" />

Арсений Фогелев: Почему в театре провинциальная публика выбирает кринолин, а не провокацию

Арсений Фогелев: Почему в театре провинциальная публика выбирает кринолин, а не провокацию
«Один театр» открыл новый сезон. И снова зрителей встречает знакомая и такая заманчивая андеграундная атмосфера, пусть и в новом здании. Один из организаторов проекта актер Арсений Фогелев рассказал «ВК Пресс» о планах на будущее и о том, чем живет театр сегодня.
«Один театр» открыл новый сезон. И снова зрителей встречает знакомая и такая заманчивая андеграундная атмосфера, пусть и в новом здании. Один из организаторов проекта актер Арсений Фогелев рассказал «ВК Пресс» о планах на будущее и о том, чем живет театр сегодня.

- Арсений, почему вы решили переехать?

- Хотелось наконец уже найти свой «угол». В результате из «Ангарта» и переехали сюда, на Рашпилевскую, 110. Это часть комплекса типографии «Советская Кубань», и обстановка в общем-то здесь привычная нашему зрителю. Еще не все готово, будем делать ремонт, но андеграундную атмосферу сохраним.
…В день открытия на сцене «Одного театра» развернулась настоящая трагедия человеческих отношений. Древнегреческая «Медея» предстала перед современной публикой с совершенно актуальными проблемами: 
- Мы избавились от эпических костюмов и декораций,- рассказывают создатели спектакля. - Герои как будто вышли из эпохи «Великой депрессии» в США. 

Собственно, что изменилось за последние пару тысяч лет? «Случился» научный и технический прогресс? Да. А люди? Те же конфликты, те же радости. Сегодня, как и пятьдесят, сто, тысячу лет назад люди любят, предают, борются и жертвуют всем.

- На что вы ориентируетесь при выборе курса и репертуара?

- Современный театр создает современный зритель. То, что происходит в душах людей, должно воплощаться на сцене. Можно поставить исторические декорации, а можно сделать спектакль-модерн. Важно не это, а то, насколько «зацепит» история. Если в «Медее» зритель будет сопереживать героям, в конце концов родится некий вывод. Мы не стремились учить всех, как надо жить. Просто показали величайшую трагедию, где люди, вроде бы хорошие, красивые, смелые, оказались в такой вот ситуации. 

Для «Одного театра» не впервой проверять зрителя, заставлять его думать. На протяжении года актеры то и дело удивляли публику новыми неожиданными постановками. «Невеста», «Параллели», «Тебя», «Марина ЖЗЛ»… Все неожиданно и смело. 

- Где-то существуют подобные проекты, или это уникальная задумка?

- Наверняка где-то есть нечто подобное, но только не в Краснодаре. Идея создать уникальный, новый театр уже давно зародилась в глубине театра Драмы. И лишь чуть больше года назад нашла свое воплощение. Мы с Виталием Борисовым, Алексеем Мосоловым и Екатериной Сокольниковой решили создать спектакль по пьесе, которую напишем сами. В результате воплотил идею в жизнь Виталий, создав пьесу «Невеста». Потом Алексей Мосолов и Алла Засыпкина придумали «Параллели» - удивительный пластичный спектакль. А Татьяна Башкова предложила музыкальные этюды о непростых отношениях «Тебя».

Творческого потенциала актерам не занимать, а вот финансовые вопросы пришлось решать не без труда: классика жанра нашей жизни.

- Сначала мы хотели сделать театр для определенной публики, потом поняли: получается какая-то узкая интеллигенция, слишком узкий круг понимающих. Сегодня мы ставим спектакли для интеллектуального зрителя. И вместе с тем рассказываем о простых вещах, доступных каждому. От легких молодежных спектаклей мы переходим к более серьезному репертуару. «Медея», например, по одноименной пьесе Жана Ануя, перешагнула рубеж, связала молодую и взрослую публику. В пьесе мы поднимаем вопросы, которые интересны самому разному кругу людей. 

- Что вдохновило вас на эту постановку? 

- Как часто бывает, вдохновил случай. Наверняка многие помнят страшную историю, произошедшую пару лет назад, когда мать выбросила из окна своих детей. Конечно, ей нет оправдания в этом страшном поступке. Но дело не в этом. Давайте копнем глубже: что-то же спровоцировало ее на преступление? В «Медее» разговор идет о двух героях: Медее (Татьяна Башкова), которая ради секундной страсти готова пойти ва-банк. Ей безразлична ее собственная жизнь, как и жизнь ее близких. И Ясон (Арсений Фогелев) - человек, готовый ради своего спокойствия, свободы отказаться от тех вещей, которые сам создал, отказаться от ответственности, которую он на себя взял. Разве нет таких персонажей в нашей жизни?

- Не было соблазна поставить пьесу с максимальным натурализмом?

- Соблазн был, но «Медея» - все-таки миф. И спектакль должен передать атмосферу ирреальности. Да и трагедия в чистом виде сейчас невозможна, она просто перерастет в «бытовуху». Можно делать на сцене самые разные эксперименты, но они обязательно должны быть оправданы. Зритель, особенно в регионах, не всегда готов к провокации ради провокации. 

- Почему так происходит? Неужели публике не хочется чего-то нового, свежего взгляда, что ли?

- Зачастую мы хотим приходить в привычный театр: история про любовь, все в кринолинах - это привычно. Мы (за редким исключением) уже не задумываемся над тем, что там за произведение, чья пьеса. А тут вдруг нам предлагают что-то неожиданное. Что делает зритель? Уходит! Не потому, что спектакль плохой или хороший, скучный или захватывающий. Просто он другой. Задача театра, режиссера - грамотно подготовить благодатную почву для того, чтобы зритель думал, почему режиссер сделал то или иное и хорошо это или нет. Бывает, качественный спектакль, сценография хорошая, актеры прекрасно играют, режиссура профессиональная, но нет диалога со зрителем. Он смотрит на постановку как на мраморную статую: вроде бы красиво, произведение искусства, но к нему никакого отношения не имеет. Не цепляет! Нужно, чтобы зритель увидел на сцене то, что волнует его, может быть даже самого себя, или наоборот, отвлекся от будничных проблем, подумал о чем-то прекрасном, возвышенном. 

Настанет ли такой момент у краснодарского зрителя? Наверняка, и уже в скором времени. Ведь сегодня в наших театрах все интереснее становятся сюжеты и ярче, профессиональнее постановки. Актеры «Одного театра» признаются, что стараются быть честны с собой:

- Мы делаем так, как можем. Хотелось бы больше и лучше. Но дайте время, и об «Одном театре» заговорят!

Анастасия Воронович
comments powered by HyperComments