" />

Начало 2016 года: забыть о кредитах и держаться за работу

Начало 2016 года: забыть о кредитах и держаться за работу
Пожалуй, впервые собираясь писать экономический прогноз на 2016 год, испытывал чувство неуверенности, граничащей чуть ли не с беспомощностью. Даже во время предыдущего финансового кризиса было проще — ведь тогда экономический катаклизм охватил весь мир, сейчас же только отдельно взятую нашу страну.

Издержки нефтяной иглы…


Помните анекдот Владимира Путина о черной полосе, рассказанный им на недавней ежегодной пресс-конференции? Причина, как всегда, в ценах на нефть на мировых рынках. Российский бюджет во многом зависит от стоимости углеводородов. Когда цена барреля зашкаливала за сто долларов, правительство чувствовало себя комфортно. Но и тогда с высоких трибун говорилось о необходимости слезть с нефтяной иглы, строить заводы и фабрики, помогать развитию малого и среднего бизнеса. И каков результат? Сколько новых производственных мощностей построено в 2015 году? До смешного мало…

Что будет с нефтью в 2016 году — точно не знает никто. Америка, заполнив доверха резервуары черным золотом, в самое ближайшее время начнет гнать ее на рынок. После разрешения иранской ядерной проблемы эта страна тоже начнет выбрасывать нефть, сбивая и без того просевшие цены. ОПЕК не желает сокращать добычу сырья, что также негативно сказывается и будет сказываться на стоимости нефтяной бочки. 

Сейчас, по мнению ряда аналитиков, избыток сырья на рынке составляет 1,5–2,5 миллиона тонн в сутки. Через год избыток может вырасти почти в два раза. Предложение на рынке превышает спрос, что и ведет к снижению цены.

Бюджет РФ-2016 рассчитан исходя из цены 50 долларов за баррель. Если сырье просядет до 20 долларов, чем затыкать брешь в бюджете? Резервный фонд и фонд национального благосостояния не безразмерные, все дыры ими не закрыть.

Падает стоимость барреля, растет курс доллара, черт бы побрал эти зеленые бумажки с масонским оком, взирающим на мир! За минувшие тучные годы правительство и бизнес мало что сделали для развития суверенной экономики. Зачем вкладывать средства в создание собственных станков, строительной и сельскохозяйственной техники? Куда проще купить за границей, а затем продать на внутреннем рынке. Поэтому растущий курс доллара бьет и по госбюджету, и по бизнесу, и по нашим изрядно опустевшим кошелькам.

Мы достигли дна экономического спада, заявляют наверху. Да, но есть еще и ил. Как бы нам не зарыться в него.

Есть ли сегодня на рынке товары, не зависящие в той или иной степени от курса валюты? Практически нет. Взять тот же хлеб. Импортные средства защиты растений, запчасти с лейблом «Маде ин не наше», оборудование для выпечки… Пищевые добавки — и те у нас не производятся. Выход вроде бы очевиден: строить и производить свое. Но как строить при сегодняшней ключевой ставке Центробанка? Почему бы не сделать ее дифференцированной. Нужны кредиты на строительство завода, фермы, перерабатывающих мощностей — получите по минимальной ставке. Хочешь торговать — извини, бери заем по существующей.

Хорошо бы Путину вызвать олигархов и жестко, по-сталински поставить задачу: кто конкретно и что строит и за какое время. На мой взгляд, пора закругляться с излишне либеральной экономикой. Нужно отдавать себе отчет: мы вступили в эпоху долговременного противостояния с Западом. Следовательно, нужно переводить экономику на производство собственной продукции, не зависящей или минимально зависящей от курса валюты.

Экономические санкции США и ЕС могут продлевать до бесконечности, обвиняя нас в возвращении Крыма в состав России. Повод для Запада, полностью легшего под дядю Сэма, железный. Как в Белом доме скажут, так Европа и сделает. Поэтому ожидать снятия санкций не стоит. Значит, европейский и американский валютный рынок останется для наших банков закрытым. Как и оборудование и технологии для разработки и добычи нефти.

Прогноз курса американской валюты в году Обезьяны разнится. Министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев, доверия к которому лично у меня нет, считает, что доллар будет стоить 52–53 рубля. Откуда такой оптимизм? Конечно, если в Персидском заливе случится масштабная военная заварушка и цена на нефть взлетит, а рубль по отношению к бивалютной корзине укрепится. А если на Ближнем Востоке все будет относительно спокойно? Может быть, Улюкаев знает больше нашего? Самый пессимистичный прогноз накануне Нового года: 75 рублей за одну зеленую американскую бумажку. Что ж, поживем — увидим...

Затянем пояса?


Безусловно, ситуация в магазинах — как в конце 80-х, когда на полках кроме морской капусты практически ничего не было, нам не грозит. Однако часть продуктов питания станут для многих кубанцев, как для лисы из басни Крылова: видит око, да зуб неймет. Дефицита продуктов не будет, зато денег на их приобретение станет меньше. По данным Краснодарстата, средняя зарплата в октябре текущего года, без учета субъектов малого предпринимательства, составила 30264 рубля. Реальная зарплата снизилась, как минимум на 1213 рублей. Скажем, сколько батонов хлеба можно было купить на сто рублей в конце прошлого года и сколько сегодня? Потому средняя зарплата — как и средняя температура по больнице: у кого-то 36 градусов, у кого-то зашкаливает за сорок. 

По данным Росстата, средняя зарплата чиновников Кубани составляет 51295 рублей, в сельском хозяйстве — 23694 рубля. Чувствуете разницу?

Инфляция в этом году перевалит за 12 процентов. Однако, судя по росту цен на продукты питания, лично у меня возникает ощущение, что индекс потребительских цен будет выше. Все продукты едва ли не ежедневно понемногу дорожают.

Прогноз инфляции в 2016 году, по мнению министра-оптимиста Улюкаева, — 7–8 процентов. Перечитав кучу прогнозов, пришел к выводу: скорее всего — 10–12 процентов.

Рост цен абсолютно никем не контролируется. Есть распоряжение губернатора № 900-р от 17 октября 2007 года «О стабилизации цен на отдельные виды социально значимых продуктов». Следит ли кто-то из чиновников за его исполнением? Не знаю. Зато знаю, что хлеб на Кубани дороже, чем в Ростовской области и в Адыгее. С другими продуктами питания дело обстоит не лучше.

Еще один фактор. Кубань обеспечивает себя мясом на 70 процентов, овощами и молоком — на 90. Вроде бы с импортозамещением дела обстоят неплохо. Но семена огурцов, помидоров, сахарной свеклы наши аграрии покупают импортные. Различные ветеринарные препараты для скота и птицы тоже в большинстве зарубежные. Отсюда и рост цен на конечную продукцию.

Многое, конечно, будет зависеть от урожая-2016. Каким он будет, никто предсказать не в силах. Не дай Бог, зима будет холодной и бесснежной — тогда пиши пропало. Тогда цены на все и вся взлетят еще выше.

Чем сердце успокоится…


Два года назад Игорь Галась, тогда министр экономики края, говорил о 4-5-процентном росте внутреннего регионального продукта (ВРП). Сейчас прогноз куда приземленнее — 0,7 процента. Причин несколько.

Во-первых, как бы кто ни утверждал, дескать, нам санкции Запада не страшны, экономическое противостояние нанесло нам ощутимый урон. Рост доллара и евро сыграл свою негативную роль. Об этом мы говорили выше.

Во-вторых, Кубань стала менее интересна для инвесторов. В 2014 году край принял участие в пилотном проекте, организованном администрацией Президента РФ и агентством стратегических инициатив «Опора России». Было исследовано 22 субъекта, среди которых Кубань заняла седьмое место. На прошлогоднем международном Сочинском экономическом форуме, несмотря на внушительную сумму соглашений — 279 миллиардов рублей (воплотятся ли эти соглашения в реальные проекты — большой вопрос), с иностранными инвесторами, за исключением компании Philip Morris, не подписано ни одного маломальского протокола о намерениях. Это тоже издержки санкций.

В-третьих, судя по промежуточным итогам темпов экономического роста, ряд муниципалитетов края ухудшили показатели. В частности, 11 городов и районов Кубани не вышли на прогнозируемые темпы развития промышленного производства, которое ранее краевое министерство считало драйвером роста. В 22 раза снизился объем розничной торговли, 29 муниципалитетов не справились с планируемым вводом жилья. Хотя строительство также считалось локомотивом кубанской экономики. Словом, спад темпов развития налицо.

Что нужно предпринять если не для роста, то хотя бы для удержания экономики от рецессии? Так называемых точек роста у нас в крае три: сельское хозяйство, перерабатывающая промышленность и курортная сфера.

Начнем с сельского хозяйства. Для развития аграрного сектора нужна земля. Свободной земли на Кубани фактически нет. На мой взгляд, нужно провести тщательную ревизию, оценить эффективность использования земель из фонда перераспределения. К слову, первые шаги в этом направлении уже делаются. Вениамин Кондратьев уже рассказал о передаче краю 10 тысяч гектаров, принадлежавших обанкротившимся рисоводческим хозяйствам в Темрюкском районе. Думается, это всего лишь верхушка айсберга.

Что касается перерабатывающего производства, то здесь дело пусть медленно, но все же движется. Чтобы ускорить строительство перерабатывающих мощностей, нужно выгнать всех чиновников, ответственных за этот сектор экономики, в поле. Закрепить каждого из них за реализацией конкретного проекта и жестко спрашивать. Глядишь, и дело куда быстрее пойдет.

Если кто и выиграл от санкций, то это курортная сфера. Берега турецкого теперь нам долго не видать, Египет — под большим вопросом, Европа — не по карману. Словом, у кубанских курортов режим наибольшего благоприятствования. К 13 миллионам отдыхавших в прошлом году в этом прибавится еще несколько миллионов. А вот какая отдача от курортной сферы? Все ли предприниматели сполна рассчитываются с бюджетом? Следовательно, необходимо принять меры по ужесточению собираемости налогов и сборов с санаториев, пансионатов и частников.

Еще одна точка роста — создание промышленных или индустриальных парков. Потребность в импоротзамещении есть. 

На сайте краевого минэкономики размещен перечень предложений по организации импортозамещения готовой продукции, оборудования, комплектующих, необходимых в промышленности и АПК. Чего там только нет: и станки с числовым программным управлением, и сеялки, и культиваторы, и оборудование для нефтяной отрасли. 

Потребность есть, а возможности все это производить на Кубани нет? Пока индустриальные парки — это скорее проекты, требующие вдумчивого подхода по принципу: чтобы всем было выгодно. Но при желании, а оно, судя по публикациям, у нынешней власти есть. Значит, Кубань в перспективе может стать не только аграрным, но и индустриально развитым регионом.

Подведем итоги. Год Огненной Обезьяны будет трудным. Нужно быть предельно экономными и рачительно тратить деньги, забыть о кредитах и держаться за работу.

Сергей Капрелов

Фото: http://svopi.ru

comments powered by HyperComments