" />

Природа протеста в России: День на день не приходится, когда концы с концами не сходятся

Природа протеста в России: День на день не приходится, когда концы с концами не сходятся
Не новость, но все же. Несистемная оппозиция намечает на 13 июня протестную акцию в центре Москвы.
Все будут отмечать День России 12 июня, а они свое хождение планируют на следующий день. Это неслучайное несовпадение чисел тоже можно как-то трактовать, но оставим вопрос о том, что кому праздник, а что будни, на потом. А пока организаторы шествия обещают (если заявка будет согласована с властями) 30-тысячным маршем пройти по бульварам от Пушкинской площади до проспекта Сахарова.

Трудно поверить в то, что акция совсем не связана с грядущими думскими выборами. Несистемная оппозиция уверяет, что таким образом она реагирует на принятие Госдумой блока антитеррористических законов. Как известно, они ужесточены и при старании в них можно найти некоторое ограничение прав граждан, впрочем как и в любом регламенте, которым что-то разрешается, а что-то и запрещается или ограничивается. Но если говорить о такой сложной теме, как борьба с проявлениями терроризма, то ограничения и запреты не просто неизбежны, но и необходимы. Давно известны исследования социологов на эту тему: они утверждают, что народ готов поделиться частью своих свобод ради безопасности.

Но чтобы не быть голословными, обозначим некоторые детали принятых законов. Скажем, интернет-журналы, интернет-дневники закон фактически приравнивает к средствам массовой информации со всеми вытекающими. Если дневник блогера посещает (то есть читает) более трех тысяч человек, то владелец сайта должен войти в реестр Роскомнадзора. Конечно, сразу же станет известной фамилия автора страницы, и это заставит отвечать за распространение, скажем, недостоверной информации или, допустим, за агитацию накануне дня голосования. Что запрещено законом!

Это можно считать нарушениями, но при чем здесь терроризм? Дело как раз в том, что нынешние коммуникативные технологии открывают для терроризма и террористов огромные возможности. И анонимность этого рода авторов, зовущих, вербующих, организующих через сети конкретные проявления, стала как бы привычной. Вспомните барышню-студентку из Москвы, которая как раз под воздействием всемирной паутины чуть было не попала в Сирию, в ряды запрещенной у нас ИГИЛ. Таких примеров — масса. Вот и «управляемый хаос» в странах Ближнего Востока тоже ведь не обошелся без активного использования Интернета, как раз наоборот — именно Интернет, и в частности его блогосфера, стал как бы основным каналом.

Честно говоря, государство просто обязано контролировать эти процессы, чтобы укоротить возможности экстремистов разного рода. Такова уж у него роль и таковы его обязанности. Но, как и в любом другом деле, где вводятся запреты и ограничения, как бы не хватить через край, что у нас частенько бывает при определенной степени ретивости исполнителей. Однако даже в этом случае можно сказать и так: не нарушай закон! И все запреты пройдут мимо тебя. Во всяком случае, это не та тема, по поводу которой следует протестовать уличными шествиями. Да и потом, и государство наше, и общество сегодня не в том состоянии, чтобы можно было тотально давить всякий голос. А что касается этой сферы, то, наверное, разработчики закона знают, что имеют в виду.

Но пойдем дальше. Другой закон из того же антитеррористического пакета расширяет полномочия ФСБ, он же ужесточает наказания для людей и организаций, как-то связанных с терроризмом. Сотрудники этой службы обретают право досматривать граждан и их вещи, если есть подозрения. Лично я не могу понять, что тут нового? Что с нами делают в аэропорту, когда мы собираемся лететь? Просвечивают и людей и багаж. Но мы же понимаем, что это надо для нашей же безопасности, чтобы самолет мог не только взлететь, но и приземлиться. А что же такая реакция на закон? 

Не потому ли, что там, в самолете, это касается моей личной безопасности, а в других случаях, как с ФСБ, где-то кого-то. Да и потом, разве у ФСБ, полиции и прочих силовых структур этого права досматривать не было?

В новом законе, как уже сказано, и новые составы преступлений обозначены, и сроки за их совершение. Допустим, за совершение теракта, руководство им или за финансирование терроризма можно получить от 15 до 20 лет. За некоторые преступления террористической направленности предусмотрено и пожизненное лишение свободы. Так ли уж редки у нас эти деяния? Ничуть не бывало. Даже в нашем крае были пресечены попытки вербовать в ИГИЛ, вступать в ряды террористов. На Кубани пресечено несколько случаев подготовки теракта. Так что тут рассуждать и против чего протестовать?

Еще одним законом берутся под особый контроль анонимные электронные платежи. Ужесточены требования к подобным переводам и даже запрещено осуществлять их между гражданами. Так опять же у нас на Кубани было несколько случаев, когда гражданин перечислял деньги известной террористической организации, с которой борется в Сирии группировка российских ВКС. По логике противников новых антитеррористических законопроектов, это ничего, что наши летчики будут воевать и, как ни прискорбно, погибать, борясь с террористами на дальних подступах, а какой-то гад будет сидеть тут и слать с территории России деньги врагам человечества?!

Поразмыслив над этими фактами, все же приходишь к выводу о некоем лукавстве нашей несистемной оппозиции. Похоже, что несогласие с содержанием антитеррористических законов — это только ОТМАЗКА. На самом же деле приближаются выборы в Госдуму. И плоха та партия и другие политические организации, которые не стремятся делегировать своих представителей в парламент. 

Я даже приветствовал бы политически разноликое представительство в Думе будущего созыва. Честно говоря, меня если и не пугает, то всегда настораживает и единодушие, и невозможность оспорить, и солидарные голосования, и невозможность думать иначе. Конечно, я имею в виду разумные пределы оппозиции и разумные вещи, которые она предлагает, но они не могут быть приняты при наличии некоего большинства.

Но что касается проанонсированного шествия несогласных, то тут есть все предвыборные признаки. Его организаторы не скрывают того, что оно, если состоится, будет носить антивластный характер. В лозунгах, например, предполагается использовать словосочетания «За свободу» и «Против диктатуры». 

Скажем, зампред ПАРНАСа (это партия такая) Константин Мерзликин говорит о политическом содержании акции так: «Сегодня разрушены демократические институты, их необходимо восстановить, чтобы вывести страну из тупика». А дальше как о второстепенном продолжает: «Конечно, народ волнуют и социальные темы, но именно политический кризис привел сегодня Россию к такому упадку, который влияет на все сферы».

Да, это правда, есть у масс претензии социальной тематики. Правда и то, что в причинах кризиса есть и властные недоработки управленческого свойства. Мы об этом не раз и не два говорили. Но есть сомнения в том, что своим маршем несистемная оппозиция сможет мобилизовать протестный электорат. 

Социальное недовольство есть. И основания для него тоже есть. Но население уже давно разуверилось в том, что площадно-болотная борьба за свои права может дать результат. История давно показала, что есть много охотников трансформировать гражданский протест в гражданский бунт. Но не это нам надо. Общеполитический фон в стране таков, что слово, скажем, Путина гораздо весомее слова оппозиции. Оно зовет к позитивному действию…

Так на что рассчитывают раскачивающие груженую лодку на большой воде?

Предвыборная-то борьба уже началась. И сегодня она подходит к тому рубежу, когда уже надо заявлять о себе, иначе будет просто поздно. Так что для «несистемщиков» важна антивластная акция как предвыборный СТАРТ. Тем более что в этом политическом сегменте внутрикоалиционные решения даются сегодня с трудом, а о единстве и сплоченности говорить не приходится, скорее о РАСКОЛЕ.

Итак, старт. Но будет и финиш. Он, в принципе, предсказуем и на 13 июля, и на 18 сентября, когда состоятся выборы депутатов. Это я так думаю. А ВЫ?

И чтобы задать направление вашим размышлениям на заданную тему, берусь утверждать, что с любыми внешними вызовами наша страна всегда справлялась, а вот причиной потрясений были вызовы внутренние. Не забывая о первом, власть, претендующая быть сильной, должна предложить обществу пути решения самых важных проблем.

В том числе и в части борьбы с терроризмом. Может быть, даже в расширенном понимании…

Александр ГИКАЛО.
Политический обозреватель «Вольной Кубани».
Фото: www.ural56.ru