Рецепт супа из топора: о Белоруссии, решениях Россельхознадзора и борьбе с санкционными продуктами

Рецепт супа из топора: о Белоруссии, решениях Россельхознадзора и борьбе с санкционными продуктами
ПОЛИТДЕНЬ. В Белоруссию ехать опасно, решил Россельхознадзор и перенес визит своих специалистов. Побоялись провокаций и стали дожидаться стабилизации ситуации. Оно и правда — белорусский президент Александр Лукашенко поручил главе своего МВД возбудить уголовное дело в отношении главы Россельхознадзора Сергея Данкверта «за нанесение ущерба государству».
Но поверить в то, что белорусская сторона может предпринять какие-то действия против наших специалистов ненавистного им ведомства, не могу. По поводу происхождения и качества товаров, которые Белоруссия поставляет в Россию, можно спорить сколько угодно, доказывать, вводить временные ограничения. 

Но ведь приказ о возбуждении уголовного дела и отказ ехать в союзное государство — это политическая акция. А когда политика начинает вмешиваться в торговые отношения, причем действия переходят в острую фазу, тут уж добра не жди.

 Так что Александру Григорьевичу надо бы быть посдержаннее, а нашему надзорному ведомству — поразборчивее в действиях.Тем более что имеем мы в этом плане и собственный российский опыт того, как запретительно-разрешительные меры доводят ситуацию до уровня скандальной. 

Скажем, тот же Россельхознадзор в конце января ввел ограничения в трети российских субъектов на отгрузку молока в другие регионы. Новые статусы по заразным болезням, присвоенные регионам, диктуют перед отправкой продукта его непременную пастеризацию. Но это же не трехлитровая банка молока, которую можно перекипятить и успокоиться, это огромные объемы, на которые завязаны переработчики.

Нацсоюз переработчиков молока («Союзмолоко») обратился к министру сельского хозяйства Александру Ткачеву: нет, мол, оборудования, чтобы все молоко пастеризовать, а ограничения поставят в трудное положение переработку и, естественно, поставку в торговую сеть. И еще пригрозили: недостаток сырья чреват повышением цен на молочную продукцию. 

Скажите мне, бога ради, при чем тут я как потребитель, если министерство и ведомства заранее не разработали модель, не предусмотрели риски от нововведений, бухнули в колокола, не заглянув в святцы. И не поймешь: забота это о качестве молочной продукции, пиар или преференции одним за счет других? Но пострадают, если что, снова люди.

Впрочем, бывают у нас и бескомпромиссные решения. К примеру, профильный комитет Госдумы рекомендовал отклонить в первом чтении законопроект о бесплатной раздаче нуждающимся конфискованных санкционных продуктов. С такой радостью сообщают ведомства, что там уничтожили подсанкционный сыр, тут — мандарины или помидоры, в третьем месте — яблоки и т. д. Во-первых, надо подумать, так ли уж эффективен этот способ борьбы с продовольствием, произведенным в странах, попавших под российское эмбарго?

Ну размазали гусеницами тракторы по полигону сыр — и что? Не лучше ли придумать действенную кару для тех, кто ввез, кто пропустил через границу, кто перевозил, кто взял на реализацию? 

В этом механизме смазкой непременно является мзда. И не убеждайте меня, что это не так. Дома престарелых, многодетные семьи, детсады и школы, малообеспеченные — они все съедят. В конце концов, погрузите в машины и отправьте на Донбасс! Но взять и уничтожить человеческий труд — сродни варварству при нашей-то бедности.

Да, это не согласуется с Законом «О специальных экономических мерах», которым было введено продуктовое эмбарго. Но закон написали люди. И тот же Россельхознадзор, который остерегся ехать в Белоруссию, отрапортовал, что в России уничтожено более девяти тысяч тонн санкционной продукции растительного и животного происхождения.

Это достижение или поражение — так я и не могу разобраться. А вы?
Всего вам доброго!

Фото: russian7.ru
Радио «Краснодар»