Откровенно говоря: ехать или нет российским спортсменам на Олимпийские игры в Корею?

Откровенно говоря: ехать или нет российским спортсменам на Олимпийские игры в Корею?
Олимпийское собрание единогласно поддержало решение о выступлении российских спортсменов на Олимпийских играх-2018! И это прекрасно, браво!

«Многие считают, что патриотизм заключен исключительно в знании цветов своего флага. Для меня патриотизм — это то, что внутри, оно не обязательно должно быть связано с символикой. Есть тысячи примеров, когда люди геройски бились за свою страну, не имея на себе флагов. Главное — то, во что они верили… Я болел за Шубенкова на чемпионате мира. Мне нисколько не было важно, что на нем не было флага. Он все равно российский спортсмен. И он — герой. И он не виноват в том, что ему не дают надеть флаг…»

Прочитал это интервью российского биатлониста Антона Бабикова и вспомнил прекрасный рассказ Константина Паустовского «Бакенщик». Там бакенщик Семен ведет разговор с тремя мальчиками, пионерами из соседнего города, приехавшими на речку купаться. 

— А что это есть — любовь к родине?.. Растолкуйте мне, старому дураку. Погоди, ты не выскакивай, дай досказать. Вот, к примеру, идешь ты в бой и думаешь: «Иду я за родную землю». Так вот и скажи: за что же ты идешь? 

Мальчики много хороших, правильных слов сказали: «за свободную жизнь», «за свои города и заводы», «за свою школу и за своих людей», «и за свой народ, чтобы у него была трудовая и счастливая жизнь»… 

— Вы все правильно говорите, — сказал Семен.-Только мне этого мало… Вот я и вижу, что вы не все понимаете. И должен я, старый, вам объяснить… А у меня своих дел хватает: бакены проверять, на столбах метки вешать. У меня тоже дело тонкое, государственное дело. Потому — эта река тоже для победы старается (время было военное. — В.А.), несет на себе пароходы, а я при ней вроде как пестун, как охранитель, чтобы все было в исправности… Вот так получается, что это все правильно — и свобода, и города, и богатые заводы, и школы, и люди. Так не за одно это мы родную землю любим. Ведь не за одно? 

— А за что же еще? — спросил веснушчатый мальчик. 

А ты слушай… Я часто, ближе к вечеру, сижу у сторожки, корзины плету, потом оглянусь и про все корзины позабуду — ведь это что такое! Облак в небе стоит из жаркого золота, солнце уже нас покинуло, а там, над землей, еще пышет теплом, пышет светом. А погаснет, и начнут в травах коростели скрипеть, и дергачи дергать, и перепела свистеть, а то, глядишь, как ударят соловьи будто громом — по лозе, по кустам! И звезда взойдет, остановится над рекой и до утра стоит — загляделась, красавица, на чистую воду.
  
Так-то, ребята! Вот на это все поглядишь и подумаешь: жизни нам отведено мало, нам надо двести лет жить — и то не хватит. Наша страна — прелесть какая! За эту прелесть мы должны с врагами драться, уберечь ее, защитить, не давать на осквернение. Правильно я говорю? Все шумите «родина», «родина», а вот она родина, за стогами! 

Лирика? Да, лирика. Но от нее щемит сердце, но она берет за душу, согревает ее… Скандальное, беспардонное и просто оскорбительное решение МОК о недопуске России на Олимпийские игры-2018 в Пхенчхане под национальным флагом и с правом исполнения российского гимна взбудоражило всю страну — от чиновников высшего ранга до домохозяек: «Да что они там себе позволяют?!». 

Высказали свое мнение депутаты Госдумы и сенаторы. В большинстве своем они выступили против поездки российских спортсменов в Корею. Главный аргумент — непатриотично! Как можно бороться за какие-то медали, когда страну так унизили?

Некоторые предлагали: пусть желающие участвовать в Олимпиаде отправляются за свой счет. России такие Игры не нужны. Бойкот — и только! 

— Россия ни в коем случае не должна выступать под нейтральным флагом! — заявил депутат Госдумы от «Справедливой России», заместитель Комитета по физкультуре, спорту и туризму заслуженный тренер России Валерий Газзаев. 

Такая же точка зрения и у Игоря Лебедева, вице-спикера Госдумы: оптимальный выход, по его мнению, из сложившейся ситуации — полный отказ от участия в Олимпийских играх. Великой державе не пристало инкогнито ехать на Олимпиаду — такова позиция первого заместителя главы Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франца Клинцевича… 

Конечно, не упустил случая напомнить о себе лидер ЛДПР Владимир Жириновский, который, как всегда, был оригинален. Но его заявление, мягко говоря, просто ошарашило: пусть референдум будет, пусть народ решит — или мы займем жесткую позицию и всех заставим себя уважать, или все наденем власовскую форму — олимпийскую форму и будем молчать, что есть Россия, русский флаг и русский гимн. 

Что касается референдума — он просто неуместен. Не тот случай, чтобы голосовать. Этот вопрос в компетенции Олимпийского комитета России, Министерства спорта, наконец — высшего руководства страны, как было в 1984-м. Это настолько очевидно, что и говорить не стоило. А вот насчет власовцев… Они-то с какого боку здесь? 

Власовцы — это мерзавцы, надевшие гитлеровскую форму и убивавшие советских солдат, своих соотечественников. Власовцы — это предатели, такие же фашисты, как и гитлеровцы. А российские спортсмены будут защищать честь своей великой страны. Как можно их ставить в один ряд с власовцами?! Вот Родченков — из той же сволочной породы. Он не просто чужой, он — враг.

«А во власовские отряды вермахта их могла привести только последняя крайность, только запредельное отчаяние, только неутолимая ненависть к советскому режиму…». Солженицын явно на стороне этих ублюдков, он симпатизирует им, оправдывает их отчаянную жестокость… Но, по Жириновскому, все мы превратимся во «власовцев», если российские спортсмены будут выступать на Играх в Корее. И это говорит человек, который хочет стать Президентом России?! Это называется — Остапа понесло. 

Лидер ЛДПР в погоне за внешним эффектом явно утратил чувство меры. Как известно, Россия в предстоящем олимпийском году собирается отметить 100 лет со дня рождения Солженицына. Что-то я не слышал по этому поводу возмущенной реакции Жириновского и его соратников. Или я что-то пропустил? Зато слышал предложения фракции рассмотреть вопрос о том, какие слова писать с маленькой буквы и какие с большой. И вот теперь заявление о том, что России, по существу поставленной МОК на колени, нечего делать на Олимпиаде…

Расскажу такую историю, услышанную из уст самого Василия Алексеева, великого русского богатыря, олимпийского и мирового чемпиона по тяжелой атлетике, легенды мирового спорта. Когда он жил в Рязани, первый секретарь обкома партии пожаловался на него генсеку Брежневу. Мол, прославленный чемпион слишком многое себе позволяет. На что Леонид Ильич заметил: «Вас мы можем заменить в любое время, хоть сейчас, а Алексеев в мире один». 

Понимаю, что не все спортсмены — личности масштаба Алексеева, Юрия Власова, Александра Иваницкого, Ирины Родниной, Владимира Куца, Владислава Третьяка, Людмилы Брагиной, Владимира Максимова, Александра Карелина… Но в большинстве своем они люди редкого таланта, так сказать, товар штучный, достояние страны. Чего не скажешь о чиновниках, при всем уважении к ним. Сегодня одни, завтра — другие… Как правило, их меняют как перчатки… 

Труд человека в спорте высших достижений — тяжелейший труд и требует уважения со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вот чиновники устроили настоящий базар по поводу нашего участия в Олимпийских играх: ехать — не ехать в Пхенчхан. А чего шуметь? Конечно, надо ехать и своими достижениями показать и доказать, насколько сильна Россия. 

Ее не сломить никакими санкциями, никаким самоуправством! Объявить бойкот — много ума не надо. Только кому и что мы этим докажем? Вспомним Олимпиаду-1984 в Лос-Анджелесе. На глупость американцев, не приехавших на Игры-1980 в Москву, мы ответили своей глупостью, лишив наши таланты участия в главном событии в их жизни. Спросите любого спортсмена, что значат для него Олимпийские игры, и поймете, что такое «проехать» мимо Олимпиады…

Трудно даже представить себе, как много проиграл СССР в глазах мира, собственного народа, бойкотировав Олимпиаду в Лос-Анджелесе… Да, сегодня иная ситуация. Россию вынуждают выступать без флага и гимна, без многих сильнейших спортсменов, несправедливо дисквалифицированных…

Флаг и гимн — это святыня. Но все же, думаю, прав Антон Бабиков. Патриотизм — это что-то такое внутри нас. «Что-то слышится родное в долгих песнях ямщика», «Всяк до мне чужд, всяк храм мне пуст, и все — равно, и все — едино. Но если по дороге куст встает, особенно — рябина…», «Тихая моя родина! Ивы, река, соловьи… Здесь моя мать похоронена в детские годы мои… С каждой избою и тучею, с громом, готовым упасть, чувствую самую жгучую, самую смертную связь…»

Самая важность — что у нас в душе, что на сердце у нас, как дышим. «Каждый пишет, что он слышит, каждый слышит, как он дышит…». Вот Солженицын облил грязью страну, замечательное поколение людей, защитил власовцев. И сколько бы его, власовца с пером, ни рядили в патриоты, не получится. Говорят, главу о власовцах выбросили из школьной программы. Но что это меняет? Ведь она, эта глава, есть. Как дышал, как слышал он — так и написал…

Странная какая-то позиция у президента Олимпийского комитета Александра Жукова: «Тот, кто это говорит (обвинения „в отсутствии патриотизма“ в отношении спортсменов, собирающихся на Олимпиаду. — В.А.), пытается вбить клин между нашими спортсменами, которые поедут и не поедут на Олимпиаду. Нужно поддержать тех и других. Нужно понять их». 

Расплывчатость ориентиров поражает. Президент НОК говорит о недопустимости принимать решение за спортсменов. Ах, как все это мило! Демократия. За рабочих и крестьян, педагогов и врачей, шахтеров и военных, значит, можно, а за спортсменов — нельзя даже в их очевидную пользу?! Повторяю: на мой взгляд, решение об участии в Олимпийских играх должны все-таки принимать Олимпийский комитет России, Министерство спорта, а поставить точку в этом вопросе — высшее руководство страны. Верен себе вице-премьер, который все последние годы рулил российским спортом:

— А что касается отставки… Первое: есть кому и кого отправлять в отставку. Второе: я просто должен быть рядом с теми спортсменами, которые, я уверен, незаконно наказаны. Мы исходим из того, что любая медаль в Сочи завоевана честно. И будем в судах это доказывать! Свою дисквалификацию я расцениваю именно так: я в одной команде с этими спортсменами. И буду с ними до конца. Ведь я помогал завоевывать каждую из этих медалей.

Тут, как говорится, без комментариев…

Премьер-министр Дмитрий Медведев тоже сказал свое слово:

— Для миллионов людей такое решение (решение МОК об участии России в Олимпийских играх-2018. — В.А.) стало тяжелым ударом, а для многих российских спортсменов — настоящей трагедией. Ведь южнокорейская Олимпиада для некоторых из них — последний шанс побороться за высшую спортивную награду. К сожалению, по понятным причинам карьера спортсмена скоротечна. Отказать таким спортсменам в Олимпиаде — фактически сломать им жизнь. Конечно, те, кто получит допуск, сами будут решать, ехать им на Олимпиаду в Корею или нет. Никто — ни федерация, ни чиновники — не вправе указывать им, как поступить, это их выбор. (А мне почему-то всегда казалось, что подобные вещи — это выбор страны. — В.А.) Со стороны правительства хочу заверить, что мы, безусловно, поддержим любое решение спортсменов. За тех, кто поедет на Олимпиаду, мы, как всегда, будем болеть как за своих российских спортсменов. (Почему — как? Они и есть СВОИ, то есть — НАШИ! — В.А.)

У меня такое впечатление, что мы так и не извлекли уроков из того, что произошло. Это все политика, происки врагов — такова реакция Минспорта и НОК России. С этим никто и не спорит — слишком очевидные вещи. Но что сделали эти организации, чтобы защитить своих спортсменов? 

«Унизительно для страны иметь такого человека, как министр спорта, который допустил всю эту ситуацию», — считает великий тренер по фигурному катанию Татьяна Тарасова. От себя добавлю: и президента НОК тоже. А молчание наших парламентариев разве назовешь золотом? Они замахали кулаками после драки, когда поезд уже ушел…

— Что вы получите за свою победу? — спросили велосипедиста Виктора Капитонова, триумфатора олимпийского Рима.
— Уважение своего народа, — ответил великий спортсмен.

А мы — ехать или не ехать?


Виктор Анфиногенов.
Фото: friday.perm.ru
Радио «Краснодар»