что у всех фигурантов, конечно, есть потенциальные заступники. Но деятельность этих заступников вообще никак не ограничена содержанием этих несчастных идиотов под стражей.

Я не понимаю, зачем их нужно содержать под казенной охраной, в казенном месте на мои чертовы налоги из-за того, что огромные по численности и полномочиям органы правопорядка и правосудия не могут или работать быстрее и эффективнее, или обеспечить контроль за двумя бездельниками иначе как в Бутырке. Я очень неудовлетворен тем, как вы прожираете мои налоги, дармоеды.

Что говорить, резковато, но ведь все так и есть. Мы возимся с двумя драчунами, двумя молодыми людьми, у которых просто повело крышу от неограниченных финансовых возможностей, шумим, привлекаем внимание общественности. Надуваем щеки: дескать, смотрите — нет у нас неприкасаемых… Нам самим не смешно? Мне грустно и хочется плакать от тоски и безнадежности. Чиновники-воры, крадущие у государства, народа миллиарды, на свободе, а если вдруг кого из них и ловят за руку, то многие отделываются легким испугом или же идут на повышение… А тут разошлись — показательная порка горе-футболистов

Мой друг заслуженный тренер СССР Евгений Мартианов, учитель, как он сам себя называет (среди его воспитанников не только прославленные мировые чемпионы и рекордсмены, но и ученые, руководители — личности, проявившие себя в других отраслях жизни), с которым мы часто беседуем на различные темы, считает все, что происходит сейчас вокруг Кокорина и Мамаева, форменным безобразием. И я стою на том же.
Наказание — это прежде всего воспитание оступившихся, а не моральное унижение. Нельзя, чтобы Кокорин и Мамаев вышли из тюрьмы озлобленными, утратившими возможность заниматься любимым делом. А футбол — это для них профессия. 
Что касается наказания, то оно ведь может быть разным. Например, солидный штраф вкупе с разного рода работами — дворниками, санитарами… Чтобы так и не вспыхнувшие звезды футбола прочувствовали всю низость своего поступка. И они давно бы вернулись к профессии. А так — что?!

Закончить свои заметки я хочу цитатой из интервью президента футбольного клуба «Краснодар» Сергея Галицкого, которое он дал ютуб-каналу «Русские норы». В нем Сергей Николаевич прокомментировал решение расторгнуть контракт с Мамаевым и не только

— Мне не нравится, что после всей этой истории из Александра Кокорина и Павла Мамаева пресса делает то отрицательных, то положительных героев. Не надо уделять им столько внимания в медийном пространстве… У нас были свои причины, чтобы расторгнуть контракт с Мамаевым. Мы подали в палату по разрешению споров заявление… Я лично принимал это решение. Это все, что я могу сказать. Не хочу давать развернутые комментарии по Мамаеву — чтобы не влиять на решение суда. Российская тюрьма, я слышал, не самое приятное место. Это не санаторий на берегу моря. И для Павла это станет тяжелым уроком. На всю жизнь. Как бы ты ни относился к человеку, не хочу влиять на решение своими словами. Все, что мы можем сделать, — молчать до решения суда. Наши отношения — это личное. Наверное, что-то в жизни он сделал не так, раз его туда привела судьба…

У нас 11 тысяч мальчишек, и они должны знать, что с них будут спрашивать как с обычных людей. За это им и платят большие деньги. Если они думают, что они живут в обществе и свободны от него, то нужно обращаться к классику. Когда на стадионе выкрикивают их имена, это накладывает на них обязательства — хотят они этого или нет. Как все богатые люди, мы ограничены в каких-то вещах, которые позволены другим. Если вы не хотите этих ограничений, то, пожалуйста, выбирайте себе другую жизнь.

Эти 11 тысяч мальчишек ложатся спать и думают о тебе как о кумире. И твоя поведенческая модель должна этому соответствовать. Особенно в таком клубе, как наш. Ребята должны знать, что неправильно бить стулом человека по голове, что неправильно бить лежачего человека. Мы обязаны на это реагировать. Я не желаю Павлу зла и хочу, чтобы для него это поскорее закончилось, но эти мальчишки должны знать, что мы всегда будем так реагировать, когда речь зайдет о подобной поведенческой модели…

Мне кажется, что этот монолог президента ФК «Краснодар» должны знать наизусть, как таблицу умножения, игроки всех российских профессиональных команд, а не только краснодарского клуба. А что касается непосредственно Кокорина и Мамаева, то нам приходится уповать на то, что «советский суд — самый гуманный суд в мире!» (Помните восклицание Георгия Вицина?)

Богдан
База
Вольная Кубань