" />

О цензуре и цензорах: молчи, бюджетник и депутат

О цензуре и цензорах: молчи, бюджетник и депутат
Иногда методы работы с персоналом руководителей различных бюджетных, как правило, учреждений не могут не вызвать восторг и даже умиление. Ничем другим, кроме как их искренним радением о надлежащем уровне политической бдительности и гражданской зрелости своих подчиненных, нельзя объяснить появление инструкций, подобных этой.

Не называю организацию потому, что такая бумага может уже быть в любой школе или больнице. Судите сами.

Документ сей посвящен вроде бы нужному и очень важному делу — выявлению и предупреждению коррупционных рисков. Под этим авторы понимают следующее: «Сотрудники должны соблюдать у себя на страницах в соцсетях самоцензуру и анализировать свои высказывания, фото-и видеоматериалы на предмет недопущения конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб репутации и авторитету государственного органа». 

В список запрещенных постов входят сообщения и комментарии с критикой государственных органов, мнения об условиях труда, удовлетворенности своей работой и т. д. Вот, оказывается, что такое теперь коррупция — по сути критика начальства, а совсем не взятки и откаты, как некоторые думают. Можно было бы просто посмеяться и не обращать внимания на подобные опусы, если бы за ними не просматривалась одна очень уж явная тенденция.

Объявить ему недоверие и выгнать без заморочек с трудовой инспекцией! 

Попытки контролировать Интернет, СМИ предпринимаются у нас регулярно. Так называемый закон Яровой принят, и, уверен, он будет очень активно применяться властями в сфере массовых коммуникаций. Более того, недавно всем органам исполнительной власти на местах было рекомендовано установить специальное оборудование, отслеживающее появление в сети критических и проблемных высказываний и оперативно на них как бы реагировать.

Еще одно предложение федерального центра вроде бы не имеет к контролю информационных потоков прямого отношения, но опосредованно — вполне. Речь о возможности увольнять сотрудников в связи с утратой доверия. В случае принятия этой очень сомнительной и очень субъективной нормы трудовых отношений во всех коллективах, наверное, сразу же наступит идиллия и необыкновенно улучшится моральный климат. Разве что матюкнется вполголоса сантехник или электрик, уронив на ногу инструмент, и снова — тишина. Ну какое может быть доверие к врачу или учителю, который в рабочее время критикует начальство или организацию труда, а потом еще и в соцсети свои мысли несогласованные, к примеру, о политике высказывает? Объявить ему недоверие и выгнать без заморочек с трудовой инспекцией! 

О  том, что парламент у нас не место для дискуссий, мы уже слышали, но молчащий российский депутат — это уж чересчур.

И в довершение к этому краткому обзору фактически цензурных ограничений — сообщение о еще одной возможной инициативе по запрету депутатам всех партий и всех уровней напрямую общаться со СМИ — только через пресс-службы. Чтобы, наверное, не комментировали скандальные законопроекты правительства. Согласитесь, впечатляет. О том, что парламент у нас не место для дискуссий, мы уже слышали, но молчащий российский депутат — это уж чересчур.

Конечно же, никто не спорит, что государство должно и обязано защищать себя и население от непрекращающихся попыток, в том числе и западных, как их изящно называют, «партнеров», провоцировать недовольство властью по любому поводу. Но вот большой вопрос: помогут ли в этом противостоянии описанные выше инструкции и новации? Или их эффект будет прямо противоположным? А вы как думаете?

P. S. Уверен, что при эффективно работающем госаппарате подобная дурь невозможна в принципе, но, к сожалению, качество управления снижается, и количество всевозможных непродуманных запретительных инициатив только растет.