" />

Непотопляемые сказочники: о пенсионной реформе в России

Непотопляемые сказочники: о пенсионной реформе в России
Росту протестных настроений по поводу пенсионной реформы не смог помешать даже чемпионат мира по футболу. Проблема осталась, но как бы отложена на осень, территориально размыта, но уже отразилась на рейтинге и президента, и правительства. Не исключено, что у кабмина он будет нулевым, если есть такая оценка у социологов, или вообще отрицательным.
Неумение нынешних государственных деятелей внятно или хотя бы так, как премьер, «честно» комментировать внутриполитическую повестку дня пагубно сказывается на всей системе власти в стране. Поэтому спасать ситуацию, судя по новостной ленте, срочно пришлось администрации президента страны, пригласив к обсуждению различных экспертов, политтехнологов. Словом, системно.

И первым результатом выработанной стратегии стала медийная реакция регионов. И все бы ничего: ну отчитались, скрипя зубами, региональные парламенты о поддержке этой инициативы. Государственная Дума, очень вероятно, осенью максимально снизит сроки выхода на пенсию. Но нет еще реакции президента на возмущение людей, а она, можно не сомневаться, последует обязательно. 

Однако наши министры решили проявить инициативу и внести свой вклад в информационную поддержку курса. Внесли. Судите сами, эти заявления адресованы будущим пенсионерам. 

Глава Минтруда Максим Топилин радостно заявляет, что реформу одобрили власти 61 региона и «эта цифра растет фактически каждый день, это живой процесс». По его словам, процесс одобрения реформы региональными парламентами идет во многом «с опережением срока». Вот так взять и сказать, что законодательным органам власти субъектов Федерации кем-то были поставлены сроки на «одобрям-с», в нынешних условиях по меньшей мере провокационно. 

Все понимают: большинство во всех законодательных собраниях страны составляют единороссы, их лидер — премьер-министр. И у партийцев, и у региональных властей 9 сентября предстоят выборы различного уровня. Что, интересно, будут говорить они избирателям, ведь вопрос о пенсиях будет основным? Напомню, что на встрече с руководством своей партии даже Дмитрий Медведев не смог, по сообщениям СМИ, ответить на вопрос: зачем нужна реформа? 

Может быть, будут цитировать того же министра Максима Топилина и горячо поддержавшую его министра здравоохранения Веронику Скворцову, утверждавших на полном серьезе, что жить человек может до 150–200 лет. Мол, есть такие ресурсы в организме, просто мы о них еще не знаем. 

– Если еще по линии системы здравоохранения будут происходить разные изобретения, о которых сейчас говорят, то, может быть, и 80 лет — это совсем не тот предел, который мы застанем, — говорил руководитель ведомства на профессиональном празднике в Кремлевском дворце. 

Ну правильно, чего тянуть, возраст выхода на отдых сразу надо повышать до 100. И что тогда делать оставшиеся сто лет, как не работать? Еще раньше он убежденно говорил о пользе внедрения роботов для рынка труда: мол, человек будет тогда работать два или четыре дня в неделю. Утверждал он также, что в России нет бедных. 

Жаль только, что мы (и я в том числе, несмотря на фамилию) не успеем насладиться сотней-другой лет жизни повышенного уровня и совместной плодотворной работы с роботами. Мне кажется, министру здравоохранения следует повнимательнее присмотреться к заявлениям коллеги. 

Из других «акций» в поддержку, наверное, стоит отметить попытку собрать сто тысяч подписей под петицией о запрете выплаты пенсий работающим (?!) пенсионерам. По мнению некой инициативной группы неработающих пенсионеров, это нарушает их права. И они рассчитывают, что, когда соберут необходимое количество подписей, Дума рассмотрит этот вопрос и запретит работать тем, кто уже вышел на пенсию. 

Очевидная попытка внести раскол между будущими и настоящими пенсионерами, мне кажется, будет неудачной потому, что пенсионеры у нас разные и вряд ли можно говорить об их единстве. Вопрос исключительно в деньгах. 

И в этой связи не очень понятно: чем авторам реформы так мешают работающие пенсионеры? Отбросив все житейские причины, вроде той, что человек, работавший всю жизнь, выйдя на пенсию, начинает болеть и только работа помогает ему держаться, или просто потому, что на пенсию не прожить, зададимся вопросом: сколько отчислений с зарплаты работающих пенсионеров получил Пенсионный фонд? Или взносы от них чем-то отличаются от других поступлений? 

В 2017 году таких официально насчитывалось 15 миллионов (всего пенсионеров в стране было свыше 42 миллионов). Больше трети от общего числа. А нам говорят, что на каждого работающего скоро придется два-три неработающих. Почему бы не посчитать эти 15 миллионов? Но нет, тогда, страшно сказать, получится, что у нас будет совсем другое соотношение работающего и неработающего населения, и доказательства необходимости этой реформы, которую так рьяно лоббирует финансовый блок правительства, станут сомнительными. 

И еще: в России смертность все еще превышает рождаемость, к сожалению. Попытки исправить демографические проблемы с помощью миграции провалились даже в Европе. Когда в Россию хлынула масса людей из Средней Азии, нам говорили, что они пришли работать туда, куда коренное население не пойдет. Но прошли годы, и ситуация изменилась: пошли бы сейчас, наверное, те же пенсионеры, но… мест нет. 

Роструд также решил внести свой весомый вклад и заявил о намерении осуществить мониторинг 400 предприятий, собирающихся провести сокращения персонала, чтобы проверить, не хотят ли компании увольнять граждан предпенсионного возраста, сообщил его руководитель Всеволод Вуколов в ходе «круглого стола», посвященного законодательному процессу оформления реформы. 

Вряд ли у ведомства есть серьезные полномочия влиять на увольнение работодателями своих стареющих сотрудников. Разве что примут федеральный закон о запрете избавляться от людей предпенсионного возраста, как сейчас запрещено увольнять беременных женщин, но это из области совсем уж смелых предположений. 

Напомню, в середине июня правительство внесло в Госдуму законопроект о поэтапном повышении пенсионного возраста с 55 до 63 лет для женщин и с 60 до 65 для мужчин, начиная с 2019 года. 

Премьер-министр Дмитрий Медведев объяснил, что это необходимо для того, чтобы «обеспечить нормальный уровень жизни пенсионерам». 

Вообще-то мог в свойственной ему манере разъяснить более доходчиво: мол, пенсии будут не скоро, но вы пока работайте в свое удовольствие! Согласитесь, так было бы по меньшей мере честнее.