Кадровая чехарда в России: Как же уйти, чтоб не остаться?

Кадровая чехарда в России: Как же уйти, чтоб не остаться?
Прочитал я информацию агентств о том, что бывший министр обороны РФ Сердюков получил еще одну новую должность, и загрустил. Стал он теперь не только индустриальным директором авиационного комплекса «Ростех», но еще и председателем комитета по стратегии, кадрам и вознаграждениям при совете директоров Объединенной двигателестроительной корпорации. Если он себе в советники возьмет остающуюся без дела после короткой отсидки Васильеву, то это будет похоже на классический образец бытующей у нас кадровой работы.
Что ею движет и придает ей уникальности, даже сказать трудно. Если дефицит управленческих кадров, то в это трудно поверить при 150-миллионном населении России. Если роль главного качества играет преданность или невзыскательность, то это не красит назначающих. Если вопрос решает чья-то отменно волосатая рука, то это вообще ни в какие ворота не лезет и дальше мы с такой кадровой работой никуда не двинемся. Но что бы мы ни предполагали, как бы ни складывалось конкретное кадровое решение, всероссийски проштрафившегося Сердюкова вообще надо забыть, спихнув с должностной орбиты навсегда.

Иначе верить — не во что! Вселенский скандал в Министерстве обороны, где походя (и себе на личную пользу) спускали направо и налево государственное имущество, пусть и непрофильное, был расписан следственными чинами как великая победа ведомства. Насчитали пропавшими для государства сначала четыре с половиной миллиарда и озвучили с экрана телевизора. Потом, правда, сумма по пути к суду теряла и теряла. Но даже если остался хоть один миллион ущерба, так он же государственный, да еще и в оборонном ведомстве! Ну да, следствие и суд сказали, что Сердюков ни при чем, он не видел, что у него под боком творится. Видел ли он, что делается в частях и отдаленных гарнизонах, — вот в чем вопрос. Но кто-то очень старательно поддерживал миф о Сердюкове как великом реформаторе Вооруженных Сил России. 

Представляется, что нынешний министр Сергей ШОЙГУ за неполные четыре года под руководством Верховного Главнокомандующего сделал для укрепления обороноспособности страны больше, чем сделано за последние пятнадцать-двадцать лет. И не только для перевооружения, но и для возрождения духа российского воинства.

Если в целом, то понятно, что кадровая чехарда, подобная той, что устраивал с похмелья ныне покойный президент страны Ельцин, тоже во вред делу. Но и быть терпеливыми тем, кто назначает и освобождает, все же нельзя. Это во вред делу. Ливанов, задержавшийся на должности министра науки и образования, — тому подтверждение. Сегодня как об уже случившемся можно говорить об этой кадровой перемене. Все вздохнули с облегчением, когда сменился Фурсенко, но Ливанов оказался похлеще. Он так руководил наукой и образованием, что сумел настроить против государства и вузовских преподавателей, и школьных учителей, и родителей. И не только по поводу злонамеренного ЕГЭ.

Давайте разберем такую ситуацию. Руководство страны во главе с Президентом России озаботилось демографической ситуацией и низкой рождаемостью. Решили поправить и для этого, в частности, придумали программу материнского капитала. Так ведь вкупе с другими мерами сработало, стали молодые семьи рожать по второму ребенку. Детородный бум прямо случился. Но дети подрастают, им детсады и школы подавай. И тут случился облом. Не учли, что в 2015–2016 годах вот эти материнско-капитальные детки пойдут в школу. А школ-то нет! Мест не хватает! Это вы где такое видели в прошлые годы, чтобы по 15–20 первых классов набирали краснодарские школы? К вопросу, ГДЕ учить, прибавляется вопрос: КТО это будет делать?

Конечно, на бывшего министра Ливанова нельзя всех собак вешать, но планирование нагрузок на школы и учеников, обеспечение педагогическими кадрами — это разве не проблемы министерства? Естественно, вместе с социальным правительственным блоком, с региональными властями. Но сначала садиков не хватило, и сработало обычное для России правило: давайте преодолевать. Говорят, преодолели. Но как? Плотнее, детишки, плотнее сомкните ряды, чтобы дяди из министерств могли отчитаться перед строгим президентом и грозным премьером. Ага, теперь школьных мест не хватает. Новые строить сложно, да и место, как в Краснодаре, не всегда можно под школу в новых микрорайонах найти. Выход нашли: пристройки. Раз-два, взяли! А чтобы посчитать заранее, спланировать?

Это простые менеджерские задачи, их может решить управленец, даже очень далекий от науки и образования. А вот содержательная часть науки и образования требует глубоких профессиональных знаний. У министра Ливанова хватило их только для частичной коматизации наших науки и образования — ведь настолько топорно и кроваво для науки реформировались Академия наук и вузовская сфера, никак не сочетались действия министерства с запросами и возможностями общества в области платного-бесплатного образования, случился грех выхолащивания гуманитарного цикла в общеобразовательной школе. Может, и ставилась задача перед школьниками «знать», но вот в «думать и чувствовать» им отказано.

Да, так вот Украина. Уж и не знаю, удастся ли Ливанову переломить российско-украинскую тенденцию к снижению торгово-экономических отношений. Но то, что с российскими кадрами, представляющими на Украине нашу страну, не везет, — это очевидно. Вначале, в более-менее благополучные годы, послом отправили бывшего премьера и острослова Черномырдина. Потом его сменил проштрафившийся на высоком российском социально-чиновничьем поприще Зурабов. 

Дипломаты оказались еще те. Некоторые особо требовательные мои коллеги утверждают, что именно они, мол, и профукали Украину. Наверное, все не совсем так. Трудно предотвратить украинскую катастрофу, если к ней не вела страну сама же украинская власть. Но дипломатический представитель — это прежде всего глаза и уши нашего президента, а потом уже ретрансляторы российской позиции. И потому верится с трудом в то, что в крахе отношений нет вины дипломатов. Будь они на своем месте, Россия могла бы предпринять шаги для смягчения случившегося раздора между братскими странами. Да что там говорить: вы мысленно поставьте рядом дипломата Сергея Лаврова и, допустим, Зурабова.

Ну и наконец, давайте о наболевшем. Наших легкоатлетов не пустили на Олимпиаду в Рио и чуть было не оставили за бортом мирового спорта всю российскую сборную. Да, антироссийская политика Запада, боязнь нашего соперничества, да, несправедливые и однобокие решения международных околоспортивных инстанций, двойные стандарты. Все это есть. Но признаем: было за что зацепиться, был повод придраться.

А что мы слышим от наших спортивных менеджеров? Ровно то, что выше перечислено. Они там все виноваты, потому что предвзяты, а мы как бы и ни при чем. Целое министерство спорта в стране есть во главе с нашим земляком Виталием Мутко, настоящий Олимпийский комитет России под руководством первого заместителя председателя Госдумы Александра Жукова. Вы хоть слово критики услышали от них в свой адрес: мы, мол, прозевали, не подготовились, не повлияли, не выполнили своих прямых обязанностей, не предусмотрели всех негативных обстоятельств, в конце концов, не отладили собственную антидопинговую службу, оставив на ней, как оказалось, вражину-перебежчика.

И вот новый удар ниже пояса: паралимпийскую сборную России в полном составе не допустили на Игры. Мутко снова возмущен, глава Паралимпийского комитета России Лукин, тот самый, что некогда защищал права человека в стране, собирается за защитой обратиться в ЕСПЧ — ну да, нас в этом европейском суде любят и ждут. Итак, наша сборная по футболу, эти пешеходы убогие, Европу проиграла (президент РФС Мутко), олимпийская сборная поехала в Рио в усеченном составе (Мутко, Жуков), паралимпийцев вообще не допустили к Играм (Мутко, Лукин)… А КАДРЫ ЕЩЕ ЧТО-ТО РЕШАЮТ?! Может, хватит мямлить, как говорит телеведущий Киселев, пора на менее ответственные посты?

В свете вышесказанного, что предложено в качестве частного мнения обозревателя, все же рискну предположить, что любой чиновник должен обладать двумя достоинствами, которые укрепили бы имидж власти и доверие к ней граждан. ПЕРВОЕ — это браться за то дело, которое умеешь делать блестяще. ВТОРОЕ — умение смирить свой норов и уйти с должности, если не получается.
Или вы со мной не согласны? Откликайтесь: пишите, звоните, заходите.

Александр ГИКАЛО. 
Фото: profkadrovik.ru
Радио «Краснодар»