Дмитрий Хворостовский: «Жизнь - это вызов»

Дмитрий Хворостовский: «Жизнь - это вызов»
Известный оперный певец Дмитрий Хворостовский дал концерт в Краснодарском музыкальном театре и ответил на вопросы журналистов.

Известный оперный певец Дмитрий Хворостовский дал концерт в Краснодарском музыкальном театре и ответил на вопросы журналистов.


О военных песнях.

- Где бы я ни появлялся, меня всегда просят исполнить военные песни. Петь их непросто. Сложность в том, что я, как артист, вживаюсь в эти образы, проникая в поэзию, в музыку. В нагрузку вам даю оперные арии.


О Большом театре.

- Я не эксперт, - сразу подчеркнул Дмитрий Александрович. - В Большом театре я не работал. С ним меня никогда ничего не связывало. Мне довелось петь там всего несколько раз. Свою творческую жизнь, свою карьеру я строил абсолютно противоположным образом. Этот театр и по сей день остается самым большим репертуарным театром советского стиля. Считаю, что эту систему давно нужно изменить. Нужно приглашать солистов из театров других городов и стран. Певцы должны постоянно меняться. Это не только мое мнение, в Европе такие традиции сложились давным-давно. В меньшей степени в балете, в большей - в опере. Люди, которые сидят на одном месте - даже самые прекрасные коллеги и друзья - через несколько лет начинают ненавидеть друг друга, поэтому рождаются разные интриги, дрязги, склоки - все, что мы слышим о Большом театре сейчас. А так я его люблю и уважаю.


Об Анне Нетребко.

- Я счастлив, что нам, двум русским оперным певцам, довелось спеть на Красной площади для нашей публики. Кроме того, этот концерт транслировался по всему миру. Анна меня постоянно удивляет. Когда она на сцене, в зале нет равнодушных. Помимо волшебного голоса, прекрасного сценического мастерства она обладает колоссальной энергией. Кроме того, она чудная коллега. Ее я знаю буквально с первых шагов.


Об экране.

- Когда оперы записывают на видео, конечно, некоторый эффект пропадает. Но в меньшей степени, чем вы думаете. Многие современные спектакли очень кинематографичны. В большинстве своем оперные постановки в Метрополитен Опера транслируются по всему миру. А энергетика артиста, если она у него есть, передастся и через экран.


О живом звуке.

- Однако живой звук ничем нельзя заменить. Чудо, которое происходит на сцене - звучание музыкального инструмента или человеческого голоса - абсолютно уникально. Его нельзя передать приборами. Потому что помимо самого звучания как такового есть еще какой-то секрет, сказка.


Об авторском праве.

- Я далеко не первый год работаю со звукозаписывающими компаниями. И давно уже закрыл глаза на пиратские копии. Самое главное, что эти записи останутся после нашей смерти, и следующие поколения смогут их услышать. Это самое главное, и за это мы должны платить. Поэтому в последние мои записи я вкладываюсь сам и от дистрибьюторов требую небольшие проценты.


Об искусстве.

- Я вижу отчуждение людей от культуры, или скорее одурманивание. Это давнишний и целенаправленный процесс. Дураками легче руководить, они не будут спорить и сопротивляться. Для того, чтобы не быть темным, нужно постоянно совершенствоваться, идти к цели, не успокаиваться на достигнутом. Надо не пытаться стать как мальчик из соседнего подъезда, а стремиться быть собой, сохранить свою индивидуальность. Сейчас искусство становится более ярким, броским. Все зависит от того, кто и как его трактует, то есть от директоров театра, от режиссеров. Иногда от их фантазия волосы встают дыбом.


О холодной воде.

- У меня есть стремление к неким вызовам. В свое время, очень боясь высоты, я прыгал с парашютом. В детстве боялся темноты - и ходил в лес. Будучи очень робким мальчиком, постоянно дрался. Жизнь -- это вызов для каждого, и в первую очередь для артиста. Я постоянно сталкиваюсь со страхом, который нужно пересиливать. А купание в прорубе - очень интересно. Я заставил повторить это своих оперных коллег, всех, с кем я более или менее дружен, даже южноамериканцев. Такая вот у меня сила убеждения. Мои дети, Максим и Ниночка, регулярно со мной купаются.

Не соблазнился пока только директор Марк Хилдрю.


О роли злодея.


- В сентябре я буду петь Яго в опере Джузеппе Верди «Отелло». Верди так интересно и так много выписал музыки для этого персонажа. Партия очень необычна, многогранна, удивительная по языку и по канве роль. Она предполагает большие актерские данные. Я думаю, что роль подобного злодея мне очень удастся, я чувствую в себе много с ним общего.


О семье.

- Детей я ничему не стараюсь учить специально. Они вообще мудрее по своей природе, они сами берут то, что им нужно. Когда пытаешься что-то им вдолбить в головы, ничего, кроме сопротивления, не получаешь. Нужно подавать собственный пример - это лучшее воспитание.

Анастасия Воронович

Радио «Краснодар»