Местные палачи: На Кубани судят еще одного семейного тирана

Местные палачи: На Кубани судят еще одного семейного тирана
За повседневными делами и заботами, за борьбой с кризисом, унынием и разочарованием я бы и не заметила информацию краевого Следственного комитета об очередном страшном преступлении на Кубани.
Признаюсь, иной раз поохаешь-поахаешь, расскажешь коллеге о криминальном событии, обсудишь суровые реалии жизни, а к вечеру уже по другому поводу охаешь. Один поток информации вытесняет другой. Так было бы и на этот раз, если бы буквально через два дня подобная новость, но уже из другого района, не появилась у меня перед глазами...

Речь пойдет о семейном насилии в самом страшном его проявлении, где жертвой становятся женщина и, естественно, ребенок, постоянно наблюдающий за разборками папы и мамы.

Семейный тиран

Приговор и решение суда по одному делу уже есть, по другому дело с обвинительным заключением передано в суд.

Начнем с первого. Несчастье произошло в Армавире в сентябре 2013 года. Но обстоятельства, послужившие ему причиной, возникли много лет назад. На первый взгляд, они были обычной семьей: Олег, Анна и сынишка-пятиклассник. Муж неплохо зарабатывал в автосервисе, обеспечивал семью. В их доме также жила его мать, приехавшая с Украины.

Наверное, они и раньше были — агрессия и вспышки ярости, но в последние годы стали проявляться чаще и изощреннее. Олег бесился из-за малейших «провинностей». Не принесла вовремя тапочки, борщ недостаточно теплый или же очень горячий — это выводило мужа из себя, и в ход шли кулаки. Он старался бить в те места, которые скрыты под одеждой: в живот, по спине. Сначала она жаловалась его матери, потом поняла: бесполезно, она будет на стороне своего сына. Свекровь так и сказала: «Ты не умеешь поддерживать мир в семье, подстраивайся, уходи от ссор».

В тот раз сынишка, запуганный и уставший от родительских криков, не пожелал отцу спокойной ночи.

«Забыл», — стала защищать его Анна, но не тут-то было. Он заставлял женщину разбудить ребенка, чтобы тот просил у него прощения. За отказ — избил Анну ногами. Тогда она убежала к своей маме. Вдвоем они решили зафиксировать побои в местной больнице. И мать уговорила дочь подать на развод и на раздел имущества. К тому же вдруг стало известно — «сорока на хвосте принесла», что Олег давно близко встречался с молодой женщиной, у которой растет сын. Как выяснилось позже, его ребенок.

Потрясенная этой новостью, Анна потребовала объяснений. Вместо этого — попала в больницу. Олег вновь сильно ее избил, связал руки скотчем, пытал. И это все на глазах их сына. Мать Анны, узнав все это, подала в полицию заявление об истязании дочери. Возбудили уголовное дело, полицейский несколько раз приходил и опрашивал Олега. Но тот все отрицал: «Сама упала, сама порезала палец и вымазалась кровью, специально, чтобы меня подставить, мстит мне за измену».

Это все было в августе 2013 года. В сентябре Анна два раза приходила избитая к матери на ночевку. Но всякий раз возвращалась. Что же ее заставляло? Во-первых, Олег требовал вернуться, угрожал лишить родительских прав, запретить видеться с сыном. Во-вторых, после бурных скандалов и избиений он просил прощения, становился ласковым, дарил подарки. Анна верила, что именно в этот раз у них все изменится и наладится. Но нет...

18 сентября Олег вновь ее избил. Причиной послужил приход приставов, которые должны были составить опись совместного имущества для бракоразводного процесса. Олег вел себя агрессивно уже при судебных исполнителях. После их ухода дал волю кулакам. Анна позвонила маме, та уговорила ее сходить вместе в травмпункт, сделать рентген головы — Олег все чаще метил ударить в голову. Дочь согласилась, но на следующий день она так и не появилась у городской больницы. На звонки не отвечала. Нина Антоновна, мама Анны, пришла к ним в дом обеспокоенная. Олег же заявил, что жена накрасилась, оделась и ушла в неизвестном направлении. Вел себя спокойно: «Куда она денется, нагуляется и придет».

Однако Нина Антоновна была уверена, что случилась беда. Вызвала полицию. Сотрудник осмотрел дом, но никаких признаков преступления не нашел. Мать настаивала, чтобы тот обследовал сарай и сливную яму. Но полицейский этого не сделал. При нем она открыла шкаф, чтобы забрать одежду внука, увидела, что Анна не взяла ни одной своей вещи. И лишь через неделю несчастная женщина написала заявление в следственное управление о пропавшей дочери и о своих подозрениях: ее убил муж-тиран.

Нашли почти через год

О том, что произошло ранним утром 19 сентября 2013 года, можно только догадываться. Правды уже никто не узнает. Анна проводила сына в школу. Когда пришла домой, муж тихо ругался и возился с канализацией в ванной. Последнее время она стала барахлить. Он предложил открыть канализационный люк и посмотреть, выливается ли вода, взял лом и пошел во двор. Анна вышла за ним и наклонилась над ямой, стала внимательно смотреть, выливается ли из трубы вода. Олег вернулся, схватил внезапно монтировку и несколько раз ударил Анну по голове. Потом столкнул ее в сливную яму и закрыл люк. Позже, оформляя явку с повинной, он написал, что тапочки и телефон жены выбросил в мусорный бак.

В первых числах октября он вновь открыл люк, забросал мусором и кирпичом. Позже он сделал своеобразную крышку люка из арматуры и цемента, которая была толщиной примерно 40–60 сантиметров. Но и этого было мало, где-то в декабре он залил бетоном участок земли, под которым находилась сливная яма. Всем объяснил, что планирует строить здесь веранду.

Все это время мать Анны Нина Антоновна обивала пороги правоохранительных органов, говорила о том, что уверена: ее дочь убил зять и тело надо искать на заднем дворе дома. Кроме того, боролась за внука. В тот несчастный день, когда пропала Анна, она забрала мальчика из школы, и тот ей сказал, что не уйдет от бабушки, пока не найдется мама. Он боялся один находиться с отцом. Олег же, в свою очередь, требовал по закону передать ему опеку над сыном, всячески очерняя свою тещу.

Женщина в отчаянии обратилась в общественную организацию «Вера», общественники защищали ее права в суде, Олег же нанял дорогого адвоката. Битва за ребенка была нешуточной. Отец очень боялся, что сын начнет свидетельствовать против него. Вскрыть фундамент пристройки также не удавалось долгое время, так как адвокат писал жалобы на действия следователя. Однако в августе 2014 года провели работы по демонтажу крышки сливной ямы. Следователи получили разрешение исследовать территорию двора Олега специальной криминалистической техникой — георадаром. Он позволял обнаруживать пустоты не только в земле, но и в бетонных перекрытиях на глубине три-четыре метра. После этого была дана команда вскрывать бетон.

Труп Анны нашли через одиннадцать месяцев. Как только стали бурить фундамент, Олег пропал. Его объявили в федеральный розыск. Оказалось, что он на велосипеде доехал почти до украинской границы. Потом в суде объяснил, что его действия не были спонтанными, просто он хотел помочь братьям-ополченцам в праведной борьбе. Его нашли через несколько недель. Уже в октябре провели судебно-психиатрическую экспертизу. Эксперт пояснил, что подсудимый в полной мере осознавал характер содеянного.

Олега приговорили к 9 годам и 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Также суд удовлетворил иск о возмещении причиненного морального вреда потерпевшей стороне в размере трех миллионов рублей.

Аналогичная история случилась в Щербиновском районе.
Как сообщает пресс-служба краевого управления Следственного комитета, в селе Екатериновка 45-летний местный житель частенько устраивал скандалы на почве ревности своей сожительнице. Свидетелями ссор постоянно становились двое их малолетних детей. По мнению следствия, 1 декабря 2014 года мужчина несколько раз ударил женщину по голове. В результате черепно-мозговой травмы сожительница умерла. Он закопал тело в курятнике. Родственникам же сказал, что женщина убежала с любовником.

Однако в январе этого года родители подали заявление в правоохранительные органы. И вновь следователям помог георадар. Тело с проломленным черепом нашли, сожителю предъявили обвинение. Сейчас дело в суде.

Что заставляет женщин покорно терпеть унижения и побои? Зачастую это банальные жилищные и финансовые проблемы. Некуда и не к кому пойти, не на что содержать ребенка. Кроме того, у жертвы появляется психологическая зависимость от деспота. И ведь мы не знаем точно, сколько таких тиранов ходит среди нас ежедневно... Сколько еще несчастных жертв падут от их рук?

Однако, как советуют психологи, единственный корректный ответ на семейное насилие — немедленный развод, разъезд и обеспечение возможности жертве вообще никогда не встречаться с насильником лицом к лицу.

В тяжелый момент можно обратиться в любой центр помощи женщине в критической ситуации. Такие центры есть и в Краснодаре: «Перекресток», тел. 227-17-31; кризисный центр для женщин «Оберег», тел. (8612) 69-07-71. Здесь окажут поддержку, психологическую и юридическую помощь.

Бьет — значит, ответит по закону

На сегодняшний день существующая в России статистика по преступлениям в отношении женщин, связанным с домашним насилием, фрагментарна, труднодоступна, а зачастую попросту отсутствует. Но отдельные независимые исследования этой острой социальной темы существуют. Так, например, статистика гласит, что ежегодно от семейного насилия в России погибают от 14 до 16 тысяч женщин, из них две тысячи сводят счеты с жизнью, потому что не выдерживают побоев и оскорблений, 50 тысяч детей ежегодно убегают из таких семей.

Домашние тираны, а также их жертвы должны знать, что на сегодняшний день в России, пожалуй, единственным правовым механизмом, позволяющим реально противостоять проблеме семейного насилия, является Уголовный кодекс. От того, насколько эффективно используется существующее уголовное законодательство, зависит успех всей предупредительной деятельности в сфере семейного насилия.

В УК РФ существуют несколько статей, часто применяющихся в ситуации домашнего насилия:

Ст. 111. Умышленное причинение тяжелого вреда здоровью.
Ст. 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью.
Ст. 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью.
Ст. 116. Побои.
Ст. 119. Угроза убийством или причинение тяжкого вреда здоровью. И значительно реже — предусмотренные статьями 105, 106, 107, 108, 110 (убийство).

С драчунами происходит то же, что и с алкоголиками и наркоманами: необходимо постоянное повышение дозы
, а в нашем случае — всевозрастающее ужесточение и без того непростых отношений. Не бойтесь обратиться в правоохранительные органы, не молчите о своей проблеме в кругу семьи и друзей. И самое главное: вы достойны нежных объятий и поцелуев, а не тычков, пинков и подзатыльников!

Фото: gorodkirov.ru
Радио «Краснодар»