Краснодар охватило «зарево пожаров» - открылась выставка Александра Семенцова «Метаморфозы Апокалипсиса»

Краснодар охватило «зарево пожаров» - открылась выставка Александра Семенцова «Метаморфозы Апокалипсиса»
«Метаморфозы Апокалипсиса» предстали 23 июля перед посетителями Краснодарского краевого выставочного зала изобразительных искусств. Выставку картин художника Александра Семенцова привезла из Москвы его дочь Елена Семенцова. Посмотреть выставку можно по 10 августа.

— Вы знаете, отцу было нелегко, — рассказывает в интервью ВК Пресс Елена, — как видите, он пропускал через себя (указывает на последнюю авторскую картину «Истерзанная Россия») и отражал в своих работах происходящие в стране печальные события.

«Кто мы?», «Пылающие всадники», «Бункер», «Бойня», «Вторжение», «Беженцы» — ну разве не отражение современных реалий? Картины более чем актуальны, хотя и написаны художником в начале 90-х и 2000-х годов.

— Вот говорят, нет пророка в своем Отечестве, — замечает на церемонии открытия коллекционер Борис Ляпов, — но ведь это не так. Вот он перед нами — мы видим Семенцова в его работах, отражающих будущее, которое он будто предвидел. Это и события в Абхазии и Южной Осетии 2008 года, это и сегодняшние события на Украине...

Представлено более 70 полотен, молчаливо доносящих зрителю горечь войны и печаль перемен. Графическая серия работ «Лезвие» не иначе как отражение военных действий в Абхазии 1992 года. Дело в том, что в это время там находилась дочь Семенцова, и ему пришлось отправиться за ней в горящий город. Жуткие впечатления от визита на свою вторую родину (сам художник родился в Крыму в 41-м, младенцем пережил эвакуацию в Тбилиси, а позже переехал в Ленинград) и породили эту серию картин.

«Папа, разве они топчут цветы?» — вопрошает автор. Работы Семенцова заставляют остановиться и задуматься.

И люди замирали и думали.
— Едва сдерживаю слезы, — говорит одна из посетительниц выставки Надежда Турина.

Картины представлены в двух залах выставочного центра. После официального открытия первые очевидцы «военных» серий замечают: но здесь ведь нет фигур с оружием в руках и сцен кровавой бойни. Конечно, нет, здесь все символично, даже само слово «военные» стоит взять в кавычки, ведь картины никак не относятся к батальному жанру. Все в картинах — аллегория. Как говорили критики, коих на открытии было немало, символизм в картинах Семенцова переходит в карикатурность, а гротеск — в иконописный экстаз.

Как сказал Сергей Дудко, картины наполнены ощущением бренности бытия. Художник актуален и вездесущ.

Проходим по залу. Люди рассматривают шедевры, на лицах напряжение и попытка, заглянув вглубь себя, отыскать ответы на вечные вопросы. Еще один посетитель замечает: «А ведь густых, темных, черных красок-то и нет, здесь нет отталкивающих картин со сценами боя и грудой окровавленных тел, все изображено как бы мазками и обращено к восприятию самого человека, мол, почувствуйте сами...»
Во всех работах господствуют интонации и полутона, знаки и символы, темы и невысказанные вслух мысли.

Медленно шагая вдоль стен с полотнами, автор статьи случайно услышала разговор двух женщин, учительниц, по всей вероятности. Говорили о том, в какое неспокойное время досталось жить нашим детям: одни катастрофы, войны, аварии — катаклизмы и трагедии вокруг. «Но есть надежда на светлое будущее», — далеко не первыми эти дамы произносят заветную фразу.

Пообщавшись с заслуженным художником РФ Сергеем Дудко, я узнала, что Семенцов также, как и он, увлекался альпинизмом. «С 70-х годов он был не только альпинистом, но и горноспасателем», — говорит Дудко.

Как рассказывал сам Семенцов в одном из своих интервью: «Представь, что должен чувствовать человек, который два года участвовал в горноспасательных операциях? Тогда, чтобы спасти альпиниста с приступом аппендицита, вертолеты летали, ребята приезжали помогать из Ленинграда, из Москвы. Такие колоссальные затраты из-за одного человека! А за время конфликта на перевале остались сотни, тысячи людей...».

Он всегда оставался на самом острие событий. А между тем, в начале своей творческой жизни он писал тихие и спокойные пейзажи, которые позже затеряются в крестах, маячащих то и дело в апокалиптических видениях Семенцова. В его картинах все смешалось — обещание Воскресения и монстры-палачи. В работах господствуют интонации и полутона, знаки и символы, темы и невысказанные вслух слова.

член Союза художников Грузии и Абхазии, Союза художников СССР, Александр Семенцов был настоящим борцом с силами зла, непреодолимо тянущими его к темам распятия и жертвам инквизиции. Фигуры в его работах теряются в пелене разливающейся краски, знаменуя надежду на спасение и очищение.

Он слишком много думал, скажут некоторые, слишком близко к сердцу воспринимал эту жизнь. Его чистое сознание превращало повседневные ужасы мира в образы волков, пожаров, людей. В картины, полные отчаяния и бренности бытия, но в то же время в них мерцают лучики надежды. Как говорят критики, его символизм переходит в карикатурность, гротеск — в иконописный экстаз. Он — пророк своего времени с открытой душой и чистым сердцем, которое не выдержало отчаяния и сдалось. Александр Семенцов ушел из жизни неожиданно — он умер от остановки сердца в марте 2005 года.

...И сегодня пока мир варится в котле необъявленной мировой войны, то и дело выпускающем из своего «жерла» информационные пузыри, столицу Кубани озарило «душное марево пожаров». Но это уже не апокалиптическая копоть, а наоборот, очищающее пламя надежды на лучшее. Надежды на преобразования.

P. S. Дочь Александра Семенцова начала работу над небольшим документальным фильмом, посвященным жизни и творчеству отца. Увидеть ленту сможет и зритель, но об этом в другой раз...

Диана РОЖНОВА,
Специально для «ВК Пресс»

Фото: Родион Харламов

Радио «Краснодар»