Наталья Костенко и Дмитрий Ламейкин: О политике, СМИ, пиаре властей и профессионалах

Наталья Костенко и Дмитрий Ламейкин: О политике, СМИ, пиаре властей и профессионалах
В газетно-радио-информационном комплексе «Вольная Кубань» прошла встреча с членом Центрального штаба, заместителем руководителя Исполкома Общероссийского народного фронта, руководителем Центра правовой поддержки журналистов Натальей Костенко и председателем комитета Законодательного Собрания Краснодарского края по физической культуре, спорту и делам молодежи, председателем Совета молодых депутатов края Дмитрием Ламейкиным.

Она прошла в формате откровенной доверительной беседы-диалога с двумя политиками. Журналисты холдинга, кстати, впервые провели встречу в редакции с одним из руководителей Общероссийского народного фронта. Примечательно, кроме того, что это два самых молодых лидера праймериз на Кубани. Оба стартовали в активную политическую жизнь в молодом возрасте через журналистику.

И первый вопрос был, так сказать, профильный:

— Что для вас включение в журналистику?


Первой ответила Наталья Костенко:


— Меня мало интересовал карьерный рост, я думала о главном: журналистика мое дело или нет. Пыталась найти в этой жизни именно свое. Когда из Краснодара переехала в Москву, почувствовала вкус политической журналистики. А когда испытываешь удовлетворение от работы, все легко. 

Работала в экономическом отделе газеты «Ведомости». Было очень интересно, какими рычагами управляется наша страна. Посетила около 40 стран в рамках освещения международных встреч — «восьмерки», «двадцатки», изменения мировой архитектуры, вопросы о роли ООН

Переезды тяжелы, но когда на первом месте — работа, это важно! Сейчас мы работаем над тем, как исполняются поручения президента России. Кроме того, ОНФ — это прямой канал связи президента с народом, общение с людьми, выявление острых моментов. Мы выясняем, проверяем и поднимаем эти вопросы.

Костяк ОНФ создан в 2013 году, в него вошли те, кто поддержал президента в 2011-м. Мы выступаем от имени президента, это большая ответственность. И в то же время мы работаем без удостоверений, визиток. Любой гражданин страны может стать представителем ОНФ — штатной структуры практически нет, мы сотрудничаем с волонтерами, которые прорабатывают ту или иную ситуацию. Здесь уже, конечно, другие механизмы. Но что важно — это действенная работа.


Продолжил Дмитрий Ламейкин:


— Первоначально детские мечты связывал с юриспруденцией, но судьба связала с журналистикой. Это уникальная профессия. В ней нет границ — ты знаешь обо всем! 

Политика и журналистика во многом рядом, и найти грань их разделения порой очень трудно. 

Работа СМИ — инструмент влияния на процессы в обществе. Журналистика затягивает, хочется глубже вникать в проблемы, и на каком-то этапе понимаешь, что нужно выйти на уровень региональной власти, потом понимаешь, что этого недостаточно — ведь законопроекты могут оседать и долгое время не рассматриваться. Многие наши инициативы просто утонули на федеральном уровне. Хотя некоторые — особенно в сфере АПК — стали бы полезными для края.


Это и повлияло на решение выдвинуться в Госдуму. Представительство на федеральном уровне позволит продвинуть то, что принимают в крае.


— Почему считаете, что федеральный уровень вам по плечу?


Наталья Костенко:


— Когда люди не на своем месте, возникают проблемы. Не нужно стремиться занимать чужое место, надо найти свое. Опыт, который я получила в журналистике, и понимание общих процессов в стране и служат моей мотивацией. Увидеть и решить проблемы края — главная задача. Кураторство ОНФ — это дополнительная возможность вынесения инициатив на федеральный уровень.

В Думе от Кубани должны быть, во-первых, профессионалы, во-вторых, команда. 

Чтобы они, зная Кубань и понимая ее проблемы, действительно решали их на федеральном уровне.

Дмитрий Ламейкин:

— Чтобы принимать правильные решения, надо понимать их природу и видеть возможные последствия 

— это первое, что есть в багаже. Второе — понимание федерального масштаба. Более чем в 30 субъектах России работают созданные буквально в эти годы Советы молодых депутатов. Есть Палата молодых законодателей Совета Федерации. Это представительство сильно тем, что за ним стоят организации по всей стране. Плотная работа с коллегами из других субъектов помогает получить хороший опыт. Считаю, уже есть навык, а пока не чувствуешь этого — не надо пытаться выйти на новый уровень.

— Вы не думали о том, что ОНФ со временем придет к тому, что понадобиться именно мобильное и активное молодежное крыло? Советы молодых депутатов — надпартийное сообщество, которое занимается решением как раз актуальных вопросов конкретных территорий.


Наталья Костенко:


— В ОНФ нет коллективного членства, и это оптимальное решение — совмещать структурно ничего не надо. Приходить должны только заинтересованные. 

Если сердце требует, любой человек может прийти в Народный фронт, чтобы заниматься теми проблемами, которые волнуют. 

Именно такое добровольное сотрудничество приемлемо.


— Госдума будет усилена представителями ОНФ. Когда Фронт только появился, думалось, что он будет в основном воспитывать в нас чувство самоорганизации. Однако делается большая работа. Как бы вы оценили сегодня КПД ОНФ?

Наталья Костенко:


— Мы только в начале пути.


— Почему законотворческую обязанность берет на себя Фронт, а не система Общественных палат? Они недостаточно работают?


Наталья Костенко:


— Изначально в Общественной палате работа была вялотекущей. Однако сейчас эффективность этого органа серьезно улучшилась.

Мы не заменяем ОП, но способствуем работе ее членов. 

ОНФ поднимает проблемы людей, а профессиональные сообщества должны иметь площадку для выступлений.  ОП таковой и является. Мы считаем, что это необходимо - ведь ОНФ берет темы поручений президента и те, которые касаются большинства людей. 

— Вот что касается закона о печати: не следует ли депутатам продумать формирование проекта закона о журналистской деятельности?


Дмитрий Ламейкин:


— Закон о СМИ несколько устарел, и прописанные модели не соответствуют новым реалиям. Это видно на примере и кубанской журналистики, и в целом по ситуации в стране. Сфера нуждается в анализе и перезагрузке системы. Мы пришли к тому, что есть система поддержки определенных СМИ и игнорирование остальных. Нужны правила взаимодействия власти и массмедиа, господдержка.

Безусловно, нужно менять систему, и побыстрее, так как мы проигрываем информационную войну Западу.

— Иными словами — нужно что-то делать с неравенством СМИ?


Наталья Костенко:


— Я против регулирования СМИ государством, это должны в первую очередь делать сами СМИ. Лоббирование интересов средств массовой информации должно иметь свою площадку — это Союз журналистов. Издания сами должны регулировать себя и понимать, в каком направлении идти. Законодательство на самом деле близко к реальному положению дел. Просто нормы не исполняются. Вместо того, чтобы решать вопрос о клевете с журналистом и СМИ напрямую, сразу бегут в суд. Это делается специально, чтобы отвлекать СМИ от защиты интересов своих читателей. Вот такими вопросами мы и занимаемся. И доказываем: когда журналистское сообщество работает — работает и законодательство. 

Что касается государственных и частных СМИ: совершенно разный функционал. 

К сожалению, это не все понимают.  Первые — информируют народ о деятельности власти, вторые — поднимают острые проблемы. 

Дмитрий Ламейкин: 

 
— Здесь не идет речь о каких-то ограничениях. У нас есть государственные СМИ и частные. Но ведь форма информирования населения бывает разной — не обязательно содержать государственное СМИ, это очень дорого, даже в регионах. 

 
Наталья Костенко: 

 
— 36 миллиардов — совокупный региональный бюджет на информирование. 

 
Дмитрий Ламейкин: 

 
— Можно заключать договоры и размещать информационные материалы в существующих частных СМИ, которые основные средства зарабатывают сами, а не целиком сидят на шее у государства. Это гораздо более эффективное расходование бюджетных средств. 

 
Заместитель главного редактора, политический обозреватель «ВК» Александр Гикало: 

 
— Ошибка власти в том, что она пиар деятельности первых лиц считает информированностью народа. 

Если бы власть края или страны была заинтересована в том, чтобы отрегулировать процессы импортозамещения — она через СМИ призвала бы заключить договоры — и сообщила, допустим, жителям станицы Ивановской, самой капустной в крае, о том, какие преференции будут иметь те, кто выращивает ее в открытом грунте, кто в закрытом, и когда заберут урожай. Вот в чем задача информирования, а не в том, что рассказывать, как кто куда поехал и сказал: поля надо пахать, а дороги обязательно ремонтировать. Одна из ключевых тем ОНФ — как раз трата властей на пиар.

Наталья Костенко:

— В этом году траты на пиар все же снижены. Мы добились того, что власть должна публиковать отчеты, на какие цели пошли деньги. 

Мы сможем посмотреть контент: поездка это чиновника или -  условно -  что в станице Ивановской капусту закупают у людей по выгодной цене.

Это будет следующим шагом. Пошагово и будем разбираться с проблемой.

Собкор «Вольной Кубани» по Новороссийской зоне Евгений Рожанский: 

 
— Был на дебатах в Новороссийске. Вопрос: насколько праймериз необходимая процедура? Сильных кандидатов и так сразу видно. Видели вы недостатки дебатов и какое будущее, по вашему мнению, у них? 

 
И еще один вопрос: считается, что женщины часто руководствуются материнским инстинктом и не могут принести вред, поэтому необходимо, чтобы в политике было больше женщин. Вы разделяете это мнение? 


Наталья Костенко: 

 
— Я сожалею не о том, что в политике мало женщин, а о том, что мало профессионалов. И не только в политике. 

Женщины просто консервативнее, мужчины в большей степени радикалы. С одной стороны, эксперименты наша страна уже прошла, но с другой — сейчас нужен свежий взгляд. Однако и база должна быть. Наш президент никогда революций не устраивал, у него есть стратегия. Если говорить о коррупции — именно при Путине создана база антикоррупционного законодательства, начали заполнять и сдавать декларации. Но и от нас многое зависит. Главное — не гендерная принадлежность, а качественное и ответственное выполнение своих обязанностей.

Праймериз, считаю, вещь хорошая. Если из 2700 участников каждый хотя бы одно дело сделал доброе при подготовке — уже огромный позитив для страны. Понятно, что только идет запуск инструмента. Но это правильное движение в правильном направлении. Думаю, что те, кто победил в праймериз, провели большую работу. Это заставляет людей искать себя — это мозговой штурм по поиску решений проблем страны.

Дмитрий Ламейкин:

— Я могу объяснить как представитель «Единой России». Та модель дебатов, которая существует в США, отличается от нашей и в части механизма, и в части истории. В нашем случае она применяется для того, чтобы появлялись новые лица. Это открытая процедура. Люди приходят, делают выбор и видят, что все прозрачно.
Плюс это и возможность в самой партии сверить часы — есть внутренние площадки, у каждой — свое видение. Конечная цель одинакова, однако у всех свое видение механизма. 

Кстати, высказанные идеи есть смысл обобщить и проработать — много полезного.

 
По вопросу женщин-депутатов. В середине 2000-х была квота на молодежь — 20 процентов, сегодня этого нет. Равные условия: выходи на площадки, доказывай! И так же для женщин. Но в Совете молодых депутатов края больше половины — прекрасная половина человечества. Очень сложный участок ложится на женские плечи.

Заместитель главного редактора «ВК» по экономике Сергей Капрелов: 

 
— Вы знаете, что в крае идет негласный передел земли. Существует комиссия, куда входят и представители Фронта. У многих фермеров складывается впечатление, что она создана только для того, чтобы выпустить пар. Не хотел бы Фронт в большей мере взять проблему в свои руки? 


Наталья Костенко: 

 
— Моя первая тема в Краснодарском крае — как раз эта история. Больше 800 человек в прошлом году написали президенту о проблемах в сфере земельного оборота. И мы отреагировали на то, что фермеры собираются на тракторах поехать к президенту. Предложили губернатору создать специальную комиссию — что и было сделано. В том числе в ней четыре представителя от фермеров. Кроме того, фермеры голосовали за каждого члена. Теперь можно спросить, кто что сделал. Я в свою очередь делаю все, что в моих силах. В Кавказской фермеру Маслову помогали, в Ленинградаском районе пришли на помощь - мы подключили юристов, они работают с фермерами. Проблемы в основном связаны с тем, что неправильно проводятся собрания акционеров — кворум минимальный, плюс людей не уведомляют, плюс долгая процедура банкротства. Мы внесли законопроект в Думу: банкротство должно длиться 12 месяцев, а по факту через каждые шесть его можно бесконечно продлевать. Мы попросили Верховный суд конкретизировать предельный срок. 

 Мы вырабатываем алгоритм — но фермер сам должен его пройти. Это большая проблема — она не будет решена в один момент. ОНФ не может натянуть на себя работу минсельхоза, департамента имущественных отношений и самих фермеров, но мы можем помочь им выстроить эффективные коммуникации, чтобы проблемы были решены.

Сергей Капрелов: 


— У нас нет закона о казачестве — намерены ли вы заняться эти вопросом? 

 
Дмитрий Ламейкин: 

 
— Чтобы поднимать вопрос о законе, надо понимать, к чему мы стремимся. Скажем, долго открыт вопрос по закону о молодежной политике, его до сих пор нет в Российской Федерации, а в крае принят. Но если объективно — он имеет больше декларативный характер, нежели нацелен на практическое применение. 

Закон же о молодежной политике должен быть сродни закону об образовании. А сейчас у нас в крае своя работа проводится с молодежью, в Адыгее — своя, в Чечне, Дагестане ее тоже ведут, и также в своем видении. 

 
А молодежь — это наше завтра, и мы должны более серьезно, через государственные инструменты, влиять на формирование будущего страны. Это должна быть инструкция к действию, единая для всех. Говоря же о законе о казачестве, мы видим его, казачества, неоднородность. Подобных мощных казачьих войск в других субъектах нет, а всего в России 11 войск. Говоря о законе, мы должны понять, чего же мы хотим. Наверное, надо вместе с войском посмотреть — чтобы это был не декларативный, а реальный инструмент. 

 
В конце встречи гости вновь подчеркнули роль и значение СМИ в жизни общества.

Дмитрий Ламейкин: 


— «Вольная Кубань» и ее приближающийся 100-летний юбилей — это не просто дата газеты и праздник коллектива. 

Эти сто лет — вся история родной Кубани и ее миллионов жителей. 

Неслучайно 5 мая — День кубанской журналистики — появился именно благодаря Дню рождения «ВК». С развитием электронных технологий источники получения информации расширяются, но привычка взять в руки печатную прессу остается. Процветания и расширения массовой вольнокубанской аудитории! 

 
Наталья Костенко: 

 
— Почему Общероссийский народный фронт занимается СМИ: президент понимает, что наравне с боеголовками, комплексами Искандер и большими производственными компаниями, такими как РЖД, Почта России —  СМИ являются большим ресурсом в обеспечении безопасности страны. Качественные СМИ — это проверенный инструмент не только донесения информации, но и взаимодействия с населением. Ежегодно выслушиваем проблемы, которые волнуют журналистов и население территорий России, на медиафоруме. Все учитываем — это канал связи, важный при формировании повестки работы. 

Такие СМИ, как «Вольная Кубань», профессиональные — должны работать и тянуть за собой. 

Сейчас очень много новых форм информирования, но в каком бы формате средства массовой информации ни существовали, должны ориентироваться на профессионализм. Профессионалы будут всегда с читателями и будут поддерживаться президентом РФ.

В беседе участвовали и записали диалог 

Кристина Кузнецова 

и Наталья Кулакова, 

ИА «ВК Пресс»

Фото: Савва Юдин, "ВК Пресс"

Радио «Краснодар»