Кубанский путешественник объехал Австралию за 60 дней с полуторагодовалой внучкой

Кубанский путешественник объехал Австралию за 60 дней с полуторагодовалой внучкой
— Поехали в Австралию путешествовать? — Не могу, мне завтра на работу к девяти. В отличие от подавляющего множества тех, кто поехать не может, кубанский путешественник Константин Мержоев, пока мы тут мнемся между магазином и офисным креслом, уже вернулся из двухмесячного странствия по Австралии.

Экспедиция называлась «Пятый континент». Почему «пятый» — ежу ясно: потому что Австралию открыли пятой по счету, причем открывали, как это водится, несколько раз, к тому же самые разные лица — Джеймс Кук, Виллем Янсзон и прочие сознательные существа, в том числе папуасы.

Экспедиция по «сумчатому» континенту была автомобильной. Участникам марафона пришлось долго потеть над визами, переправляться в Австралию разрозненными группами, пить свежевыжатый сок, покупать автомобили… К счастью, обошлось без приключений, вернее, с приключениями, но благополучно.



Так как Австралия — это государство-континент, народ там живет в расслабленном состоянии — им нечего с кем-то делить. Местное население — в основном эмигранты. Между ними — тишь да  гладь.


Константин Мержоев говорит, что изначально в Австралию собирались десять человек, потом из-за проволочек некоторые отсеялись, и в итоге исследовать буши отправилась команда поменьше, включая полуторагодовалую девочку, внучку руководителя экспедиции.



Одна из демографических проблем Австралии — вымирание европейского населения. Дело в том, что европейские мужчины предпочитают жениться на азиатках, потому что европейки — дамы с  большими претензиями и практически не ведут домашнее хозяйство. Азиатки более покладистые и  работящие.


Состав:

Андрей Чушкин — биолог (серпентолог) из музея Фелицына;

Олег Чигрин — ответственный за передвижение на колесах;

Татьяна Чигрина — борец за отсутствие голода, завхоз;

Александр Старков — фотокорреспондент, блогер, переводчик;

Лейла Старкова — организатор, переводчик, мама внучки руководителя;

Луна — девочка полутора лет;

Людмила Мержоева — хронометрист;

Константин Мержоев — руководитель, «бездельник» экспедиции.


ребята.JPG

Участники экспедиции идут на российские выборы в Австралии.


Основными задачами экспедиции были: спортивный интерес исколесить Австралию, собрать фото- и видеоматериалы, напитаться наблюдениями, подготовить по итогам документальный фильм о путешествии, показать его по «ящику», организовывать встречи с молодежью, детьми и интересующимися, приобщать народ к любопытству и жажде познания, то есть вести просветительскую деятельность. 

Экспедиция была организована при поддержке Русского географического общества, Федерации спортивного туризма России и Министерства образования, науки и молодежной политики Краснодарского края.



Одинаково разный материк

Константин Мержоев:   

— Меня часто спрашивают, с какого возраста можно брать с собой детей. Я своих начал брать с полутора лет. Теперь дети берут с меня пример. Экспедиция была непростая, но тем не менее все прошло благополучно, и для ребенка в том числе. За два месяца мы преодолели около 16 тысяч километров по периметру Австралии. Мы застали и пожары, и затопления.
Я понял, что Австралия — абсолютно разная. В рамках кругосветки мы исследовали восточное побережье, и нам казалась, что материк, в принципе, везде одинаковый. Оказалось, что это не так. Австралия интересна везде.


Маленькая путешественница.jpg

Маленькая Луна познает большой мир с полутора лет.


Столицей Австралии иноземцы по ошибке часто называют Сидней, но на самом деле это Канберра, маленький городок, который лежит в горах между Мельбурном и Сиднеем. Эти два города долго бились друг с другом за звание столицы, но в конце концов приняли соломоново решение — организовали населенный пункт, который населяет правительство. Кроме правительства, там, в  принципе, никого нет.


Хорошо, что нам не дают расслабиться

Пригодится ли опыт наводнений Австралии жителям России? Тем более меняется климат.

Константин Мержоев:   

— У нас в КубГУ был преподаватель, биолог. Он говорил, что самые выживаемые существа — это крысы, тараканы и россияне. Слава богу, что мы постоянно находимся в таком состоянии, когда нам не дают расслабиться. Какими бы ни были изменения, мы умеем быстро приспосабливаться. Однако сейчас появляется менее приспосабливаемая молодежь, и мы работаем над тем, чтобы научить детей выживать в различных условиях.


мержоев сидит.JPG

Константин Мержоев


Андрей Чушкин:   

— В Австралии есть определенная цикличность с дождями. Некоторые районы получают дождь один раз в тридцать лет, есть соляные озера ближе к югу Австралии, которые наполняются водой раз в 30 лет. До сих пор эта цикличность у них поддерживается, но она будет меняться, так же как и климат на всей планете. Поэтому неизвестно еще, кто у кого будет учиться — мы у австралийцев или австралийцы у нас.


Автомобиль как средство или нет?


авто.JPG

Машины для путешествий были куплены и проданы в Австралии.


Олег Чигрин:   

— В Австралии транспорт — это несложный вопрос: и в приобретении, и в продаже, и в сервисе. Машины приобрели 2002 года, в хорошем состоянии. Они нас не подвели. Не было проблем и с заправками. На всякий случай у нас были с собой канистры. Автосервис в Австралии очень качественный, там сумели выстроить всю технологическую цепочку. Даже в удаленных районах мы находили местных жителей, которые нам помогали.


водитель.JPG

Олег Чигрин.


Что ели или не ели?

Татьяна Чигрина:   

— Я ехала туда как домашний повар, но благодаря Константину Сергеевичу научилась туристическому раскладу.

Наши ребята не нашли в Австралии привычной пищи. Из круп австралийский народ поедает рис, горох, чечевицу, варит перловую, манную и овсяную каши. Недостаток иных круп члены восполняли макаронами. Хотели найти тушенку, но в банках — одни овощи. Примечательно, что в походных условиях, используя бензиновые конфорки, они умудрялись варить супы и борщи. Татьяна отметила изумительную свежесть австралийского мяса — свинины, говядины, баранины. После Австралии в московских супермаркетах мясом «пахнет».


татьяна.JPG

Татьяна Чигрина - думы о пропитании.


О ночевках и без опасности

По словам Константина Мержоева, чтобы переночевать в Австралии, не нужны ни охрана, ни вооруженный дозор. Если тебя кто-то и тронет, то только кенгуру. По всему континенту — множество оборудованных мест для стоянки и ночлега.   

— У туристов всего мира существует негласное правило: где бы тебя ни застала ночь, ты имеешь право там переночевать. Можно организовать лагерь даже возле мэрии, но только один раз, иначе — прогонят. У нас, конечно, выгонят и в первый.


привал.JPG

Привал.


Дольмен под куполом

Что можно взять у Австралии для кубанского экологического туризма? А дадут ли?

Константин Мержоев:   

— В других государствах все это дело хорошо развито. У нас оно идет тяжело. Мне кажется, тут чисто человеческий фактор. У нас много непонятных постановлений, законов, каких-то опасений. В Австралии все намного проще и трезвее. Вот, например, автомобильный туризм. Понятно, что люди ездят вокруг Австралии, значит, надо выстроить логистику — заправки, стоянки, объекты турпоказа. И все это есть. 90 процентов территории — государственные земли, на которых расположены национальные парки. На 90 процентов они бесплатные, на 10 процентов — платные, специализированные. За 30 долларов ты можешь две недели гулять по парку Какаду. То есть у них туризм стоит либо копейки, либо ничего не стоит. Когда вы едете на автомобиле, то вот вам пожалуйста указатели. Свернули — а там навес стоит, барбекюшница. И тут же водопад, и никаких денег за это никто не взимает. За порядком и вывозом мусора следят местные муниципалитеты. Если нам говорят, что за границей все платное, то надо правильно расставлять акценты, где и что именно платное.   


вид.jpg

Вид.


У нас какой-то дикий туризм, особенно коммерческий: дольмен могут обнести забором или накрыть куполом и брать деньги за вход, хотя по закону не имеют права. В этом плане у нас все абсолютно непонятно. Что касается оборудованных мест, то у нас всегда возникает вопрос: а кто будет за этим следить, а чья это земля? У нас на местах создаются непонятные трудности, хотя решение очевидно: если это выгодно государству, значит, надо делать, и всё.


Во сколько обошлось путешествие?

В среднем 200–250 тысяч рублей на каждого участника с учетом билетов.


Что было интересно биологу?

Тем более серпентологу.

Андрей Чушкин:   

— Наука — это собирательный образ. Мы собираем информацию. Может показаться, что Австралия — это уже всем известный континент. Все знают, что там живет определенное количество сумчатых, птиц и прочих. Какая там может быть новизна? Новизны полно. Наблюдать за природой и ее возможными проявлениями можно постоянно и постоянно находить какие-то изменения. Ничего нет стабильного. Всё меняется. Появляются интродуценты (Интродуцентами являются продукты интродукции. Это виды растений и животных, которые были переселены в новую для них обстановку, за границы их природного ареала. — Прим. ред.).   


серпентолог.jpg

Андрей Чушкин в условиях наглых австралийских мух.


С каким удовольствием где-то на западе я увидел наших воробьев, потому что экзотика к тому моменту уже надоела. Вряд ли они туда долетели сами. Интродуцентов много, и попадают они туда различными путями. Вопрос только в том, приживутся они там или нет. Попадают чаще всего в трюмах кораблей. Из интродуцентов — кролики, лисы, жабы, верблюды. Нюансы есть всегда, и сколько бы ученых ни было, обязательно какую-то крупинку новых знаний они оттуда черпают. Самое главное — нельзя замалчивать результаты, нужно ими делиться. Торопить выводы не стоит, а постоянно накапливать информацию — необходимо.


кенг.JPG

Сложно понять, о чем думает кенгуру.


— Большую часть животного мира мы, к сожалению, увидели сбитыми на дорогах. Сбитых кенгуру там катастрофически много. Я понял, что корзина впереди автомобиля называется кенгурятником не потому, что похожа на сумку. Кенугуру лежат вдоль дороги, ими питаются хищники, в основном хищные птицы. Один раз видели собаку динго, пытающуюся оттяпать кусок повкуснее. Нам повезло, мы видели кенгуру разных и очень много, и живых в том числе. Однажды мы приехали на площадку для ночевки, и я увидел, что там запросто под ногами путается австралийская черная сорная курица, о которой я только читал. Животных много, и они совершенно не боятся человека. Кенгуру, конечно, отпрыгивают, когда ты открываешь дверь автомобиля, но они могут прыгнуть и под колеса. Особенно вечером, когда едешь по трассе: они стоят вдоль обочины и как будто ждут, когда ты поближе подъедешь, чтобы потом броситься под колеса. Странные животные. 


жаба.JPG

Жаба-ага.


Я закончил беглый осмотр фотоматериалов и посчитал животных, которых мы видели, — около 150 видов.


Как организовать такую экспедицию?

Константин Мержоев:   

— Самое главное, как и в любом проекте, очень сильно захотеть, а потом начинать над ним работать, постоянно с ним жить и каждый день что-то делать на его благо. Если это затяжная и финансовая экспедиция, нужно выстраивать логистику: выбрать место, куда идти; понять, зачем ты туда идешь; разработать маршрут; просчитать по дням; просчитать питание; рассчитать стоимость и, главное, определить, кто с тобой пойдет. Это важно — потому что нельзя ходить с теми людьми, которых ты не знаешь. Если экспедиция из 10 человек, то можно взять пару незнакомых, но при этом заранее предупредить, что в любой момент ты их отправишь домой. Люди должны понимать, кто руководит экспедицией. В длительных экспедициях случаются неправильные вещи. Месяц — это еще куда ни шло, а если 60 дней и больше — возможны тяжелые психологические ломки. Если вдруг состоялась неприятность, нужно принимать меры. Иногда приходится даже ударить человека, чтобы он проснулся. Из-за одного паникера могут погибнуть все, поэтому лучше сразу дать в лоб.


Почему «абориген» не звучит гордо

Константин Мержоев:   

— Аборигены сейчас живут неплохо. У них есть свои территории — поселения аборигенов. Так как раньше их истребляли, то сейчас начинают откупаться, давать им деньги, причем приличные, чтобы они простили. Я думаю, это неприемлемо, потому что убивали одних, а эти к ним никакого отношения не имеют. Они сейчас ведут абсолютно паразитический образ жизни. 


аборигены.jpg

Аборигены.


90 процентов преступлений в Австралии совершают аборигены, из этой массы 90 процентов — насилие над собственными детьми и родственниками. Для них это норма. В Папуа-Новая Гвинея это тоже норма. Что для папуасов нормально, для белых — ненормально. Есть среди них образованные, но многие просто спиваются. Это похоже на наши северные народности. Самая главная проблема и тех и других — это образование. Нельзя их заставлять учиться. Хотят — пусть, не хотят — значит, не надо. Образование уничтожает народ. Когда человек учится, он начинает думать о чем-то другом. Многие учатся в интернатах, их там кормят, поят, одевают, обувают, а потом дают пендель в светлое будущее. Образование получил, а жить не может. Так что образовывать такие народы можно только для того, чтобы уничтожить.


Аборигены боятся фотографироваться, потому что считают, что это забирает их душу, но  соглашаются за 100 долларов.


Александр Старков:   

— Был такой случай в истории Австралии, когда правительство решило прекратить издевательство аборигенов над своими детьми и изъяло всех детей. Это так называемое «украденное поколение». Их распределили по детским домам, но эксперимент не удался, и всех детей вернули, а они уже испорченные образованием. Даже премьер-министр потом извинялся за этот поступок.

Сергей Корниенко,   

Фото Александра Старкова

comments powered by HyperComments

В тему





День рождения IMAX: земля будущего
День рождения IMAX: земля будущего

20 мая в честь четвёртой годовщины IMAX СБС Мегамолл сеть кинотеатров "Монитор" представит премьерный показ нового блокбастера «Земля будущего».

Все премьеры

 Caliban: лучшее из тяжелого
Caliban: лучшее из тяжелого
Группа «CALIBAN» на сегодняшний день является одним из самых известных коллективов, работающих в стиле металкор (правда, сами члены коллектива утверждают, что они изначально планировали быть хардкоровой группой).

Все концерты

Все премьеры

Все вечеринки