Кому помогают волонтеры, собирая деньги на улицах Краснодара?...

Кому помогают волонтеры, собирая деньги на улицах Краснодара?...
Жители Краснодара все чаще видят волонтеров с боксами для сбора денег и все чаще задают вопрос: Это благотворительность или просто чей-то заработок? «ВК Пресс» пытается разобраться: документы вроде бы в порядке, но вопросы остаются...

Конечно, не многие видели детей-инвалидов или детей в детских домах или больницах для онкобольных. А ведь таких ребят немало, и все они нуждаются в нашей помощи. Одни скажут: пусть этим занимается государство. Другие лишь сочувственно закивают головами. А третьи возьмут в руки прозрачные пластмассовые боксы и выйдут на улицу. Собирать средства для больных и обездоленных. 

И вряд ли найдется человек, у которого сердце не дрогнет. Каждый раз, отправляя бумажку или звонкую монету в заветный коробок, надеюсь: с миру по нитке — и для многих и многих детей, больных или брошенных, дойдет эта помощь. 

Как говорится, надейся и жди. А вот куда и в каком объеме доходит эта самая помощь, неизвестно. Корреспондент «ВК» попыталась это выяснить. 

Перед Новым годом встречаю возле ТРЦ «Галерея-Краснодар»  волонтеров с прозрачными опечатанными боксами. Задаю вопрос, кому собирают помощь. Отвечают: «Это лучше к координатору». Дают номер телефона, звоню координатору волонтеров благотворительной акции (не организации!) «Я помогаю детям». 

 Занимаюсь такой работой давно, — сообщает мне координатор Алиса Головина. — Набираю волонтеров как на благотворительность. 


Как на благотворительность — это как? 


Все дело в том, что до звонка я нашла Алису в одной из соцсетей, где она еще в октябре разместила объявление следующего характера: «Требуются промоутеры! На постоянную или временную подработку. Ежедневные выплаты, оплата питания и т.д. Подробности по телефону...». 

Завязав переписку, узнаю: промоутеры нужны, чтобы проводить опрос людей на тему того, как они относятся к детским домам, помогают ли им. «Работа по четыре часа в день. Зарплата ежедневно от 300 до 1500 рублей, — поясняет в письме координатор. — Работа на улице Красной». Уточняю, нужно ли заниматься самим сбором помощи для детских домов? Ответ положительный. Да, нужно. 

Спустя несколько минут набираю ее номер телефона, имени не называю. Девушка очень удивляется, спрашивает, где я взяла ее номер, и разговаривать поначалу отказывается, отмечая, что она лишь координатор. 

 Обращайтесь, к руководству, оно, правда, сейчас в Крыму, — говорит Алиса. 

Мне удалось немного разговорить ее. И вот что интересно. В процессе общения узнаю, что сбор средств осуществляется для детского дома в Московской области (?). 

 Раньше работали с краснодарскими детдомами, но власти запретили собирать помощь государственным детским домам, поэтому мы стали собирать для частного учреждения в Подмосковье, — сообщает координатор. 

А волонтеры что же? 

 Волонтеры работают добровольно, — поясняет, — получают компенсацию только за обед и за проезд. 

Так все-таки волонтеры-добровольцы или волонтеры-промоутеры? 

Далее набираю номер заместителя руководителя благотворительной акции. Как рассказывает мне Ольга, такую акцию они проводят чуть меньше года. И в целом это не основная их деятельность. 

 Нашим руководителем является индивидуальный предприниматель, — сообщает Ольга. — Фирма занимается юридическими услугами. А благотворительность — не основная наша работа.


По доброте душевной 


По словам Ольги, все документы у них в порядке, и если необходимо, она их может предоставить. Охотно верю. Говорит, не раз проходили проверки. Прямо на улице волонтеров задерживали сотрудники полиции. 

 У нас уже даже акты есть о том, что мы проходили проверку, — рассказывает Ольга. — Кстати, нам часто задают вопросы, почему мы помогаем Подмосковью, а не нашему краю. Раньше мы работали по краю, возили помощь и подарки в станицу Динскую. Однако спустя некоторое время нам это делать запретили. Вот поэтому сейчас мы оказываем помощь детскому дому в Московской области, который находится при церкви и, кроме того, государством не финансируется. 

Также узнаю, что за все время работы благотворителей, с апреля по декабрь 2014 года, общая сумма пожертвований составила около 80 тысяч рублей. 

 Как правило, мы собираем и отправляем по 10 тысяч рублей каждый месяц, — сообщает Ольга. — Часть средств направляем от себя, поскольку собранные волонтерами средства совсем невелики. 

Задаю тот же вопрос, что и Алисе: получают ли волонтеры деньги за свою работу? 

 Что вы, они же добровольцы, — отвечает Ольга. — Лишь иногда компенсации на обед и дорогу. Около 100 рублей в день. 

Более того, волонтеры, приходя в офис в конце рабочего дня, подписывают кассовый ордер и получают эту компенсацию. Так что все по-честному, утверждает Ольга. 

Конечно, остается ряд вопросов. Почему в письме координатор Алиса сообщила, что волонтеры все же получают денежное вознаграждение за свою работу?  Не хотелось бы думать, что все это липа (ведь и документы у ребят в порядке, и хорошее дело делают).

Когда в следующий раз к вам подойдут волонтеры и спросят: «Не хотели бы вы помочь детскому дому?", по крайней мере спросите, что за организация осуществляет сбор средств, куда направляется помощь и посмотрите документы — они у волонтеров всегда должны быть при себе.


P.S. Меньше всего хочется бросить тень подозрения на людей, от сердца помогающих детям в каком бы то ни было регионе и организовавших сбор помощи на улицах Краснодара. Если организаторы акции могут внятно ответить на вопрос по работе волонтеров и доказательно развеять все же некоторые сомнения, с удовольствием опубликуем эту информацию.

 Диана Рожнова

Радио «Краснодар»