Под своим небом. Персональная выставка Валентина Папко в галерее «Сантал»

Под своим небом.  Персональная выставка Валентина Папко в галерее «Сантал»
Он — автор мозаики на здании Дома книги. Полотно, выполненное из цветной смальты, изображает историю книгопечатания на Руси. Центральная фигура первого книгопечатника Ивана Федорова, прижимающего к груди книгу, необычайно точно и убедительно показывает ее великое значение для человечества на все времена.

Автор бессмертного творения — наш современник, земляк, заслуженный художник России с международной известностью, автор нескольких тысяч работ, профессор Краснодарского государственного университета культуры и искусств Валентин Папко. Ко Дню города краевой столицы в галерее «Сантал» открылась его персональная выставка. Думается, что краснодарцы, гости Кубани будут рады такому подарку. А Валентину Федоровичу, поверьте, есть что показать. Каждая его картина — удивительный рассказ, в котором суть прочтения зависит от зрителя. Художник — не просто свидетель событий жизни, а настоящий летописец истории нашей малой родины, страны.

Известная мозаика на Доме книги называется «Я вызову любое из столетий». Строчка из глубоко философского стихотворения Арсения Тарковского:

Живите в доме —

и не рухнет дом.

Я вызову любое из столетий,

Войду в него и дом построю

в нем.

Вот почему со мною

ваши дети

И жены ваши за одним

столом —

А стол один и прадеду

и внуку…

Согласитесь, символично. В конкурсе на создание грандиозной мозаики на Доме книги в 70-е годы прошлого столетия участвовало очень много художников. Но комиссия отдала свои голоса молодому монументалисту Валентину Папко, который более точно изобразил масштабность и созидательность достижения, а также передал идеи молодости литературного Краснодара, который в ту пору вступил в эпоху книгопечатания.

Практически последними крупными монументальными работами, которые Валентин Папко создал в конце 80-х, были мозаика «Братья» и роспись «Распятая Кубань» в тимашевском доме Степановых. Через чудовищный трагизм одной кубанской семьи, горе матери, пережившей девятерых сыновей, художник показал испытания, которые выпали на долю практически каждой кубанской семьи. Многодетная мать вырастила девятерых сыновей, и все они погибли на фронтах разных войн. Как же много было войн на нашей земле, если одной семьи коснулось целых три… На переднем плане — кубанская Мадонна с младенцем, у ног корзинка с девятью цыплятами, на заднем плане — документальные фотографии кубанских казачьих семей. И все на фоне черной вспаханной земли. Уходили сыновья на войну, вся тяжесть по заботе о земле легла на женщину.

Сейчас нет заказа на монументальную живопись. Она не востребована. Ну что ж — всему свое время.

— Я ведь 13 лет не занимался творчеством, — рассказывает Валентин Федорович, — в 90-е выживал, продавая французам картины. Они тогда скупали реализм пачками. Огромный был спрос. Запад преклонялся перед творчеством наших классиков. Я держал ориентир на Константина Коровина. Платили немного, но на жизнь хватало. В 1995 году образовали художественно-промышленную академию при институте культуры и искусств. Так до сих пор там и преподаю. Станковыми работами социальной тематики начал заниматься после 2003 года.

— Вы много времени преподаете, вырастили не одно поколение выпускников. Что вы можете сказать о молодых, современных художниках?

— Трудно с ними. Когда учишь их — внимают всем твоим словам, остро реагируют. С охотой остаются верны канонам классической живописи, реализму… Но стоит выйти им в жизнь, и все… Уклон в экспериментальную живопись. И их нельзя осуждать. Сейчас нет заказа на картины, есть заказ на картинки к обоям богатым людям. Государство почему-то решило не опекать художников, предпочитает вкладывать средства в современное искусство, а реалистическое искусство — по остаточному принципу. Ведь посмотрите, сейчас у нас все превратилось в шоу-балаган: яркое, цветастое… Без смысла, без зерна в сердце. Посмотрел и забыл. Нам культивируют шоу на болезнях. Наши художники участвуют в выставке на Западе заочно. Как? Отсылают фото своих работ на престижные конкурсы. И никто от этого не откажется. Это престижно и для молодых художников, и учебных заведений, и преподавателей. Шутка ли — лауреат престижного международного конкурса! Но разве можно заочно оценить, более того, почувствовать картину? Это скрытая форма разрушения… Мы отступаем от истинных канонов. Люди забывают о художественной ценности картины, о глубинных ее смыслах…

— И как это исправить? И нужно ли?

— Нужно, необходимо. Культура, искусство в современном мире может стать оплотом, освободить от всего негативного… Именно многовековая русская классическая школа живописи была для всех ориентиром, всегда востребована, а у великих русских художников можно учиться до бесконечности. Именно они говорят, что картина должна вселять уверенность в людские души, давать пищу для ума, следовательно, способствовать развитию общества. Но без внимания и поддержки государства ничего не будет. Есть кадры, талантливые коллективы педагогов, нужен только государственный заказ. О чем можно говорить, если государство присуждает премию в 400 тысяч рублей нарисованному на разведенных мостах в Петербурге напротив здания ФСБ детородному органу. Это якобы некий протест группы «Война». Вот это нам пытаются выдать за искусство авторы современных инсталляций, перформансов и графических протестов. Понятно, что «современное искусство» сейчас правит бал, но у зрителя не родится тот ряд эмоций, ощущений, образов, которые могут появиться только при соприкосновении с реалистической живописью. Что бы ни говорили, картина — это пища для ума.

— Свободно творить, писать то, что тронет, всколыхнет душу, наверное, в наше время может себе позволить не каждый.

— Вы правы, есть такое выражение: «Художником трудно стать, им трудно быть, еще труднее остаться». Несомненно, картину нужно кормить, поэтому и выполняются заказы, абсолютно далекие от искусства. И здесь государство незаменимо. Расходы по содержанию мастерской, организации выставок… Нужны программы поддержки на разных уровнях. Вы знаете, получается какой-то казус: ведь на деле и президент, и люди около него говорят очень правильные вещи о значении культуры. Однако на этом все и заканчивается, очень медленно раскачивается маховик в сторону реальных дел.

Я дорожу свободой и возможностью исследовать души людей. Простых людей, на которых держится страна. Не на олигархах же она держится?!

— Свою персональную выставку вы посвятили Дню города. Почему назвали ее «Под своим небом»?

— Наша жизнь с ее горестями и радостями, болью и отрадой, общественными коллизиями и драмами — все происходит здесь под нашим небом. Вместе с рождением человек получает в наследство свое самое большое богатство — Родину. Она у нас одна, ее нельзя изменить, нельзя получить новую, как и жизнь. Родина — это данность. Ее никто не выбирает по своему вкусу, как не выбирают себе мать. Я люблю Краснодар, здесь я получил профессию, было трудно, еще труднее было остаться художником. Люблю Новоминскую — свою малую родину, для меня она — пуп земли. Мне очень бы хотелось, чтобы люди знали и поняли, за что я люблю тот же Краснодар. Когда я сюда приехал 50 лет назад, деревья были большими, георгины шапками смотрели со дворов, исторические постройки… Сейчас все меньше этого остается. Поэтому моя задача оставить потомкам на холсте любимую мной родину.

— Какой посыл вы бы сделали молодым художникам?

— Любить Отечество, край, народ. Простых людей… Мне говорят: почему у тебя все колхозники красивые, такого не бывает. А для меня они красивы внутри.

— Откуда черпаете идеи для картин?

— Ассоциации… Иногда сам себе удивляюсь, стал свидетелем какого-то события, и пошел мыслительный процесс… Например, наш кубанский поэт Владимир Архипов рассказал, как на детский поэтический конкурс маленькая девочка прислала стишок про одуванчик. Он простой, но так засел в голову… Родилась картина «Да не приблизится к нам зло». На первом плане к нам спиной священник на колокольне. О чем он хочет возвестить — о беде ли, о радости? С ней можно будет познакомиться на выставке в галерее «Сантал». Я всегда стараюсь, чтобы мои картины были с вопросом, с разным прочтением.

— Понимаю, что картины для вас словно дети, все любимые. Но, может быть, назовете одни из самых-самых?

— Первой моей картиной после тринадцатилетнего перерыва стала «Блудный сын», она символична. Как и все мы когда-то возвращаемся в родные пенаты, так и я вернулся к профессии. Еще одна очень жизнеутверждающая — «Саженцы издалека». На первом плане солдат-инвалид идет по весенней хляби, тающий снег на полях. Он возвращается издалека, в руках и за спиной у него саженцы роз, за пазухой белый щенок…

— Кстати, давно хотела спросить: на многих ваших картинах изображены щенки. Это какой-то символ?

— Это все мои дачные жильцы позируют… Да, конечно, это где-то метафора, но показывает она только характер человека, его добрую душу. Солдат, возвращаясь оттуда, где кровь, смерть, не очерствел душой, подобрал «беспризорника», несет в новую жизнь розы. Есть еще картина «Эх, дороги». Авария, водитель грузовика держит на руках щенка, который, может быть, и стал повинен в столкновении. Водитель, пожилой человек, кормит его колбасой… Характеризует человека? Еще из любимых «Шел солдат», триптих «Жернова перестройки», который не стали почему-то выставлять в выставочном зале. А ведь картины «Нелегал», «Обманутый» и «Спас на престоле» отображают нашу действительность 90-х. Ведь все это было, да и есть. «Черные риэлторы» со своими черными делами, после которых ветераны войны остаются выброшенными, разочарованная интеллигенция… С похожей темой триптих «Отечество», центральная картина «Архангел Михаил». Было лихолетье, когда иконами из храмов заколачивали дыры в хлевах и сараях. Так вот на картине священник выносит из хлева икону, а в загон за козлом идет стадо баранов… Там им и место. Остается надежда, или даже вера, что все изменится в лучшую сторону.

— Спасибо за беседу.

Кстати, Валентин Федорович в минувшее воскресенье отметил день рождения. Мы поздравляем его, желаем вдохновения и новых творческих задумок. Персональная выставка художника продлится до 4 октября.

Инна МОЧАЛОВА.

Фото: http://vk.com/ 

Радио «Краснодар»