" />

Для кого Россия Родина?

Для кого Россия Родина?
В 2001 году в РГУ докторскую диссертацию защищал Игорь Чубайс. В кулуарах он утверждал, что с братом — Анатолием Борисовичем не общается с начала 90-х, да и некоторые тезисы его научного исследования косвенно это как бы подтверждали. В своем больше политологическом, чем социологическом, труде Игорь Борисович в том числе исследовал идентификационные кризисы в России. К ним он относил все переломные события в истории страны прошлого столетия, начиная с революций 1917 года: смерть вождей, войны, кризисы, распад страны и т. д. Свою основную цель видел в определении параметров российской национальной идеи как духовной и нравственной основы развития страны, которая, по его мнению, должна опираться на религиозность. Один из его тезисов семнадцатилетней давности остается, по-моему, актуальным до сих пор.

Много времени автор уделил описанию разрушительной роли партноменклатуры в развале Советского Союза и утверждал, что формирующиеся в России новые элиты, как и их предшественники, присваивают большую часть национального продукта. Складывалось впечатление, что он как бы постоянно полемизирует с родственником. А ведь прав оказался ученый.

Бедные – все беднее, богатые – все богаче

Мы уже привыкли к периодически появляющимся в прессе сообщениям о все увеличивающемся имущественном расслоении в стране. И никого не удивить заявлениями, например, швейцарского финансово-аналитического агентства Credit Suisse, сделанными по итогам 2017 года, что всего десять процентов самых богатых россиян владеют 89 процентами, по их определению, совокупного благосостояния всех российских домохозяйств, а лишь один процент из них в собственности имеет почти 75 процентов этого самого национального продукта. К примеру, в Германии этот показатель — около 32 процентов, в США — 42. Также в этой организации утверждают, что 70 процентов взрослого населения России относится к наименее обеспеченной половине населения мира, в том числе четверть россиян — среди самых бедных 20 процентов человечества.

Тенденция расслоения общества по имущественному признаку очень четко обозначена в современной России. 

Конечно, эти данные за год устарели, да и методика подсчета неясна, но Правительство РФ этих данных никогда не подтверждало. Впрочем, и не опровергало тоже, ограничиваясь рапортами о регулярном росте доходов россиян. Но тенденция расслоения общества по имущественному признаку очень четко обозначена в современной России. Почему власти не обращают внимания на этот фактор, как нельзя лучше характеризующий сегодняшнее направление социально-экономического развития страны, не дают оценок тому, что многолетнее падение доходов российского населения происходит при одновременном стремительном, даже во время кризиса, увеличении доходов олигархов? При этом более половины российского населения получают заработную плату не выше 25 тысяч рублей в месяц, а четверть — около 15, сообщали СМИ со ссылкой на центр экономических исследований московского финансово-промышленного университета «Синергия».

Загадочная средняя зарплата

Как видим, их данные существенно расходятся с оценками правительства, недавно отрапортовавшего, что в России средняя начисленная заработная плата за полугодие выросла на 11 процентов и составляет теперь 42550 рублей. Не стоит, думаю, рассуждать о методиках расчета в Росстате и университете, каждый из нас легко может определить, какая из этих организаций более объективна. Впрочем, сказать, что совсем никакого объяснения такой диспропорции в доходах со стороны власть имущих нет, нельзя. Многие либеральные экономисты объясняют это следствием диалектики социально-экономического развития страны: мол, идет накопление капитала и будет оно идти в России еще минимум лет шесть. Затем, по мере старения элит, произойдет мирное перераспределение национального продукта. Ага, хочется добавить, и возраст пенсионный не будет повышаться, и НДС снизят, и олигархи все как один последуют примеру Билла Гейтса, который за годы работы сделал миллионерами 25 тысяч своих сотрудников. Проявят, так сказать, социальную ответственность.

Пока же все эти бенефициары приватизации государства и доступа к бюджету как-то не по-миллиардерски реагируют на западные антироссийские санкции: то денег у государства на спасение своего бизнеса просят, то впадают в истерику при одном только упоминании о возможности ввести прогрессивный налог на доходы. И платят его по той же ставке, что и простой работяга или пенсионер, подрабатывающий сторожем.

Неравенство: имущественное, классовое, клановое...

Примеров социального неравенства и даже не имущественного, а уже, не побоюсь этого слова, классового, точнее — кланового расслоения российского общества превеликое множество. Наверное, можно согласиться, что это объективный процесс. Достаточно вспомнить, что в нулевых страна, по сути, собиралась из того, что осталось после развальных 90-х. И нынешний статус, и потенциал России несоизмеримы с тем, что было даже десять лет назад. Так чего же не хватает для объявленного Президентом РФ решительного прорыва страны по всем направлениям? Попробуем предположить.

Сколько «сравнительно честных способов отъема денег у населения» знает правительство?

Что мы наблюдаем сейчас, после принятия так называемых майских указов? Пока только фактическое нежелание правительства корректировать налоговую политику, снижать давление на малоимущие слои населения, поддерживать реальный, а не олигархический бизнес, банки и нефтяные компании и судорожные попытки найти средства внутри страны на их исполнение, где только можно. У населения, у бизнеса. 

Недавняя инициатива власти изъять дополнительные доходы у ряда российских химических, горнодобывающих, металлургических компаний на сумму свыше 500 миллиардов рублей, якобы для выполнения майских указов президента, моментально обрушила стоимость их ценных бумаг на фондовом рынке. По утверждению руководства Российского союза промышленников и предпринимателей, убытки этих предприятий по причине только прозвучавшего заявления составили около трех миллиардов долларов. К чему так бездумно нужно было поступать, тем более делать это публично? 

Один из наших госбанков, похоже, просто отжал «Магнит», и вскоре акции торговой сети рухнули.

А зачем понадобилось фактически уничтожать и то, что можно было смело назвать жемчужинами российского бизнеса и предпринимательства? Один из наших госбанков, похоже, просто отжал «Магнит», и вскоре акции торговой сети рухнули. Ранее в Ростовской области эта же финансовая группа по аналогичной схеме получила контроль над «Евродоном» — крупнейшим производителем индюшатины. Сходство двух предприятий в том, что создавались они своими бывшими владельцами с нуля и вышли в топ без всякой государственной поддержки, фактически превзойдя по эффективности многие госкомпании. Правда, брали кредиты, а не получали деньги из бюджета и не выводили их за рубеж…

Пресловутая национальная идея

Можно еще много приводить примеров, мягко говоря, расхождений реальности с заверениями членов правительства о смысле и пользе их действий, но основная причина того, что происходит в экономической, политической, социальной сферах нашей жизни (думаю, многие наши читатели со мной согласятся), в том, что в стране отсутствует четкое понимание и определение этой самой национальной идеи. И в первую очередь — в головах многих чиновников. Что для страны важнее: офшоры и финансовые спекуляции или развитие реального сектора экономики; население или олигархи; люди или чиновники; конкретные дела или освоение бюджета; своя шерсть или государственная? Список можно продолжать бесконечно. Думается, сумей то же правительство нормально разъяснять свои действия и мотивации, меньше было бы напряжения в обществе, в том числе по поводу той же пенсионной реформы.

Любой студент политологического курса скажет: идеология оппозиционных партий не годится на роль национальной идеи потому, что их задача — всего лишь приобщиться к власти и к бюджету.

Скоро исполнится 25 лет Конституции РФ. Четверть века страна живет и развивается согласно Основному своему закону. В ней четко закреплено идеологическое разнообразие, никакая идеология не может быть установлена в качестве государственной или обязательной. Неоднократно оппозиционные партии и деятели призывали внести изменения в эту статью под соусом выработки этой самой пресловутой национальной идеи. Хотя любой студент политологического курса скажет: идеология оппозиционных партий не годится на роль национальной идеи потому, что их задача — всего лишь приобщиться к власти и к бюджету. 

Согласитесь, невозможно долго использовать пропаганду вместо внутренней политики. В конце концов, и федеральные телеканалы не смогут дальше убеждать население, что постоянно увеличивающаяся фискальная нагрузка — для его же блага.

В то же время мы все понимаем, что в условиях невероятного давления Соединенных Штатов необходимо вырабатывать новые правила отношений народа и власти, и это настоятельная потребность. Согласитесь, невозможно долго использовать пропаганду вместо внутренней политики. В конце концов, и федеральные телеканалы не смогут дальше убеждать население, что постоянно увеличивающаяся фискальная нагрузка — для его же блага. Словом, некая объединяющая идея необходима! И, наверное, поэтому руководство страны сделало первый и, думается, не последний шаг в этом направлении. Это обнадеживает.

Солдат без убеждений не имеет дополнительного оружия

В конце июля в Министерстве обороны РФ было фактически воссоздано Главное военно-политическое управление Вооруженных Сил Российской Федерации. Его возглавил бывший командующий войсками в Сирии Андрей Картополов. Наверное, не случайно противостоять попыткам наших так называемых партнеров в условиях гибридной войны морально разложить армию было поручено человеку, который на практике знает, как опасна идеологическая обработка молодежи экстремистами и террористами. Нет сомнений, что высшее руководство страны начало формирование новой государственной политики в отношении Вооруженных Сил, восстановления идеологичности, основой которой должен стать настоящий патриотизм, любовь к Родине и понимание тех угроз, с которыми она столкнулась. Ну, а новым политработникам, думается, нелегко будет отвечать на те вопросы, которые мы задавали выше. Но придется. И чем честнее и правильнее будут их ответы военнослужащим, тем эффективнее, конечно же, будет и боеспособность российских войск. Ведь не зря говорится, что солдат без убеждений не имеет дополнительного оружия.

Наряду с армией есть и другие стратегические сферы деятельности государства. Может быть, стоит создавать и там аналогичные структуры? Скажем в Роскосмосе, чтобы остановить поистине космическое исчезновение бюджетных средств, в государственных банках, чтобы противодействовать выводу за рубеж бюджетных средств, в госкорпорациях, молодежных организациях и движениях…

А вы как считаете?