" />

Гагарин батута на Руси: Виталию Дубко исполняется 80 лет!

Гагарин батута на Руси: Виталию Дубко исполняется 80 лет!
Заслуженный тренер СССР по прыжкам на батуте отметит свой юбилей 13 мая.

Юрий Гагарин первым полетел в космос. Воспитанники Виталия Дубко Евгений Янес и Евгений Яковенко — первые отечественные чемпионы мира, а Ирина Караваева и Александр Москаленко — первые чемпионы в истории Олимпийских игр. 

На чемпионатах мира и Европы ученики Дубко завоевали более 100 золотых медалей! Немыслимая цифра. Янес и Яковенко покорили мировую вершину в 1976-м, а спустя 40 лет Яна Павлова выиграла чемпионат Европы и едет на Олимпиаду в Рио-де-Жанейро. Где и когда вы еще видели такого тренера?!

— Неужели 80? — лучезарная улыбка озаряет добродушное лицо этого светлого человека, которого во всем мире называют гением батута. — Не может быть! — в его сверкающих очах — бесенята.

— В этом году — 50 лет со дня нашего знакомства.

— Да, время — как морской песок…

— А на сколько лет ты себя ощущаешь?

— Душой лет на 25, ну, может на 30. Телом, наверное, чуть постарше. И это правда. Понимаешь, Витя, некогда стареть. То одна Олимпиада, то другая. Китайцы вперед убежали, догонять надо.

— Догоним?

— А куда же они денутся?!

— «От высот побелел твой висок»…

— И вообще волос стало меньше на голове. Как там в песне поется: «Только лысина да ордена…». Седина украшает мужчину. А если серьезно… Это — жизнь. Природу не обманешь. А брать высоты — занятие для мужчин. Я, сын боевого офицера-чекиста, командира кавалерийского отряда особого назначения, к этому с детства привык…

— Говорят, что в молодости человек живет настоящим, с возрастом начинает мечтать о будущем, старость — время воспоминаний и мемуаров для тех, кому есть что рассказать. Как тебе такая философия?

— Ты же знаешь — не по мне. Когда человек начинает вспоминать, он стареет. В молодые годы я жил настоящим, но мечтал о будущем. И потом, когда повзрослел, не изменил своим принципам. И сегодня продолжаю гнуть свою линию. Хочу, чтобы вид спорта, которому я посвятил свою жизнь, стал самым популярным. Прыжки на батуте можно назвать космическим видом спорта. Ищу одаренных ребят. Надеюсь отыскать новых Янесов, Москаленко, Караваевых… Хотя понимаю, что такие таланты, как Янес, рождаются раз в столетие, и то не всегда. Он прыгал с парашютом, мог стать классным автогонщиком. Он, отчаянно смелый, вообще мог все.

— Уж он бы точно обыграл китайцев, как ты думаешь?

— Женька бы обыграл, не сомневайся…

— У известного русского поэта Петра Вяземского есть такие строчки: «Жизнь наша в старости — изношенный халат: и совестно носить его, и жаль оставить; мы с ним давно сжились, как с братом брат; нельзя нас починить и заново исправить. Еще люблю подчас жизнь старую свою, с ее ущербами и грустным поворотом, и, как боец свой плащ, простреленный в бою, я холю свой халат с любовью и почетом».

— Вот последние две строчки мне по душе. Только мое время стареть еще не пришло. Мы еще повоюем.

— «Находишь боль, находишь юмор, каким ты стал за много лет». Как эти строчки в применении к Дубко?

— Скажу честно, мне грех жаловаться. С годами человек становится мудрее, его духовный мир — богаче. И я это по себе чувствую… У меня, слава Богу, есть еще силы, есть энергия, не исчезло желание радоваться каждому новому дню, всему хорошему, что происходит вокруг. У меня не пропали страсть, азарт. Я живу с таким же настроением, как и 60 лет назад. Разве что внешне изменился. Так самую малость. По крайней мере узнать меня можно (смеется).

…Дубко — это глыба. Это целая эпоха, которая, к сожалению, уже не повторится никогда. Он уникален во всем: в жизни, в отношении к делу, в творчестве. Я бы сказал — фантастически уникален. Он может забыть о чем угодно, но только не о любимом батуте, в котором он пребывает буквально днем и ночью.

— Знаю, филологическое образование ты получил… в трамвае…

— Это чистая правда. В пустом трамвае по пути на работу, а это было в пять утра, я много книг перечитал — всего Золя, Чехова, Льва Толстого, Пушкина, Мопассана, Бальзака, Куприна… Возвращался за полночь, и тоже в пустом трамвае. В общем, было у меня время.
Там же, в дороге, рождались первые комбинации моих первых учеников. Сальто, пируэты, всевозможные акробатические элементы, связки, переполняли мои мозги, рвались наружу, идеи требовали воплощения. Нужны были специальные знания. Так что я читал не только классиков…

— И ты тянулся к знаниям, как растение к свету?

— Не я один. Тогда все наше поколение тянулось, старалось получить хорошее образование.

— Откуда любовь к батуту, Виталий? Ты же занимался прыжками на акробатической дорожке и вообще был прекрасным акробатом. Вашу четверку — Виктор Нарыков, Николай Абаджан, Олег Запорожченко, Виталий Дубко — хорошо знали в стране.

— Что говорить, славный был квартет. Трое впоследствии стали заслуженными тренерами СССР, Коля Абаджан достиг высот в медицине… И вообще мне повезло: это было время личностей. Как человек и тренер я многим обязан Геннадию Казаджиеву, Альберту Корневу, Виктору Нарыкову, Георгию Резчикову, Виктору Ананевичу — моим друзьям, великим акробатам, выдающимся современникам.

А что касается моей любви к батуту, то тут все легко объяснимо. Прыжки на батуте — это неограниченный полет фантазии. Здесь можно летать, а я романтик. Собственно школа прыжков на батуте была заложена еще с довоенных лет — с акробатики. Первое двойное сальто, первое двойное сальто боком… Так все и потянулось — от сложности к предельной сложности, от акробатики к батуту. Когда я впервые испытал себя на упругой сетке, ощущения были невероятные — было бешено хорошо. И я понял, что это — мое!

— Выбор тренерской профессии чем объяснишь?

— Так, видно, природа захотела. Во мне с раннего детства жила потребность научить других тому, что умею сам. Мне было 10 лет, когда я в школе организовал кружок акробатики. Потом было Ейское педучилище, потом — спортфак Краснодарского пединститута.

— Не могу не вспомнить одно популярное выражение, которое после триумфа двух Евгениев на чемпионате мира в американском Талсе обрело невероятную популярность: «Сборная Пашковки обыграла сборную мира».

— И Янес и Яковенко — выпускники 52-й пашковской школы, где, собственно, и родилась кубанская школа батута. Вначале, конечно, была просто секция. Но постепенно она разрасталась, набирала мощь. Во многом благодаря Марии Петровне Калюжной, директору школы, которая оказывала нам огромную поддержку во всем. Без этой поддержки мы бы просто не выжили. Именно тогда я, молодой педагог, почувствовал в себе уверенность, прилив тренерских сил

— Для тебя как тренера что прежде всего важно — талант или трудолюбие учеников?

— Хорошо, когда есть и то и другое, как это было в случае с Янесом или Караваевой.
Талант сам по себе — страшная сила, но талант без труда — что рыбка без пруда. У Ирины Слоновой не было никаких данных, чтобы зажечь свою звезду на спортивном небосклоне, но у нее были характер, воля и упорство, и она стала одной из сильнейших батутисток мира. Я преклоняюсь перед мужеством этой удивительной спортсменки…

— Твоя логика счастья?

— Думаю, она у всех одна. Голубое небо над головой. Когда здоровы родные и близкие, друзья. Когда есть любимое дело, когда «есть с кем пасоваться, аукаться через степь», когда видишь свет в пути… Все остальное — преходяще.

— Где великий Дубко чувствует себя как дома?

— Конечно, в спортивном зале, на тренировках. Спортивный зал — мой второй дом, в котором я провожу большую часть суток.

— Твоя главная победа?

— Это моя жена — красавица Юля, моя верная, неразлучная подруга и помощница. Она — моя муза, мое вдохновение. В прыжках на батуте для нее нет секретов. Она — воспитательница детского сада, может спокойно вместо меня давать интервью. Да что я тебе рассказываю…

— У тебя вообще спортивная семья…

— Да, так получилось. Сын Сергей — заслуженный тренер России, мастер спорта по прыжкам на батуте. Внучка Юля — тоже прекрасная батутистка, мастер спорта и, по-моему, интересный, способный тренер…

— Нет континента, нет страны, где бы не побывал Дубко. По тебе можно географию земного шара изучать…

— Это правда, я действительно немало повидал на своем веку, но милее родной Кубани края не встречал. Я родился в Новороссийске, жил в Майкопе и вот уже много лет живу в Краснодаре, моем «маленьком Париже», дышу родным воздухом. Дышу полной грудью, как нигде и никогда.

Виктор АНФИНОГЕНОВ.
Фото: krd.ru

comments powered by HyperComments