Чиновничье крючкотворство, или Кто за деревьями не видит леса?..

Чиновничье крючкотворство, или Кто за деревьями не видит леса?..
На прошлой неделе на портале «ВК Пресс» была опубликована статья «На Кубани самый дорогой хлеб». Сам по себе факт возмутительный: при рекордном урожае продукт номер один стоит дороже, чем в соседних регионах Южного федерального округа — в Ростовской области и Республике Адыгея.

Что, по логике вещей, должны делать чиновники? Проанализировать ситуацию, выяснив, кто из цепочки аграрии-мукомолы-пекари и торговые предприятия завышает стоимость булки хлеба. Не тут-то было! 

Реакция департамента потребительского рынка Краснодарского края вызвала у редакции, мягко говоря, удивление. 

В письме, оперативно подготовленном этой краевой структурой за подписью руководителя департамента Ю. Ф. Полякова (вот бы так быстро чиновники всегда реагировали!), «ВК Пресс» обвинили в фальсификации общественно значимых сведений, распространении слухов и потребовали опубликовать опровержение! Нет, с тем, что хлеб в благодатном кубанском крае стоит дороже, чем у соседей, чиновники не спорят. Судя по всему, это их не особо интересует. Интересует слуг народа другие вещи. В частности, нам пеняют на факт, приведенный в статье о том, что один из пунктов Положения о департаменте, на который мы ссылались, а именно пункт 4.1, где говорится о беспрепятственном доступе на территорию хозяйствующих субъектов всех форм собственности для проведения проверок, отменен. Действительно, в начале текста положения такая информация содержится. Однако почему до сих пор пункт 4.1 не исключен из документа, а само положение не приведено в соответствующий вид, дабы не вносить путаницу? Времени не хватает? Загружены выше крыши?

Следующий факт, трактуемый как фальсификация — мукомольные предприятия являются предприятиями пищевой и перерабатывающей промышленности, то есть отрасли, не входящей в сферу деятельности департамента.

А как же тогда быть с пунктом 4.4. «В пределах своей компетенции запрашивать и получать в установленном порядке необходимую документацию и материалы от государственных органов и организаций всех форм собственности»? В компетенции ли департамента получать информацию о стоимости конечного продукта у мукомольных предприятий? Безусловно, иначе как департамент сможет оказывать содействие в работе контролирующих органов на потребительском рынке и разрабатывать предложения по совершенствованию ценообразования? Мука — это товар на потребительском рынке региона или как? 

Если взглянуть на список социально значимых продуктов питания, то в него входят и мука, и хлеб формовой из муки 1-го сорта. Мука включена в этом году постановлением губернатора края, пополнив тем самым список товаров, указанных в постановлении губернатора края Александра Ткачева N 900-р «О стабилизации цен на отдельные виды социально значимых продуктов»» Откуда берется мука? Она же не библейская манна небесная, а продукт вполне земного происхождения, продающийся на потребительском рынке, который-то и курирует департамент.

Каким образом департамент потребительской сферы контролирует постановление губернатора № 900-р, о котором шла речь выше? Например, сотрудники Краснодарстата обходят систематически торговые точки и рынки. В итоге раз в две недели на своем сайте ведомство публикует данные о средней стоимости продуктов, в том числе муки и хлеба. 

Мука и хлеб продаются на розничных рынках. Интересно, проводит ли департамент мониторинг цен на рынках? Было время, когда чиновники этого ведомства настолько увлеклись координацией работы рынков, подминая их под себя, что потом с треском вылетели из своих кресел.

Может быть, в сферу деятельности этого департамента не входит контроль за торговлей? Судя по смыслу одного из пунктов положения, входит. Цитируем: «Департамент потребительской сферы является органом исполнительной власти Краснодарского края, осуществляющим региональную политику в сфере торговой деятельности (в сфере оптовой, розничной торговли, общественного питания, торговли и обслуживания автотранспортных средств и другой). А какова региональная политика в сфере торговой деятельности? Согласно одному из пунктов краевого закона «О государственной политике в сфере торговой деятельности» — повышение доступности товаров для населения. Насколько мы понимаем, под доступностью подразумевается не только наличие товаров, в том числе и продовольственных, но и их цена. Иначе выходит как в басне Крылова: «Видит око, да зуб неймет».

Еще один из пунктов из вышеназванного закона говорит о развитии конкуренции. Об этом говорит и руководитель края Вениамин Кондратьев: «Снизить конкретные цены, конечно, может только конкурентоспособная среда». А не могли ли мукомолы или оптовики вступить в сговор? Ведь не просто так директор ГосНИИ хлебопекарной промышленности Анатолий Косован заявил, что наибольшее влияние на розничную цену хлеба оказывают стоимость муки и торговая наценка. Откуда взялась разница 20 рублей между закупочной ценой на пшеницу и ценой на муку? Чем она обоснована? Может ли департамент потребительской сферы, запросив необходимые документы, проанализировать экономическую обоснованность столь существенной разницы? При желании, безусловно! Но, видимо. желания особого нет. Судя по информации, размещенной на сайте департамента в разделе «Сведения о доходах государственных служащих департамента», в прошлом году Поляков Ю.Ф. заработал 2,4 миллиона рублей. С такими доходами, естественно, цена хлеба его не волнует...

Однако вернемся к нашим баранам. Руководитель департамента потребительской сферы обвинил нас в фальсификации общественно значимых сведений. Судя по всему, г-н Поляков считает фальсификацией информацию о том, что мы не процитировали отменного, но не убранного с сайта ведомства пункта 4.1. Уважаемый! Да людям все равно, имеете вы право заходить на территорию предприятий или нет. Их интересует, почему хлеб, испеченный из муки, самый дорогой в Южном федеральном округе? Входят ли мукомольные предприятия "в сферу" или не входят - им не важно. Вам не приходилось видеть пожилых людей, выгребающих из кошелька последнюю мелочь для покупки булки хлеба? На днях, на Сенном рынке, ко мне подошла старушка: «Сынок, на хлеб не добавишь?». Отдав ей всю мелочь, что была в карманах, решил выяснить, действительно ли она купит хлеб? И увидел, как она купила две булки хлеба, который стоит на Кубани в среднем на 3 рублей дороже, чем в Ростовской области.

Вот так, господа чиновники. Не отмазки искать надо или крючки в журналистских материалах, а прилагать меры, причем всем нам - и власти, и прессе - механизм усилий (даже выходя за очерченные инструкциями рамки), чтобы хлебушек на Кубани стал доступнее. 

Сергей Капрелов

Специально для "ВК Пресс" 

Фото: tsenomer.ru

Радио «Краснодар»