" />

Дмитрий Ушаков: Я просто счастливый человек…

Дмитрий Ушаков: Я просто счастливый человек…
…Он взлетал, отталкиваясь от коварной пружинистой сетки.
…Он взлетал, отталкиваясь от коварной пружинистой сетки. Взлетал высоко, а в воздухе творил что-то невообразимое. От этого полета дух захватывало, и все застыли в невероятном напряжении. А ему было все нипочем — элементы ультра-си один за другим, связки, комбинации… Двадцать секунд полета, казалось, длились вечно. И хотелось, чтобы это все не кончалось, но одновременно сверлила другая мысль: только бы не упал… Ведь это так просто: малейшая потеря концентрации, малейшая погрешность — и ты летишь в никуда… Ах, скорее бы все закончилось! 

Он завершил комбинацию красиво, как и подобает большому мастеру, не допустив ни единой ошибки ни в воздухе, ни при приземлении… «Он был бесподобен», — сказал великий Виталий Дубко…. 

Батутист из Ейска Дмитрий Ушаков, выигравший серебряную медаль на Играх в Лондоне, торжествовал: «Серебряная олимпийская медаль — это моя победа. И я посвящаю ее жене Кате, моим родителям…». 

— Ты не разочарован? Разве не ты два года назад при нашей встрече сказал: «Постараюсь свою «золотую рыбку» выловить в Темзе…» 

— А я и не отказываюсь от своих слов. Только сегодня серебряная олимпийская медаль и есть моя «золотая рыбка». Я никогда в жизни не прыгал так хорошо, так вдохновенно, как в Лондоне. Может, это звучит пафосно, но чувствовал себя в полете свободно, как птица. У меня все получилось… Я — самый счастливый человек на свете. Может, только Катя и мои родители еще счастливее… Они так переживали за меня, и их поддержка, поверьте, сыграла решающую роль. Катя приехала вместе со мной, она сидела на трибуне… Вы ведь знаете — она серьезно занималась прыжками на батуте, прыгала вместе с Ириной Караваевой, Натальей Черновой… 

— Это ты ей махал рукой и посылал воздушные поцелуи? 

— А кому же еще?! Кате, конечно… 

— Еще тогда, в Краснодаре, я попросил тебя сравнить комбинации олимпийского и мирового чемпиона Лю Чуньлуня и Ушакова. И услышал в ответ: «По содержанию они мало чем отличаются, все дело в исполнении. Если бы я прыгал в финале питерского чемпионата мира так же уверенно и чисто, как на сборах в Новогорске, наверняка бы завоевал медаль. И Сергей Чумак по оснащенности своей программы готов штурмовать мировой пьедестал… Убежден, рано или поздно это произойдет. Надо через все это пройти, вытерпеть…». И вот грозный Лю Чуньлунь, которого, казалось, не сдвинуть с места, повержен. Ты опередил его почти на полбалла… Что это означает? 

— Только подтверждает правоту моих слов. Все это время мы с Олегом Гавриловичем Запорожченко, моим тренером, работали в поте лица… Через многое прошли, вытерпели, и серебряная медаль в Лондоне — награда за наши труды…

 — На чемпионате мира-2011 ты занял седьмое место и завоевал одну из двух олимпийских лицензий. Но она не была именной, тебе в отличие от Никиты Федоренко, которому четвертое место гарантировало поездку в олимпийский Лондон, нужно было еще доказывать свое право на участие в Олимпиаде. Тебя это не тревожило? 

— Это спорт, надо быть готовым ко всему. Я знал: выиграю чемпионат Европы — поеду в Лондон. И я выиграл! 

— Впервые в жизни. 

— Да, мой лучший результат до этого на европейских первенствах — бронзовая медаль. 

— Можно сказать, что успех на чемпионате континента придал тебе уверенности? 

— Безусловно, любая победа поднимает настроение, и почва под ногами сразу становится твердой. Но я понимал, что этот успех нельзя переоценивать. При всем уважении к соперникам из Старого Света сильнейшие мастера в нашем виде спорта живут в Китае и Японии, в Канаде… И соревнования в Лондоне подтвердили это: из восьми финалистов в Лондоне за медали боролись три европейца — француз Грегуар Пенне и мы с Никитой…

 — В Пекине тебе не повезло. В квалификации ты выступил выше всяких похвал — впереди были только два китайца. Но в финале оказался лишь шестым… 

— Дело тут не в везении. В Пекине я не справился с волнением и смазал комбинацию. В Лондоне думал об одном: не наступить бы на пекинские грабли… Что касается моей готовности, то чувствовал себя прекрасно. Я уже говорил: мы хорошо потрудились. Как реализовать все то, что мы наработали, — в этом был вопрос. Вопрос психологии… 

— Твое блестящее выступление говорит о том, что в Лондоне справился с трудностями… 

— Мне это действительно удалось. Каким образом? Пусть это останется секретом. Да и все еще проанализировать надо, во всем разобраться… Главное, что все получилось как хотел. 

— Ты это почувствовал во время выступления? 

— Вообще-то, когда прыгаешь, о таких вещах никогда не думаешь. Но если честно, то где-то в начале комбинации, примерно на третьем элементе, я ощутил полную гармонию души и тела и мысленно сказал себе: держись, Дима! 

— Можно сказать, что ты отправлялся в Лондон с надеждами на медаль? 

— Если бы дело обстояло иначе, я бы не обыграл олимпийского чемпиона, не стоял бы сегодня на пьедестале. 

— Выходит, верил в успех? 

— Без веры в себя, без силы духа побеждать нельзя. 

— Места на пьедестале только три, а на медали претендовали два непобедимых китайца, два незаурядных японца и совершенно фантастический канадец Джейсон Барнетт, у которого судьи отняли олимпийское золото в Пекине. Да и Федоренко, французу Пенне, как говорится, палец в рот не клади... 

— Все живые люди, непобедимых нет, как ничего невозможного на свете. Важно показать в нужный момент все, на что ты способен. Кому-то это удается, а кому-то нет. В этом момент истины. Я — из разряда счастливчиков. 

— В одном из интервью ты сказал: я — абсолютно счастливый человек…

 — Так все и есть. Меня просто распирает всего от счастья. Я ведь никогда прежде не попадал в тройку призеров на чемпионатах мира, а тут — на Олимпийских играх второй. Фантастика! 

— Никакой фантастики, ты же так здорово прыгал… 

— Просто я хорошо исполнил то, что хорошо получалось на тренировках. 

— А Дон Дона ты мог обыграть? 

— Разумеется, я к этому стремился, но в Лондоне это было невозможно. 

— Почему? Ведь непобедимых не бывает… 

— Не бывает, это точно. Но Дон Дон сейчас просто объективно сильнее. Чтобы проиграть, он должен был ошибиться, а он, вы же видели это, прыгал, работал как швейцарские часы... 

— И в чем же превосходство Дон Дона? 

— Он сделал потрясающе сложную комбинацию — с коэффициентом трудности 17,8, а у меня только 17,1. И я эту сложность делал всего второй раз после чемпионата Европы. Еще год назад коэффициент трудности у меня был лишь 16,4. Я рванулся вперед, но Дон Дон обогнал меня. Так что сегодня все справедливо… В Лондоне я сделал все, что было в моих силах… 

— А кому принадлежит мировой рекорд сложности? 

— Канадцу Барнетту — 18,8! Джейсон исполнил эту комбинацию один раз, но в финале олимпийского турнира в Пекине! В Лондоне Барнетта, к сожалению, постигла неудача. На мой взгляд, канадец — ярчайшая звезда мирового батута… 

— Ты собираешься замахнуться на рекорд Барнетта? 

— Мне надо повышать коэффициент трудности — это однозначно. Но сверхсложность создает технические трудности. По-моему, надо искать золотую середину… 

— Кому ты позвонил сразу после окончания соревнования? 

— Родителям, конечно. Они так волновались, так переживали. То, что я остался в спорте, их заслуга… Мама и папа у меня — лучшие в мире! 

— Первое, что ты сделал в Лондоне после своей феерической прыжковой симфонии на батуте? 

— Мы гуляли с Катей по городу… Вы и представить себе не можете, как нам было хорошо… 

— В олимпийский Рио-де-Жанейро не собираешься? 

— Бразилия — мой последний шанс осуществить свою мечту — выиграть олимпийское золото. Сейчас мне не хватило сложности, но четыре года — достаточно времени, чтобы наверстать упущенное. Во время Игр в Бразилии мне будет только 28. Согласитесь, золотая пора… 

— Кроме прыжков на батуте ты страстно увлекаешься рыбалкой…. 

— Что говорить, люблю посидеть с удочкой на речке Ее…

Виктор Анфиногенов.
comments powered by HyperComments