" />

Чем грозит России отказ от доллара?

Чем грозит России отказ от доллара?
Самая популярная сейчас тема, или, как говорят, тренд нашего финансово-экономического блока, — декларация готовности отказа от использования американской валюты во внутренних и зарубежных расчетах.
У нас есть рубль, у китайцев — юани, у европейцев — евро, вот и будем торговать с ними за рубли, с восторгом говорят отечественные финансисты. Не знаю, как у вас, но у меня почему-то возникают большие сомнения, как бы реализация подобных инициатив не привела, в очередной раз, к снижению уровня доходов и сбережений населения.

К сожалению, все последние действия и инициативы властей в реальности, а не на бумаге приводят именно к этому. Не случайно, наверное, Кремль пока дистанцировался от этого тренда правительственных финансистов, руководства Центрального и ряда так называемых госбанков. Чем вызван такой оптимизм банковского сектора и что может произойти в ближайшее время, попробуем разобраться.

Собственно говоря, тема отказа от доллара в международных расчетах не нова и периодически возникает, когда растущие экономики, в основном в Азиатском регионе, пытаются избавляться от диктата американской Федеральной резервной системы — единственного держателя и эмитента основной мировой валюты. И, как правило, заявления об отказе от доллара носят больше популистский характер, чем реальный экономический смысл.
Силен еще «зеленый» во всем мире и особенно в России, где основная часть сбережений россиян хранится либо на долларовых вкладах, либо под матрасом. Отечественный бизнес и госкорпорации тоже предпочитают его, а потому вряд ли это можно изменить даже на фоне санкций. И это все понимают.
Тем не менее тема отказа от доллара значительно активизировалась на прошедшей неделе. Но до этого прошло несколько знаковых событий, наверняка имеющих к этому самое непосредственное отношение. Впрочем, судите сами.

Складывается впечатление, что в Сети зачищаются следы публикаций о случившемся 24 августа возгорании в главном здании Центрального банка России в Москве на Неглинной улице. Сразу после пожара глава ведомства Эльвира Набиуллина исчезла из информационного пространства, что породило массу домыслов, мол, сбежала в США и так далее. Объявилась она в СМИ лишь в начале сентября с очередными мантрами о таргетировании инфляции и волатильности валют.

Как выяснилось, в день пожара госпожа Набиуллина действительно была в США, куда прибыла на ежегодный экономический симпозиум в Джексон-Холл, местечко, где ежегодно в августе собираются руководители национальных центробанков, верхушка Международного валютного фонда и, конечно же, хозяева этой мировой финансовой системы — представители Федеральной резервной системы США, чтобы выработать линию поведения на предстоящий период.

Мероприятие традиционно проходило с минимальным присутствием прессы, подробностей об этом фактически закрытом совещании не было. В этот же день впервые с апреля 2016 года рубль по отношению к доллару превысил отметку в 69 рублей. Но это, скорее всего, простое совпадение.
Предположений о том, что сгорело на четвертом этаже офиса ЦБ, существует множество, но факт, что тушили огонь 15 пожарных расчетов, как то не вяжется с официальным заявлением ведомства о небольшом возгорании оргтехники. Вряд ли что-то еще будет обнародовано, будем считать, что сгорело то, что должно было. 
Гораздо примечательнее стало первое появление в медийном пространстве главной банкирши страны после паузы. И не где-нибудь, а уже на форуме МВФ. И тут руководитель главного банка страны блистала, ей аплодировал зал, сама глава Фонда Кристин Лагард просто рассыпалась в комплиментах российской коллеге. Она называла ее лучшей руководительницей всех известных Центробанков, чуть ли не целовала за «успешное руководство денежно-кредитной политикой», хвалила за установление плавающего курса рубля, за условия для свободного перемещения капиталов (читай, вывод их за рубеж), за таргетирование инфляции и «очищение банковской системы от слабых и подозрительных игроков». Не могу удержаться от вопроса: это когда триллионы тратятся на покупку уже разворованных банков, а сомнительные, чаще всего связанные с рискованным, по мнению ЦБ, реальным сектором экономики, производством, лишаются лицензии?

В заключение своего выступления, если верить западным СМИ, Эльвира Набиуллина поблагодарила за всестороннюю поддержку ее деятельности Правительство РФ и руководство трех российских госбанков, и, как бы неохотно, но все же поделилась планами по избавлению российской экономики от долларовой зависимости. И, как ни странно, это тоже вызвало одобрение собравшихся.
Думаю, давно уже ни у кого не вызывает сомнений факт, что главный финансовый регулятор страны действовал и действует в координации с организаторами современной финансовой системы — Федеральной резервной системой Соединенных Штатов. Вряд ли сейчас какая-то страна, тем более развивающаяся, может действовать иначе. 
Даже Китай, против которого США развязали настоящую торговую войну, а это уже, наверно, первая экономика, не собирается отказываться от доллара. Нет, китайцы не против торговать с Россией за юани, но курс устанавливают грабительский, понимают, как можно заработать на этом стремлении северного соседа к «финансовой независимости». Также, скорее всего, будут поступать и другие наши торговые партнеры, которым будет предложено рассчитываться в рублях.

Причина здесь, думаю, очевидна и опять же связана с действиями ЦБ. Неоднократно сообщалось, а многие эксперты уверены, что до 95 процентов операций на Московской валютной бирже — это чистые спекуляции, которые осуществляются при полной поддержке ЦБ. Ведь регулятор и должен по идее ограничивать их объем, обеспечивая тем самым стабильность национальной валюты. Но этого не происходит, и вложения в финансовые спекуляции, где доходность 50–70 процентов, выглядят предпочтительнее, чем в производство. Там и пяти процентам при нынешней ситуации рады.

Поэтому, согласитесь, очень странно выглядит радость по поводу перехода в международных расчетах на рубль. В том же Китае вес юаня определяется не финансовыми спекуляциями и торговлей сырьем, а другими вещами, которых уже полно в каждом доме.

Горячую поддержку дедолларизации уже поспешило объявить руководство Госбанка ВТБ, даже назвали четыре пункта, по которым она должна осуществляться, и «успокоили» население: мол, вариантов принудительного перевода валютных вкладов в рублевые не предусматривается. Сбербанк, где хранится основная масса вкладов населения, пока не спешит с заявлениями.
Хотя всем понятно, что объявленный отказ от долларовых расчетов, не может не подтолкнуть банкиров в направлении: а как на этом заработать? Ну, существуют они для этого. Нельзя полностью исключить возможность того, что в случае запрета обращения иностранной валюты внутри страны, не будет произведен, как в 2008 году, в обязательном порядке и по грабительскому курсу обмен долларовых вкладов на рублевые, не возникнет искусственный дефицит наличных долларов. Впрочем, вопрос даже не в этом, а в том, почему нашу финансовую элиту как бы мягко подталкивают к отказу от американских дензнаков, даже поощряют.
Может быть, ответ кроется в полемике, развернувшейся на прошедшем 12 сентября заседании комитета по банковскому делу Сената США по оценке эффективности уже введенных и планируемых антироссийских санкций. Одним из важнейших «достижений» санкционной политики его председатель Майк Крэпо назвал то, что экономика России уже не сможет развиваться, а будет выживать при полутора процентах роста ВВП. Как тут не вспомнить слова из недавнего интервью Набиуллиной агентству «Рейтер» о том, что экономика нашей страны даже при 100 долларах за баррель не будет развиваться сверх 1,5–2 процентов в год. Но это, конечно же, совпадение.

Расстроился же господин Крэпо только по поводу возможного отсечения трех российских госбанков от американской финансовой системы. Делать этого, по его мнению, никак нельзя. А то через кого же мы будем влиять на руководство России, восклицал он. Почему так важна роль банков для сенаторов-санкционеров, понятно: в случае отказа России от доллара, а мы пока единственная страна, которая торопится это сделать, не попавшие под санкции банки станут единственными операторами и наличной и безналичной американской валюты — по-прежнему основного платежного средства. А это уже не экономика, это прямая возможность «дружественных» сенаторам банков влиять на политику в стране. Вряд ли кто сомневается, что если рубль и сможет заменить доллар, то очень не скоро. Так зачем же гнать лошадей? Ну не для того же, чтобы банкиры нажились в очередной раз?

Мы видим, что Америка сейчас фактически изолируется от мира, выходит из союзнических объединений и соглашений. Вводит санкции против своих же партнеров и ограничивает им доступ на свой рынок, повышая пошлины. Даже с мировой фабрикой всего — Китаем начинает торговую войну, чтоб защитить своего производителя.

Много говорилось, что американский госдолг имеет гигантские размеры, ничем не обеспечен, печатают столько долларов, сколько хотят. Но не спешат другие страны прекратить покупку американских долговых обязательств. Потому что промышленность в США растет, к сожалению, в разы быстрее российской. И поддержка наших финансистов, стремящихся избавиться от доллара, очень поможет развитию производства в самих Соединенных Штатах. Ничего, кроме сырья, Запад в России не интересует. В условиях санкций отказ от доллара только подстегнет вывоз всего, что осталось, из страны и может значительно снизить цены на наш экспорт. Вот буквально вчера уже озвучена инициатива российского Минфина компенсировать убытки тем экспортерам, которые будут торговать за рубежом за рубли. Но, наверное, это очередное совпадение. Как вы считаете?