" />

Что на самом деле стоит за желанием Украины назвать Россию страной-агрессором

Что на самом деле стоит за желанием Украины назвать Россию страной-агрессором
В начале парламентского политического сезона Рада Украины собирается рассмотреть в числе прочих ключевых закон о медицинской реформе. Нет нужды гадать об особенностях будущих перемен в этой важной социальной сфере. А вдруг будут лечить только тех, для кого приветствие «Слава Украине!» будет ключом к медуслугам?

Но нас интересует другой аспект: будет ли усилена психиатрическая помощь властвующей ныне компании? Уже многие действия украинской власти похожи на результат стойкого расстройства. Последний выброс адреналина у правящей верхушки вызвал закон о реинтеграции Донбасса, то есть о возвращении в состав Украины. Ничего, казалось бы, нового. Президент Порошенко без устали говорит о том, что и Крым вернется, и Донбасс, и что «оккупантов» обязательно оттуда выгонят то ли политическими средствами, то ли военными.


Но в новом законе, который уже готов к рассмотрению в Раде, есть одна особенность. Вот ее мы рассмотрим. В документе впервые на законодательном уровне Россия может быть определена как «страна-агрессор» и «оккупант». Объяснять новую терминологию только тем, что в разработке закона принимал участие совет безопасности Украины во главе с известным русофобом Турчиновым, не стоит. Потому что определение России как агрессора и оккупанта — это не просто пропагандистская штучка, хотя и не без этого.


Чтобы это понять, достаточно обратить внимание на комментарий СЕБОУ: закон необходим «для четкого определения правового статуса неконтролируемых территорий с целевой установкой на перспективу их реинтеграции, а также формирования нового правового режима ведения боевых действий, новой, более скоординированной структуры управления военными и социально-экономическими процессами в зоне конфликта».

Что же это значит? Если коротко, то следующее: сегодня, обстреливая и убивая Донбасс и Луганщину, каратели бьют все же по своим гражданам и своим территориям. Во всяком случае, так это может воспринимать Запад, если, конечно, захочет. А вот если убедить кого-то, что это оккупированные территории и что они находятся под пятой захватчика, в нашем случае России, то боевые действия как бы принимают «освободительный» характер. Это, сами понимаете, нечто иное, чем гражданская война.


Этот закон исключает и всякие юридические претензии донбассцев, тех, что живут на неподконтрольных Киеву территориях. Какие нарушения гражданских прав, вы тут вообще ни при чем, мы воюем с захватчиком, а вы случайно попадаете под снаряды и мины. Как на любой войне. А в том, что вас убивают, калечат, разрушают ваши дома, губят имущество, виновата страна-агрессор. Этот закон может дать возможность отменить АТО и ввести военное положение, а это уже совсем другая история.


Ну и еще один момент. Если Рада этот закон примет, о минских соглашениях уже можно не говорить. В них ведь шла речь о конфликте на юго-востоке страны, о внутренней проблеме Украины. А с наличием «агрессора» и «оккупанта» картина меняется. И Украина, по замыслу ее стратегов, совсем не должна выполнять эти соглашения. Нельзя сбрасывать со счетов и еще одну цель: многие политические метания Киева в принципе направлены на выдавливание финансовой поддержки Запада. Этот — не исключение.

В Москве, естественно, детально прорабатываются меры реагирования на новый выверт соседей. Но это направление следует рассматривать отдельно, что мы и сделаем при первой возможности.

Всего вам доброго!

Фото: novorosinform.mirtesen.ru.