" />

Послесловие «Киношока»: Почему русский фильм о наркомании собирает полные залы в Америке?

Послесловие «Киношока»: Почему русский фильм о наркомании собирает полные залы в Америке?
Проблема профилактики и борьбы с наркотической зависимостью давно является вопросом номер один. Затронули его и на фестивале «Киношок». Но в этот раз не с дидактической точки зрения, а с художественной.

Проблема профилактики и борьбы с наркотической зависимостью давно является вопросом номер один. Затронули его и на фестивале «Киношок». Но в этот раз не с дидактической точки зрения, а с художественной. Фильм «Меня это не касается» получил первую премию в конкурсе телефильмов «ТВ-шок». Настоятель собора Александра Невского в Новосибирске протоиерей Александр Новопашин на этот раз выступил в качестве режиссера, сценариста и продюсера фильма. О том, как и с какой целью создавал свой удивительный проект, отец Александр рассказал «ВК Пресс»:


- Мне очень хотелось громко прокричать о том, что происходит в нашей стране. Я около десяти лет занимаюсь реабилитацией наркозависимых, написал ряд публикаций на эту тему. В частности, о методоновых программах, которые пытались внедрить в нашем Отечестве. Они бы вызвали новый всплеск наркопроблем. Борьбой с наркоманией занимаются разные структуры: силовики, социальные службы, духовенство… Но это лишь попытка исправить последствия. В России практически отсутствует профилактика.


- Почему вы выбрали именно форму кино для профилактики?

- Во многих епархиях идет серьезная работа с наркозависимыми. Я, например, прихожу со своими помощниками (бывшими наркоманами) в школы, вузы, беседую с ребятами, помощники рассказывают о черной стороне зависимости. Но это очень небольшая аудитория - тридцать-пятьдесят человек. А кино позволяет донести мысль до сотен людей. Для меня кинопроект – кафедра, амвон, с которого я могу обратиться: «Друзья мои, беда, которая заполнила наше Отечество, уже стоит у каждого порога». Хочется достучаться до как можно большего количества людей и предупредить их об опасности. Ведь почти в каждой школе сегодня можно купить наркотики. У меня нет кинематографического образования. И я понял, насколько мне этого не хватает, когда ввязался в съемочную кампанию.


- Сегодня выходит очень много социальных роликов о борьбе с наркоманией. Но они зачастую непопулярны…

- В подобных фильмах не должно быть дидактизма, чем грешат многие социальные проекты. Это разговор по душам и даже может быть с самим собой. Главный герой – это я (по сценарию не священник, а журналист). На протяжении всего фильма он пытается разобраться в проблеме. А в конце узнает, что его дочь – тоже наркозависимая. Вот такая трагедия. Мы же не говорим зрителю, что наркотики – зло. Это и так все знают, но каждый думает, что это не про него. Отсюда и название фильма «Меня это не касается». Можно ведь весь город заклеить плакатами «Нет наркотикам». Но это не профилактика. Она заключается не в том, чтобы говорить «нельзя», а в воспитании подрастающего поколения. Нужно создавать в молодом человеке мотивацию, радость от жизни, чтобы он сам себе мог сказать: «Мне не интересны наркотики. Я самодостаточный, я и так живу здорово!»


- Что, на ваш взгляд, стало причиной всплеска наркомании в наши дни?

- Наше безучастие. Если мы отдает детей на воспитание улице и интернету, если не вкладываем духовно-нравственную составляющую, могут произойти страшные вещи. Я много лет занимался героинщиками. Сейчас пошли «солевики». Реклама, где можно приобрести солевые наркотики, висит на каждом углу (завуалированная, конечно). Синтетические наркотики страшнее героина во много раз. Зависимость развивается моментально и совершенно безболезненно. И результат во много раз страшнее: две недели, месяц – и человек уже в психушке. Психологические больницы сегодня забиты не «дурачками», а наркоманами. Потому, что синтетические наркотики с невероятной быстротой разрушают мозг. Вылечить «солевиков» практически невозможно.


- В картине вы даете какое-нибудь решение проблемы?

- Я предлагаю задуматься. Фильм – вовсе не призыв, а просто предлог, чтобы поговорить. Многие зрители с удивлением отмечают: «Это не религиозный фильм!» Да, действительно. Я постарался снять его на понятном для молодежи языке. Предлагаю зрителям подумать, как бы они поступили, оказавшись в этой ситуации. В фильме есть ложный финал: один из героев идет в сторону деревни, где виднеются купола. Но дойдет ли он туда, останется там или пройдет мимо – это выбор, который предстоит сделать не только ему, но и каждому сидящему в зале.


- Критики отмечают высокий профессиональный уровень картины. В ней играли настоящие актеры?

- Профессионалов было всего трое: Юрий Беляев, Вероника Долгодушева и Антон Гребенщиков. Остальные – мои бывшие подопечные, те, кто в прошлом уже сталкивался с проблемой наркозависимости, но успешно от нее избавился. Сценарий создавали вместе. Есть вещи, о которых я, несмотря на большой опыт общения с наркоманами, просто не мог знать. Например, эпизод «Письмо наркомана» (многие подчеркивают, что это один из самых ударных моментов). Написал его я сам, а потом показал моим ребятам, спросил, чтобы они могли от себя добавить. Это, по сути, вопль души человека, прошедшего через наркотический бред. Как-то на показе ко мне подходили люди и говорили: «Отец Александр, это про меня».


- На какую аудиторию вы рассчитываете?

- Фильм и для подростков - к сожалению, министерство культуры поставило прокатное ограничение 16+, посмотреть его смогут только 10-11-классники - и для взрослых. На одном из показов ко мне подошел мужчина в возрасте и тихо рассказал, что такая проблема в их семье уже несколько лет. Плакал и повторял: «Почему же раньше не старался ничего изменить! Не оказался рядом в нужный момент».


- Фильм выйдет в массовый покат?

- Пока нет. Но ко мне уже обращаются с просьбой привести его в разные города. Недавно позвонил губернатор Новосибирской области. Он распорядился, чтобы этот фильм в течение года показали во всех учебных заведениях. Премьерные показы уже прошли в Кемерово, в Новосибирске – залы были полные. Курск, Свердловск, Нижний Новгород и Татарстан просят показать этот фильм у них. Кроме того, показ прошел в Лос-Анжелесе и в Перу. Для зарубежных прокатов мы подготовили субтитры на английском. Кстати, это отдельная история. Субтитры писал мой помощник по профилактике наркозависимых. Он - американец, очень серьезно погрязший в этой проблеме. В Россию приехал за очередной партией, попался, прошел курс реабилитации. Потом полностью изменил свою жизнь, крестился, теперь живет в России, помогает в профилактике. Он и перевел фильм на английский, причем не на академический, а на современный, «живой» язык. Герои говорят на специальном сленге. Этот прием помог еще лучше передать в полной мере всю атмосферу происходящего. Те, кому удалось посмотреть фильм в США, отметили, что у них ничего подобного не снимают, хотя проблема есть.


- Как вы отнеслись к победе в «Киношоке»?

- Конечно, было бы ханжеством сказать, что меня не интересует награда. Но не ради только лишь своего самолюбия. Есть надежда, что сейчас на фильм обратят еще больше внимания. Это не коммерческий проект, и я не ищу для себя выгоды и даже не жду, что он окупится. Мне больше важна реакция зрителя. Даже если один человек решит после просмотра фильма изменить свою жизнь, избавиться от привычки, для меня это будет победа.

Анастасия Воронович

Специально для «ВК Пресс»



comments powered by HyperComments