Карл Фриерсон: чей джаз «чернее» и умеют ли в Краснодаре слушать музыку угнетенных?

Карл Фриерсон: чей джаз «чернее» и умеют ли в Краснодаре слушать музыку угнетенных?
Известный американский джазмен Карл Фриерсон давно заслужил любовь и признание поклонников этого стиля в музыке в разных уголках мира. В преддверии Международного фестиваля GG (Garanian Gatov) Jazz II он вновь приехал в Краснодар и дал концерт в Музыкальном театре творческого объединения «Премьера». В интервью «ВК Пресс» Карл рассказал о том, что значит для него джаз.

Известный американский джазмен Карл Фриерсон давно заслужил любовь и признание поклонников этого стиля в музыке в разных уголках мира. В преддверии Международного фестиваля GG (Garanian Gatov) Jazz II он вновь приехал в Краснодар и дал концерт в Музыкальном театре творческого объединения «Премьера». В интервью «ВК Пресс» Карл рассказал о том, что значит для него джаз.


- Известно, что вы занимались самой разной работой. Но все-таки выбрали музыку…

- Можно сказать, что музыка выбрала меня. Мама ждала моего появления в поздние шестидесятые, время, насквозь пронизанное музыкой, веселыми вечеринками. И когда я был ребенком, часто ходил с мамой в театр, на концерты. Она с трудом могла удержать меня, чтобы я не выскочил на сцену. Так хотелось показать себя, выступать и петь. Но родители хотели видеть меня в другой сфере: доктором или учителем. А мое сердце выбрало музыку.


- Почему именно джаз?

- Признаюсь, изначально хотел быть «чернокожим» Паваротти, увлекался классической музыкой. Я получил классическое образование, но джаз не отпускал, он сам пришел ко мне, впитался в меня. Я как радио, могу ловить волны разной частоты, музыку разных стилей. Но, тем не менее, в своем творчестве всегда отдаю предпочтение джазу.


- Вы не оставили музыку даже во время службы в армии…

- Служба в армии стала для меня неожиданностью. Я служил в пехоте, как Рембо бегал с винтовкой. Но никогда не любил этого. Вдруг пришла команда по распределению, благодаря которой мне удалось попасть в армейский хор, где мы исполняли, разумеется, армейские песни. Но случилось так, что там же находился и биг-бенд – это неотъемлемая часть культуры Америки, он есть даже в армии. Я сразу же присоединился к команде, оставил хор. И тут-то понял, что музыка – это я. Вот мое настоящее призвание. Именно армия позволила мне выбрать, чем же я действительно хочу заниматься.


- Говорят, что вы не любите смешивать стили. Это тоже своего рода последование классической школе?

- Напротив, люблю смешивать разные стили. В нашем мире все непостоянно, все движется, перетекает из одного в другое. Но я стараюсь придерживаться традиционного исполнения в каждом из стилей, будь то джаз, соул… Я вырос на музыке таких исполнителей как Rolling Stone, Kiss, слушал много джаза, и на концерте в Краснодаре я старался передать атмосферу каждого из направлений.


- Группа De Phazz стала знаковым этапом в вашем творчестве. Теперь вы ее оставили насовсем?

- Мы были вместе на протяжении семнадцати лет и продолжаем сотрудничество. Путешествуем с концертными турами, в том числе в Россию и Украину. De Phazz очень важна для меня. Но я стараюсь проявлять себя и в других коллективах, и в сольном творчестве. Я воспринимаю себя как частичку пазла из общей картины De Phazz.


- Родина джаза – Америка. Сегодня она сохраняет за собой статус джазовой столицы?

- Безусловно, Америка – это земля, где родился джаз. Можно сравнить ее с местом, где появилось какое-то растение. И как оно распространяет свои семена и побеги, также и джаз распространяется на другие континенты, в другие страны. Тем не менее, Америка навсегда останется колыбелью джаза и его центром.


- Значит, джаз в России – это только копия настоящего искусства?

- Неважно, из какой страны исполнитель. Некоторые музыканты, с которыми я играл в Америке, когда слышат русских исполнителей джаза, до сих пор удивляются: «Кто это? Неужели русские так играют!» А, например, клавишник из группы De Phazz - белый, но он играет безумно «черный» джаз. Все удивляются, как это возможно! Получается, что джаз повсюду, и везде он не знает возрастных и национальных различий. Этот музыкальный стиль родился среди бедняков, угнетенных, когда люди жили под гнетом тяжелых проблем. Они есть и в России, и в любой другой стране мира. И это наверняка способствует появлению душевного, очень эмоционального джаза.


- Когда вы вновь приедете в Краснодар?

- Концерты в Краснодаре для меня всегда особенные. Но сегодняшний вечер лучше предыдущих, потому что я могу представить зрителям самые прекрасные произведения своего творчества. Сейчас очень многое происходит в моей жизни: ожидаю рождения ребенка, записываю альбом, вскоре состоятся очередные гастроли. Но как только появится возможность, я сразу приеду в гости.

Анастасия Воронович

Специально для «ВК Пресс»



Радио «Краснодар»