К 70-летию Победы. Мемуары. КЛЮЧ К ВОЕННОЙ ТАЙНЕ

 К 70-летию Победы. Мемуары. КЛЮЧ К ВОЕННОЙ ТАЙНЕ
 К 70-летию Победы. Мемуары. КЛЮЧ К ВОЕННОЙ ТАЙНЕ
 К 70-летию Победы. Мемуары. КЛЮЧ К ВОЕННОЙ ТАЙНЕ
 К 70-летию Победы. Мемуары. КЛЮЧ К ВОЕННОЙ ТАЙНЕ
«ВК Пресс» продолжает публикацию серии воспоминаний о Великой Отечественной войне. Интервью для раздела записаны собственным корреспондентом в течение нескольких лет. К сожалению, уже не все из ветеранов, тружеников тыла, детей войны, воспоминания которых вы прочтете на «ВК Пресс», живы. Но их слова, их память должны жить и оставаться в памяти живущих. Простые рассказы простых жителей Кубани, ничем не приукрашенные и не стертые десятилетиями, открывают войну так, как вы, возможно, ее еще не знали. И открывают заново Великую Победу 45-го.

Александр Сергеевич ЧЁРНЫЙ. Войну закончил в звании гвардии капитана, пройдя от Сталинграда до Берлина и Праги. Награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.».

Призвали меня из Новороссийска зимой 1941-го и отправили учиться на шифровальщика. Ведь я хорошо окончил десятилетку, а по математике имел особые отличия. Весной 1942 года получаю от мамы письмо, она пишет, что отец погиб под бомбежкой на Новороссийском судоремонтном заводе. Тут же пишу рапорт с просьбой досрочно отправить меня на фронт. 

Мою просьбу удовлетворяют и в звании младшего лейтенанта направляют в 5-ю резервную армию, стоявшую под Сталинградом. Позже она станет 63-й стрелковой, а затем ее переименуют в 3-ю гвардейскую. 

 Отдел шифровальщиков при штабе армии состоял из молодых офицеров, поскольку офицеры зрелого возраста не выдерживали интеллектуальных нагрузок, которые доводилось ежедневно испытывать. В отделе было около десяти человек, работали в две смены: с 9.00 утра до 01.00 ночи, с 21.00 вечера до 9.00 утра. 

Наша работа — непрерывный счет. Помнить все коды немыслимо. Поэтому пользовались толстенным талмудом кодов — вроде словаря, где напротив каждого слова стояло его пятизначное цифровое обозначение: 26584, 52572. Так, слово «дивизия» обозначается своей комбинацией из пяти цифр, слово «полк» — другой. Мы запоминали только половину наиболее часто употребляемых кодов. А если зашифрован большой текст, то его дешифровка могла занять сутки-двое, а то и больше. 

Но самое сложное — средства перешифровки. Вот, к примеру, слово «противник» обозначается цифрой 74158, но после перешифровки эта комбинация цифр никогда впредь не употреблялась, а использовалась другая, но связанная с ней, только надо было выполнить некоторые математические действия, для чего от шифровальщиков требовалось быстро считать в уме. 

Когда после войны я вернулся домой, то целый год не мог читать книги, потому что вместо букв и слов перед глазами мелькали цифры. 

 Нашей армии определили участок обороны на севере левого берега Дона. Напротив нас стояли итальянцы, которые и занимали там неподвижно позиции все дни и месяцы битвы за Сталинград. У наших солдат не было ненависти к итальянцам, как, например, к немцам или даже румынам. Да и не пришлось нам воевать с итальянцами. Однажды я расшифровал телеграмму, которую прислали из штаба фронта в адрес члена Военного Совета нашей армии. В ней сообщалось, что в районе позиций нашей армии между итальянскими и советскими солдатами устраиваются футбольные матчи, за которыми дружно наблюдают болельщики с обеих сторон. Приписка в телеграмме — как приказ: «Прошу разобраться». 

Ребята из политотдела нам рассказывали, что член Военсовета, прочитав это донесение, хохотал до слез. 

Располагалась наша армия правее того участка, где наносился удар на окружение армии Паулюса. А когда кольцо ловушки сомкнулось, нас выдвинули для создания внешнего фронта обороны. Вот когда начались для нас ожесточенные бои! Фашисты попытались в районе Котельникова деблокировать окруженную в Сталинграде свою 6-ю армию. Кинофильм «Горячий снег» как раз про те события. 

Осенью 1943 года мы освобождали Донбасс. Наступление подходило к завершению, и тогда командование отправило в рейд по вражеским тылам кавалерийский корпус. Почти сразу после прорыва фрицы заделали дыры в своей обороне, и связь с кавалеристами у нас прервалась. И вдруг получаем от них телеграмму, но никто не может ее дешифровать. Одному дали, другому — никак. Дают мне. Просидел я часа полтора, ломая голову. 

Первые две цифры были правильные, а потом следовали какие-то странные комбинации. Позже мы узнали, что ошибка произошла при приеме сообщения, ведь радиосвязь с корпусом была очень плохой. Поэтому две цифры из первого пятизначного числа выпали, в результате произошло смещение всех групп на эти две цифры, а в итоге — неразрешимый ребус. Чуть мозги набекрень не закрутились, пока я понял, в чем дело, случайно уловив знакомые комбинации цифр. И дешифровал сообщение! 

 В телеграмме говорилось, что корпус оказался в крайне сложном положении, на исходе боеприпасы и фураж, много раненых. И сообщались координаты наших кавалеристов во вражеском тылу, куда они просили сбросить с самолета все необходимое. А также просили на определенном участке фронта подготовить места для прорыва. 

Корпус успели спасти, вывели из вражеских тылов. Меня за это представили к ордену Красной Звезды. 

 А последний бой нашей армии — за освобождение Праги. Там для меня и закончилась война в самый ее последний день — 9 мая. Телеграмму о Дне Победы принимали уже без шифровки — прямым текстом. Я как раз был на дежурстве. В груди, казалось, все перевернулось от счастья!

Записал Евгений РОЖАНСКИЙ. 

 Специально для «ВК Пресс»

Фото: Государственный архив Краснодарского края (О-1814) и личный архив ветерана.   

К 70-летию Победы. Мемуары. Сталинградская правда

К 70-летию Победы. Мемуары. На плацдарме

К 70-летию Победы. Мемуары. ОСТАНОВИСЬ И ПОКЛОНИСЬ!


К 70-летию Победы. Мемуары. ДВАЖДЫ ОТВАЖНЫЙ

К 70-летию Победы. Мемуары. В ГЛУБОКОМ ТЫЛУ

Радио «Краснодар»