Не оскудевшие сердцем: как в Краснодаре помогают Донбассу

Не оскудевшие сердцем: как в Краснодаре помогают Донбассу
На днях увидел на столбе листовку, где был указан адрес пункта сбора гуманитарной помощи для жителей Донбасса. Там же был указан и адрес: Краснодар, улица Рашпилевская, 106. Вот те на! Это же адрес нашей редакции. Навел справки и выяснил: пункт сбора находится в соседнем здании «Советской Кубани». Созвонившись с координатором, договорился один день поработать вместе волонтером.

Все, что можем... 

Две небольшие комнаты на третьем этаже здания наполовину заполнены продуктами питания, одеждой всех размеров, обувью, медикаментами. В одной из них, приемной, если ее так можно назвать, стол и три колченогих стула. 

— Осторожно, стул ненадежный, может развалиться, — предупредила волонтер Наталья. Две комнаты с убогой мебелью без кондиционера и просторное, изрядно запущенное подвальное помещение — вот и все владения пункта сбора гуманитарной помощи жителям Донбасса общественных организаций «Мирное небо», «Светочъ православия» и «Народно-освободительное движение». Арендная плата — 30 тысяч рублей в месяц. 

— Насколько я помню, раньше пункт сбора помощи находился на улице Дальней? 

— Директор финансовой компании предоставлял нам бесплатно помещение, но туда приходят клиенты, а тут мы с коробками и тюками. В общем, пришлось съехать, — объясняет Наталья. 

Едва включил диктофон и открыл блокнот, как в комнату зашла молодая женщина: 

— Здесь помогают беженцам? Наталья кладет в пакет две банки тушенки, овощных консервов, две пачки макарон и гречки. 

— Почему именно такой набор? 

— Вообще-то мы собираем помощь для тех, кто остался в Луганске, но приходится помогать и тем, кто приехал в Краснодар и не имеет средств к существованию. Выдаем продукты, одежду исходя из наличия. Будет больше пожертвований, тогда сможем увеличить объем помощи тем, кто в ней нуждается и здесь и в Донбассе. Хотя и за это краснодарцам огромное спасибо! В день гуманитарную помощь приносят 60-70 человек Только мы начали беседу, как снова пришла женщина с трехлетней дочерью и десятилетним сыном.

— Мы приехали из Славянска в Луганск, когда город начали интенсивно обстреливать, — вспоминает Ирина. В наш дом попал снаряд. Жить там стало невозможно. Поехали в Луганск к сестре. Думали, там будет безопаснее. Через неделю в Луганске началось то же самое: сначала по городу били минометы и артиллерия, потом — «Грады». Последнюю неделю мы практически не выходили из подвала, переделанного в бомбоубежище. Вы не представляете, насколько страшно жить под землей, слышать и ощущать, как рвутся снаряды и бомбы, как сотрясаются стены. Кажется, следующий залп накроет подвал и мы останемся там навсегда. Дочка до сих пор вздрагивает от любого громкого звука. 

Ирина с дочерью приехали с одной сумкой с документами и небольшой суммой денег. В Краснодаре обычные люди дали на время ей свою квартиру. 

— Я повар, готова хоть сейчас идти работать, но дочь нужно устроить в детский сад. Пока безрезультатно. Сын пойдет в школу, кто будет приглядывать за дочкой? 

Вместе с Ириной и волонтером Александром (о нем расскажу позже) спускаемся в подвал. На полу свалена одежда всех размеров и фасонов. 

— Нас всего два человека. Люди приносят одежду каждый день, и у нас просто не хватает времени, навести здесь порядок, словно оправдываясь, объясняет Александр. Ирина, растерянно оглядывая одежду, начинает выбирать одежду для детей и себя. Смотришь на эту скорбную картину — сердце кровью обливается. Жили себе люди мирно, никого не трогали, и в один миг лишились всего. Часть гуманитарной помощи раздается тут же. Но для того, чтобы ее получить, необходим украинский паспорт и иммиграционная карта. 

— Мы должны видеть, что люди приехали недавно и действительно нуждаются в помощи, — поясняет Наталья. 

До войны Наталья с мужем и сыном жила в центре Луганска. У супруга был свой бизнес, Наталья работала в областной администрации. Семья имела приличный достаток: двухэтажный дом, машину, могли позволить себе заграничные поездки. 

— Когда начался обстрел поселка Металлист, я поняла, что нужно уезжать, пока есть возможность. Наш дом разнесло в пух и прах, причем его обстрел попал в кадр телеканала «Лайф Ньюс». Ужасно видеть, как горит и рушится твой дом с экрана телевизора! 

Муж Натальи работает в Москве, где в свое время был открыт филиал компании. В столице она вышла на контакт с несколькими общественными организациями, получила доверенность на право заниматься сбором гуманитарной помощи в Краснодаре. Специально пишу так подробно, чтобы ни у кого не возникло сомнения в легитимности и легальности работы волонтеров. Муж убеждал Наталью перебраться в Москву, но она отказалась наотрез уезжать из Краснодара. 

— Я здесь нужнее, так как смогу помочь людям в Донбассе. Муж помогает мне и выделяет деньги для Луганска. Александр, наоборот, рвется на войну, но его отец (человек легендарный и настолько узнаваемый, что остерегусь называть его позывной), на чьих плечах лежит сбор и отправка помощи в Луганскую республику, сказал, что работа в гуманитарной миссии важнее. «Автоматов у нас хватает, но что будут делать ополченцы и жители полуразрушенных городов и поселков без продовольствия?» — так он мне объяснил, говорит Александр, которому недавно исполнилось 18 лет. 

— Раз в неделю мы отправляем две «Газели» в город Донецк Ростовской области. Там создано два склада: один для продуктов и вещей, другой — для медикаментов. Отец контролирует отправку помощи в Луганск. Продукты питания идут в основном в социальные столовые, где люди могут поесть бесплатно. 

— Откуда машины? 

— Предприниматели помогают. У кого-то машина идет в Ростов, так они по пути доставляют гуманитарку. Едут-то они туда пустыми. 

— Недавно нас нашел через интернет человек, у которого скоро в Ростов идет пятитонный грузовик. Поэтому сейчас готовим груз к отправке, — говорит Наталья. ...Краснодарцы все идут и идут. Несут одежду, продукты питания, чай, кофе, детские игрушки, школьную форму. 

— Мы обращаемся ко всем, кто собирается принести одежду. Принимаем или новую или в хорошем состоянии. Беженцы не бомжи, прошу понять нас правильно. Продукты питания, как и медикаменты — только длительного хранения. Причем медикаменты принимаем купленные в аптеках по накладным. К сожалению, у нас нет холодильника, поэтому инсулин, в котором так нуждаются в Луганске, принимать не можем. К слову, неужели в Краснодаре ни одна компания не может выделить на время холодильник? Давайте, что ли скинемся, в конце-концов, и купим? 

Не успели подняться на третий этаж — пришла еще женщина с двумя детьми. 

— До сих пор не верится, что нам удалось выбраться из Луганска, — вздыхая, говорит Светлана. 

— Несколько километров шли к границе пешком. Ополченцы предупреждали, где нужно чуть ли не ползком передвигаться, чтобы не попасть под огонь снайперов. Повсюду гильзы, окровавленные обрывки одежды, сожженная техника, бинты в крови. Пока дочь Кристина примеряла одежду, сын Богдан рассматривал игрушки. 

— Дома много игрушек было. Был даже электронный конструктор. Можно я возьму Буратино? — спрашивает Богдан. Прижав к себе игрушку, маленький Богдан увидел печенье. 

— А печенье можно? Наталья вручает ему упаковку. Я выхожу в соседнюю комнату. Кашляю, чтобы избавиться от комка в горле, смахиваю набежавшие предательские слезы. Вот бы сюда госпожу Псаки из американского госдепа, разглагольствующую о том, что никаких беженцев из Украины нет, просто жители Донбасса едут в гости к бабушкам. Чтобы она почувствовала, наблюдая подобные рвущие душу сцены? 

— Мы жили в городе Антрацит. До последнего уезжать никуда не думали. 18 июля начался обстрел. Знакомые сидели на лавочке, и одной из первых мин их убило. В тот же вечер мы собрались и уехали. Ребенку два года. Муж работал шахтером. Был свой дом, а сейчас ничего нет. Придется начинать все заново. С трудом дозвонились до знакомых — узнать как там родители. В Луганске нет ни воды, ни продуктов. Настоящая гуманитарная катастрофа. Совершенно незнакомая женщина устроила нас на квартиру сына. Он там редко бывает. Мы не ожидали, что здесь нас примут как родных и помогут, — смахивая слезы, говорит Ольга. 

У каждого из беженцев своя история. Не стану рассказывать обо всех. Их объединяют боль, страдания и утраты. И предательство страны, которую они искренне считали своей Родиной. 

P.S. Чем можно помочь жителям Добасса: 

Продукты питания долгого хранения: чай, сахар, кофе, печенье. 

Консервы (рыбные и мясные) 

Крупы.Макароны.Одноразовая посуда. 

Дождевики. Носки. Фонарики. Батарейки для фонариков. 

Медикаменты, не содержащие наркотических веществ. Примерный список: анальгин, аспирин, парацетамол, гидроперит, антигистаминное, шприцы, лейкопластырь (для капельниц очень надежный) бинты, любые перевязочные материалы, обеззараживающее, противоожоговое (например, пантенол, боро плюс, «Спасатель»), стерильные салфетки. Глюкоза, дексаметозон, кордиамин, дицинон, этамзилат, жгуты, медицинские маски, перевязочные пакеты, пластырь бактерицидный. 

Телефон пункта сбора гуманитарной помощи жителям Донбасса: 8-918-010-44-33.
comments powered by HyperComments

В тему





День рождения IMAX: земля будущего
День рождения IMAX: земля будущего

20 мая в честь четвёртой годовщины IMAX СБС Мегамолл сеть кинотеатров "Монитор" представит премьерный показ нового блокбастера «Земля будущего».

Все премьеры

 Caliban: лучшее из тяжелого
Caliban: лучшее из тяжелого
Группа «CALIBAN» на сегодняшний день является одним из самых известных коллективов, работающих в стиле металкор (правда, сами члены коллектива утверждают, что они изначально планировали быть хардкоровой группой).

Все концерты

Все премьеры

Все вечеринки