Мемуары. К 70-летию Победы. ИЗ ПАРТИЗАН – В ЛЕТЧИКИ

 Мемуары. К 70-летию Победы. ИЗ ПАРТИЗАН – В ЛЕТЧИКИ
 Мемуары. К 70-летию Победы. ИЗ ПАРТИЗАН – В ЛЕТЧИКИ
 Мемуары. К 70-летию Победы. ИЗ ПАРТИЗАН – В ЛЕТЧИКИ
 Мемуары. К 70-летию Победы. ИЗ ПАРТИЗАН – В ЛЕТЧИКИ
 Мемуары. К 70-летию Победы. ИЗ ПАРТИЗАН – В ЛЕТЧИКИ
 Мемуары. К 70-летию Победы. ИЗ ПАРТИЗАН – В ЛЕТЧИКИ
«ВК Пресс» продолжает публикацию серии воспоминаний о Великой Отечественной войне. Интервью для раздела записаны собственным корреспондентом в течение нескольких лет. К сожалению, уже не все из ветеранов, тружеников тыла, детей войны, воспоминания которых вы прочтете на «ВК Пресс», живы. Но их слова, их память должны жить и оставаться в памяти живущих. Простые рассказы простых жителей Кубани, ничем не приукрашенные и не стертые десятилетиями, открывают войну так, как вы, возможно, ее еще не знали. И открывают заново Великую Победу 45-го.

Евгений Николаевич САДОВНИКОВ 

Войну встретил в 14-летнем возрасте. Под командой своего отца служил в истребительном батальоне, затем ушел в партизанский отряд «Кубань», после воевал в казачьей кавалерийской части рядовым красноармейцем. В 1944 году стал курсантом летной школы. Подполковник ВВС. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Кавказа», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.», юбилейными и казачьими медалями и знаками отличия.

Родился я в Новороссийске 30 июня 1927 года. Мой отец окончил водительские курсы и стал возить начальство на легковушке. Работал вместе с Евгением Савицким, тогда таким же простым шофером, впоследствии прославленным маршалом авиации, дважды Героем Советского Союза. А в середине 30-х моего отца, партийного активиста и уже дипломированного инженера, в райком партии в станицу Поповическую, ныне Калининскую. Там и прошло мое детство.

С ровесниками мы вступили в клуб Ворошиловских всадников, ухаживали за лошадьми, занимались вольтижировкой, джигитовкой, ходили с табуном в ночное. Но внезапно началась война…


Каждый день стали прибывать беженцы, их расселяли по домам станичников. Мы, пацаны, бегали на соседнюю железнодорожную станцию, смотреть на результаты фашистской бомбежки. В школе начались усиленные занятия по мобилизационной подготовке. Учились ходить строем, рыть окопы, метко стрелять.


Из районного партактива весной 1942 года был организован истребительный батальон, комиссаром которого стал мой отец. Батько взял меня и моего друга Ваську Яценко в батальон. Куда же без нас! Достали лошадей, и мы, два подростка, стали порученцами. Была у нас одна старая винтовка с истертой резьбой и одна каска на двоих. Мы с Васькой по очереди ходили с этой амуницией в ночные рейды против диверсантов.


Фронт стремительно приближался. На основе истребительного батальона в августе того же года создается партизанский отряд «Кубань», где моего отца опять назначают комиссаром. Понятно, нас с Васькой тоже взяли. Никуда не денутся! У нас лошади-то есть! Винтовка есть, каска.


Изначально планировалось разместиться в Петровских плавнях в районе станицы Славянской (ныне Славянск-на-Кубани). К счастью, командование вовремя одумалось и перевело нас из камышей в лесистое предгорье, в район станицы Шапсугской. Уходя от преследовавших нас немецких мотоциклистов, наш отряд сжигал за собой мосты через рисовые чеки.


В горных ущельях сделали схроны продовольствия и боеприпасов. В горах нет четкой линии фронта, поэтому мы оказались в гуще боевых действий, между передовыми частями фашистов и нашей 83-й бригадой морской пехоты, с которой и организовали сводное разведподразделение. Мой батька включил в него и меня. Однажды мы разгромили штаб фашистов в одной из станиц, в другой раз с пленили большую группу прятавшихся в лесу румынских и советских дезертиров. Когда началось наступление наших войск, лично мне довелось участвовать в корректировке огня артиллерии с вершины горы, откуда дорога на Абинскую была как на ладони.


В конце декабря 1942 года отряд был расформирован. Частично он влился в Славянский партизанский куст, а часть личного состава была зачислена в действующую армию. Отец мой остался комиссаром партизан и вскоре погиб, его могила стоит в центре станицы Калининской. А вот мы с Васькой оказались в Геленджике, где шло формирование десантных отрядов для высадки в Новороссийске. Просимся в морскую пехоту. Первым на запись подошел я и честно ответил на вопрос о возрасте — 15 лет. И мне отказали. А Васька, услыхав о таком несчастье, приврал себе пару годков и был зачислен. Василий Никифорович Яценко дослужится до подполковника. Он пройдет эпопею Малой земли, дойдет морпехом до самой Победы.


Соври я тогда, как бы повернулась моя судьба? Но меня направили в партизанский штаб в Сочи. Там были в эвакуации и моя мама с младшей сестренкой. Меня пристроили в порту, изготавливал цепи для противоскольжения на колеса автомобилей. В конце весны 1943 года вернулся в освобожденную Поповическую, где поклонился могиле отца-героя.


Но, знаете, рвался на фронт!


Улучшил момент, чтобы сходить в соседнюю станицу, где, слыхал, какая-то танковая часть остановилась, а по пути встретил ехавших на грузовике военных в форме кубанских казаков. И среди них — Дмитрий Михайлович Савин, руководивший до войны нашим клубом Ворошиловских всадников. Он и взял меня с собой. Приехали в Старый Оскол, где 20 мая 1943 года меня зачислили добровольцем, красноармейцем-казаком в хозвзвод артиллерийско-минометного полка 8-й гвардейской кавалерийской казачьей дивизии. Казаков бросали в прорыв на всех фронтах. Бойцы, как могли, оберегали меня. Я был для них вроде сына полка. Но все-таки однажды я был ранен, а подо мной пал боевой конь.


После Курской битвы поступил приказ о демобилизации всех ребят допризывного возраста. Переодели меня в обмундирование поновее да получше, набили вещмешок солдатским харчем и отправили домой. О том, с какой обидой в груди возвращался я в родную станицу — лучше не вспоминать!..


Мой батько мечтал, чтобы я, как и его лучший друг Савицкий, стал летчиком. И мы с ним еще перед самой войной отвезли мои документы в Краснодарскую спецшколу ВВС № 12. Они там и оказались, когда я приехал узнать, как поступить. И в сентябре 1944 года я стал курсантом.


А День Победы я встретил на тракторе. У спецшколы было подсобное хозяйство, чтоб самим себя прокормить, и как единственный среди учащихся водитель я вспахивал наш земельный участок в 12 гектар для посадки кукурузы. Смотрю — бегут по пахоте одноклассники, кричат: «Женька-а-а! Побе-е-еда-а-а-а!!!».

Евгений РОЖАНСКИЙ.
Специально для «ВК Пресс».
На снимках:

Такой плакат подарили ветерану ученики его подшефного класса Новороссийского казачьего кадетского корпуса.


1. Краснодар, 1945 год. Таким встретил День Победы курсант спецшколы ВВС Женя Садовников.
2. Третьекурсник Батайского военного училища летчиков.
3. Войсковой старшина Новороссийского городского казачьего общества.
4. Евгений Николаевич и Зинаида Иосифовна с правнуками.
5. Встреча потомков на родине отцов в Новороссийске: подполковник ВВС Евгений Садовников и летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Светлана Савицкая (фото автора).

Радио «Краснодар»