" />

Конституция России: выходим из-под контроля?

Конституция России: выходим из-под контроля?
Кто из вас, уважаемые читатели, регулярно сверяет свои повседневные действия с Конституцией? Увы, сам такой. Практически все мы в основном знаем только, что есть этот документ, где перечислены базовые нормы устройства нашего государства, закреплены права и свободы граждан. Поэтому вспоминаем о ней, только когда они нарушаются. Но мало кто знает, что в современной России — это единственный закон прямого действия.
Все остальные имеют так называемый рамочный статус, а принимаемые по ним решения могут быть оспорены в международном суде в Страсбурге. Такой порядок сложился после подписания Россией европейской Конвенции по правам человека в феврале 1996 года. Это было основным условием вступления РФ в Совет Европы.

Также в соответствующих протоколах нормативно закреплено, что деятельность всех российских органов государственной власти не должна противоречить Конвенции, поскольку, в соответствии со статьей 15 Конституции РФ, она образует составную часть правовой системы России. Правда, один из протоколов, которые российская сторона приняла, но не ратифицировала, — об отмене смертной казни.
Наверное, есть немалая доля несправедливости в том, что европейское законодательство, Европейский суд, по сути признается как бы главнее российского. Но тогда были другие времена, и для разрушающейся страны, в которой западные советники (практически открыто) работали в правительстве, других вариантов не было. 
Может быть, и это обстоятельство в том числе стало причиной публикации на этой неделе интервью председателя Конституционного суда РФ Валерия Зорькина, в котором он говорит, что необходимости в кардинальной конституционной реформе нет, но в то же время считает возможным устранить имеющиеся «недостатки» Конституции путем «точечных изменений». Также председатель полагает, что реальная демократия наиболее эффективно обеспечивается двухпартийной системой, «формирующей волю социально-политических сил и в элитах и в массах». Многие эксперты, политики усмотрели в самом факте выхода статьи прямой намек на то, что в России готовится эта самая реформа. В Кремле же сообщили, что планов по изменению Конституции нет.

«Вольная Кубань» уже сообщала, что с 2014 года из-за антироссийской санкционной истерии в ПАСЕ российскую делегацию лишили ряда полномочий, в том числе и права голоса. Иными словами, Европарламент — не место для дискуссий, именно для представителей России. И только! В ответ Москва значительно урезала финансирование этого органа. Позже генсек Совета Европы Турбьерн Ягланд заявил, что Россию могут исключить из уставных органов СЕ, если она не возобновит уплату взносов в бюджет организации до середины 2019 года.

Через пару дней после выступления Зорькина в СМИ появились и высказывания спикера Госдумы Вячеслава Володина о том, что Совет Европы в своей деятельности искореняет принципы парламентаризма. И эта одновременность, уверен, не случайна. Судите сами.
Возможное исключение России из Совета Европы, скорее всего, и потребует внесения изменений в Конституцию страны. Поэтому, наверное, интервью председателя Конституционного суда Валерия Зорькина больше похоже на очень глубокий анализ безусловного эксперта, каким он является, не раскрытого еще потенциала основного документа страны, а также политических и социальных последствий возможных корректировок.
Сейчас трудно предположить, какие именно изменения будут вноситься руководством страны в случае выхода России из СЕ. Думаю, ничего страшного не случится, если «деятельность всех органов государственной власти» нашей страны перестанет определяться европейскими конвенциями.

Но, может, это не устраивает кого-то? А вы как считаете?

P. S. 12 декабря этого года исполнится 25 лет Основному закону современной России.