О футболе в России: Нам забивают, сколько захотят, мы — сколько сможем…

О футболе в России: Нам забивают, сколько захотят, мы — сколько сможем…
А можем мы, как показали матчи с командами Бразилии и Франции, очень немного. Забили один гол, а пропустили шесть (по три в каждом матче)! С бразильцами — еще хорошо отделались. Акинфеев как минимум два-три мяча вытащил…
Вы скажете, мол, ничего страшного: с сильнейшими сборными мира играли. С сильнейшими. Но это совсем не значит, что оборона национальной команды должна напоминать проходной двор. И это при том, что у нас замечательные вратари. Вратарская линия — самая сильная в российской сборной. За Акинфеевым не пустота — Лунев, Селихов, Габулов, Беленов… А вот классного защитника ни одного нет. Ни одного! В нападении на всю матушку Россию было два форварда хорошего уровня — Смолов и Кокорин. Теперь один Смолов остался. Скудно, постыдно скудно…

Спортшколы есть, интернаты есть, академии есть, профессиональные клубы есть, премьер-лига есть, ФНЛ есть, безумные зарплаты у игроков команд мастеров есть, а футболистов-профессионалов нет. Точнее, они есть, но нет у них соответствующего мастерства, нет! Право, такое только в России может быть.

— К сожалению, нынешнее поколение находится на дне состояния нашего национального футбола, 
— убежден арбитр международной категории Сергей Хусаинов. — Был большой приток легионеров в клубы. А сами клубы преследуют в первую очередь собственные интересы, а не национальные — это естественно. И такова ситуация во всех странах.
У нас это привело к тому, что на ведущих позициях в командах играли легионеры, а наши молодые ребята не имели возможности пройти хорошую практику. Они не получали большого игрового опыта. А эти факторы необходимы для того, чтобы в дальнейшем на важных игровых позициях они в команде могли бы стать лидерами.

И мы пришли к тому, что у нас есть отдельные, я бы сказал — индивидуальные игроки. Игроки, которые по стечению обстоятельств играли в несколько других по структуре клубах. Они пользовались поддержкой клуба и тренерского состава, а потому имели хорошую игровую практику. Пример? Федор Смолов в «Краснодаре» или тот же Алексей Мирончук в «Локомотиве». Они играют, а посему и могут как-то показать, проявить себя в национальной сборной. А остальные, не имея хорошего опыта и взаимодействия с другими хорошими футболистами, к сожалению, заметно ниже классом. При всем уважении, яркий пример — это Гранат. Отсутствие его всякого участия в возможности оказать сопротивление Мбапе — это нонсенс. Никогда у нас не было так, чтобы в сборной не было хороших защитников.

…Много чего у нас не было. Засилья иностранцев, например. Легионеров вообще не было, а футболисты высокого класса были. Назвать? С удовольствием, хотя уже не раз это делал. Бобров, Яшин, Стрельцов, Нетто, Валентин Иванов, Сальников, Воронин, Шестернев, Шустиков, Тищенко, Огоньков, Крижевский, Борис Кузнецов, Завидонов, Леонид Пахомов, Владимир Пономарев, Масленкин, Численко, Метревели, Черенков… Всех мастей — я имею в виду их игровые амплуа…

И этому есть простое объяснение. Прежде тренеры команд мастеров были заинтересованы в молодых игроках, выпускниках спортшкол, заботились об их творческом росте, как говорится, доводили ребят до кондиции. Молодежь не шлифовала скамейку запасных — она играла, получая ту самую хорошую игровую практику, о которой говорит Сергей Хусаинов. И это — единственный путь выбраться из ямы, в которой оказался российский футбол.

— Полтора года назад, когда дали российский паспорт Гильерме, я честно не понимал, зачем это было нужно,  делится своими впечатлениями популярный в прошлом форвард Александр Мостовой. — У нас что, нет вратарей нормальных, нет молодых ребят? На что мне кричали: назовите фамилии. Я говорю: ребята, я вам сейчас с десяток вратарей назову. В итоге сделали ему паспорт, свозили на Евро, он там просидел на лавке и вернулся. С таким успехом и меня можно было сделать третьим голкипером, и вас. Через пару месяцев у нас в чемпионате хорошо зарекомендовали себя Лунев и Селихов, да много кто еще. У меня вопрос: а что, их раньше не было? Были. Просто никто не хотел замечать. Точно такое же отношение и к Ари. Он хороший нападающий, бесспорно. Но давайте тогда еще кого-нибудь натурализуем. Мусу или еще кого-то. Это ужас: в многомиллионной стране не можем найти форварда!

Кто должен сыграть на месте Кокорина? Это пусть решает тренерский штаб, руководство. Это их прерогатива, а с нас, ветеранов, что спрашивать? Проблема в том, почему мы не выращиваем своих. Я смотрю на условия, в которых тренируются наши футболисты, — ни в одной стране мира такого нет. В 90-е ни полей, ни баз тренировочных нормальных не было — и то мы умудрялись показывать неплохой футбол. А сейчас что-то подмерзло или какая другая проблема — тут же жалуются…

Что — Сергей Хусаинов и Александр Мостовой открыли Америку? Да нет, конечно! Их устами глаголет истина. И известный арбитр, и один из лучших нападающих в истории российского футбола говорят о том, что все хорошо знают. Собственно, это прописные истины. Как дважды два четыре, как Волга впадает в Каспийское море. Все, кроме наших футбольных чиновников-начальников. А их развелось видимо-невидимо. Только одних президентов российского уровня у нас трое — президент РФС, президент РФПЛ, президент ФНЛ. Солидно, ничего не скажешь. Но только вот результаты — пшик. Напомню, раньше на весь союзный футбол был один начальник — начальник Управления футбола Спорткомитета СССР. На все три лиги — высшую, первую, вторую — никаких тебе президентов!

В спорте, в частности в футболе, все очень просто. Главное — искать таланты, кропотливо растить их, воспитывать, давать молодежи шанс поверить в себя, обрести уверенность. Молодые должны играть! Вот и все! А наши лучшие футбольные умы все рассусоливают о том, когда лучше мяч гонять — зимой или летом, о пользе легионеров и их количестве на поле и в заявке, ведут разговоры о натурализации иностранцев. А на российских полях по-прежнему играют не мастера, а подмастерья, как с грустью остроумно заметил Евгений Ловчев, в прошлом популярный игрок «Спартака» и сборной СССР. Сырые, необученные, да еще и не привыкшие трудиться в поте лица.

— Кутепов меня сразил наповал,
 — изумляется Мостовой. — В перерыве матча с Бразилией на камеру заявил: «Мы набегались за ними в первом тайме». Я когда услышал, просто в шоке был: как можно такое молодому парню говорить?! В 23 года 45 минут отстоял на своей половине, пару раз выбил мяч — и он устал! А бразильцы, которые сыграли на стольких турнирах, не устали? Марсело почему-то не устал, носится на левом фланге каждую субботу, воскресенье, когда он в Испании играет, а еще и в Лиге чемпионов.

Вот таких футболистов сегодня приглашают в сборную. Вынуждены приглашать. Сборная СССР всегда отличалась отменной физической подготовкой, самоотверженностью, волевыми и скоростными качествами. Теперь многое из прежних достоинств утеряно.

Мы сетуем на отсутствие травмированных Васина и Джикии. Да, это потеря, но, положа руку на сердце, кто может сказать, что эти ребята — защитники международного класса? А Нойштедтер, Кудряшов, Семенов? Просто у нас других нет.
Станислав Черчесов много экспериментирует. Наверное, это не очень хорошо. Пришло время наигрывать основной состав. Откровенно говоря, пока не видно, в какой футбол собирается играть сборная России на чемпионате мира. С другой стороны, и главного тренера понять можно: затянувшаяся ротация — не от хорошей жизни…

— Жалкое зрелище… Мы проиграли практически во всех компонентах игры, которые существуют, — грустно констатировал заслуженный тренер России Валерий Газзаев после матча с бразильцами. — В индивидуальном техническом оснащении. В тактике. В розыгрыше мяча. В контроле мяча. Играли фактически только на контратаках. Уступали в каждом эпизоде. До счета 0:3 ничего не было — только потом бразильцы встали, пошла череда замен, у нас началась своего рода агония. Будем честны: бразильцы забили бы еще мяча два-три, если бы не Акинфеев. Очень сложно говорить о каких-то перспективах. Они туманны…

После матча с Францией Газзаев выглядел чуть-чуть оптимистичнее: 1:3 — это не 0:3. Так что поступательное движение вперед есть… Но только чуть-чуть.

— Другое дело, что по игре команды остаются вопросы. Времени до чемпионата мира почти не осталось — хочется видеть более содержательный футбол. И другие результаты, конечно. Победа даже в товарищеской игре добавляет настроения. А поражения всегда неприятны. Даже если ты показываешь зрелищную игру. Впрочем, ее ведь тоже не было…

Когда будет? Если верить в чудеса, то к началу чемпионата мира появится. А пока есть сборная, точнее — список фамилий, есть какие-то схемы, наброски. Команды как таковой нет. Нет поставленной игры. Есть надежда, которая, как известно, умирает последней. Но нет уверенности в том, что все на предстоящем чемпионате сложится хорошо…

И еще раз вернусь к интервью Газзаева, которое он дал после матча с Францией. В нем есть один весьма любопытный момент. Журналисты спросили Валерия Георгиевича о том, как он относится к тому, что Черчесов игнорирует Игоря Денисова. И вот что они услышали:

— Знаете, у каждого тренера свои взгляды на формирование состава. С другой стороны, сборная России — это государственный масштаб. Личные отношения здесь лучше задвинуть куда-нибудь подальше, чтобы их не было видно. Надо принимать решения, которые приносят команде максимальную пользу. Все ждут максимального результата… А сборная — не частная лавочка.

— У вас бывали случаи, когда вы брали игрока в команду, несмотря на личный конфликт?

 Конечно, и не один раз. На протяжении всей моей карьеры такое случалось регулярно. Я никогда не принимал кадровых решений в ущерб результату.

…С позицией Газзаева трудно не согласиться. Что касается фамилий… Журналисты назвали только Игоря Денисова, но, думаю, подразумевались еще как минимум пара имен. Например, те же Артем Дзюба и Андрей Аршавин…
Россия, бедная Россия…

Уважаемые президенты РФС, РФПЛ, ФНЛ, президенты клубов! Футбол — игра для зрителей. Интересы сборной превыше всего! Это азбучные истины — неужели их так трудно запомнить? Это преступление, когда деньги управляют футболом, вообще спортом. Преступление!

Радио «Краснодар»