" />

Им бы математику взять и запретить: можно ли распилить точную науку

Им бы математику взять и запретить: можно ли распилить точную науку
Недавно среди 20 тысяч учителей математики Рособрнадзор провел тестирование по этому предмету. Половина из них не справились с заданиями. У педагогов других дисциплин ситуация ненамного лучше. Какие-то выводы в отношении «двоечников», как сообщалось, делаться не будут, но тренд, как говорится, очевиден.
До недавнего времени российская математическая школа, балет и ракетные технологии были вне конкуренции. И никакие санкции не страшили эти сферы науки, культуры и ВПК. Сейчас ракеты падают на взлете, в театрах — скандалы, а бесконечные реформы Минобра направлены, на мой взгляд, на что угодно, только не на повышение престижа образования и статуса учителя. Причем внятного объяснения необходимости постоянных пертурбаций в среднем и высшем образовании, как обычно, со стороны профильных ведомств нет. Вывод, конечно, неутешительный: мы перестали быть, если можно так выразиться, «страной мозгов». Они утекают за рубеж.

Признаюсь, до этого я был уверен, что мы — в числе первых в этом мировом рейтинге. Сотрудники госдепа США, ответственные за восточноевропейские страны, уже давно называют утечку мозгов из нашей страны трудовым и действенным дезертирством. Но в этой связи резонно возникает вопрос: а откуда же берутся в таком количестве талантливые ребята, хорошо подготовленные специалисты, если образование в России находится в плачевном состоянии? Думается, хребет всей системы формировался многие десятилетия назад, что, собственно, и позволило нам стать мощной ядерной державой и первыми выйти в космос. Основным стержнем всего обучения был приоритет точных наук, а не идеологических, как принято думать. Сейчас, на фоне общей затурканности педагогов, катастрофического снижения их роли и значимости в государственном строительстве, работа учителей математики звучит как окончательный приговор жизненному успеху россиянина (в нынешнем приоритете ценностей). И то, что наши выпускники востребованы за рубежом и уезжают туда, отнюдь не заслуга новой системы образования.

Ныне руководители разных рангов, особенно в финансовом блоке, увлечены новым глобальным проектом — цифровой экономикой. Без обсуждения этой темы не проходит ни один значимый экономический форум: на Санкт-Петербургском она была номером один, в Давосе, думается, будет то же самое. Хотя, если отбросить глобальный пафос и обилие квазиэкономической терминологии, вся эта цифровизация, похоже, сводится к одному: превращению экономики развивающихся стран в электронные торговые площадки, эдакие интернет-магазины. Кому это выгодно в первую очередь, думаю, понятно, а технологии для этого процесса вряд ли будут создавать в Сколкове.

И в этой связи хочется спросить: какие специалисты будут нужны на этом рынке? Математики или многочисленные эффективные менеджеры, экономисты и так далее по списку пока еще «суперпрестижных» специальностей российских вузов? Интересная деталь: наверное, единственные факультеты, на которых практически исключены взятки, — это математические, механико-математические и подобные им. Именно там, уверен, сохранились традиционные школы, которые могут успешно конкурировать с западными. Раньше этому научному сектору уделялось мало внимания со стороны профильного ведомства, и реформ там особых не было, как в других отраслях. Наверное, потому, что мало там коммерческой привлекательности. Ну нельзя распилить деньги по какой-нибудь программе улучшения качества таблицы умножения. Поэтому и обходят пока математику вниманием эффективные менеджеры.

Недавно руководитель Сбербанка Герман Греф заявил о необходимости ликвидировать все математические школы в стране по причине их отсталости. Комментировать это, думаю, не стоит. Тем более страшно слышать это из уст руководителя, который в своей организации активно внедряет цифровые технологии и сажает на рабочие места роботов…

На прошлой неделе в английском издании Observer была опубликована заметка о том, что российские школьники в отличие от британских студентов легко решают сложные математические задачи, примеры которых и приводятся. И в конце автор резюмировал: успехи российских киберхакеров и разведчиков (видимо, дело Скрипалей навеяло) объясняются их высочайшей математической подготовкой! Забавное совпадение, вы не находите?