" />

Виктор Косенко: О психиатрической помощи на Кубани и борьбе с предрассудками

Виктор Косенко: О психиатрической помощи на Кубани и борьбе с предрассудками
Сегодня в России около четырех миллионов человек с психической патологией, и число их в последние годы стремительно растет. В нашем крае только зарегистрированных психических больных более 160 тысяч человек. А вот отношение к этим людям со стороны общества по-прежнему, мягко говоря, настороженное, а частенько и до обидного унизительное.

О том, почему так происходит, откуда даже у близких родственников душевнобольных бывает этот психический дискомфорт, а также в целом об обывательском отношении к лицам с психическими заболеваниями — наша сегодняшняя беседа с заслуженным врачом России заведующим кафедрой психиатрии ФПК и ППС Кубанского государственного медицинского университета профессором Виктором Григорьевичем КОСЕНКО.

— Спасибо, что затронули жизненную и щепетильную тему — о лицах с различными психическими нарушениями, о нашем отношении к ним и в целом в обществе. Действительно, к сожалению, еще нередко имеют место не просто факты настороженного отношения к психически больным, но и негативное отношение, основанное на бытующем восприятии психических болезней как постыдных, ущербных, опасных. Отсюда даже дискриминирующее, отторгающее отношение к лицам с психическими расстройствами. И именно это, в свою очередь, вызывает не только у самих больных, но и у их родственников желание скрыть болезненные симптомы, избежать оскорбительного отношения, косых взглядов, разных сплетен со стороны окружающих.

— Часто мы слышим: «стигматизирующее отношение к психически больным». Поясните, пожалуйста, что это значит?

— Слово «стигма» еще в Древнем Риме означало клеймо, которое ставили на рабах или преступниках, чтобы отделить их от свободных, обладающих всеми правами граждан. Нечто подобное нередко происходит и с психическими больными, для которых роль клейма, ярлыка играют поставленный диагноз, справка об инвалидности и даже факт обращения в психиатрическое учреждение… Результатом стигматизации является все еще, к сожалению, жесткая дискриминация психически больных во всех сферах социальной жизни. Например, отказ в приеме на работу и даже учебу, оскорбления, дистанцированность от здоровых и даже требование сменить место жительства.

— Виктор Григорьевич, какие положения на сегодняшний день являются ошибочными, какие предрассудки больше всего усугубляют стигматизацию психически больных?

— Чего только не приходится слышать от людей самого разного социального положения. Например, что все психические заболевания — наследственные, хронические и неизлечимые, что любое психическое расстройство сопровождается высоким риском социально опасных действий, таких, как агрессия, убийства, самоубийства… Или: поведение психически больных непредсказуемо, они непослушны, неуправляемы; наличие психического заболевания делает человека беспомощным и неспособным за собой ухаживать; родители психически больного виноваты в том, что передали ему патологические гены, или в том, что неправильно воспитывали его. Плюс — недоверие и к самим врачам-психиатрам (якобы они недостаточно компетентны в диагностике и назначении лечения), а также страх и опасения перед психиатрами, что они могут причинить вред даже здоровому человеку. На последнем месте у самих больных и их близких — сомнения относительно фактического наличия психического заболевания, его отрицание. Многие люди все еще трактуют причину психических заболеваний как безволие, слабость характера либо как признак таланта и даже наказание за грехи. Вот такие предрассудки все еще имеют место у нас, живущих в XXI веке.

— Как это отражается на поведении и поступках самих больных?

— Обычно они избегают ситуаций, в которых может проявиться их собственная несостоятельность. Если же больной продолжает ощущать негативное отношение, у него все больше формируется убежденность в бесперспективности лечения психического расстройства и дальнейшей жизни.

— Это всех касается?

— Могу с уверенностью сказать, что лица с различной выраженностью психической патологии стараются обратиться к знакомым психиатрам либо получить специализированную помощь анонимно или у специалистов частной практики. Например, часто можно слышать, что кто-то с гордостью заявляет: лечился у профессора В. А. Порханова либо у Г. А. Пенжояна, В. Л. Медведева (я имею в виду — по поводу хирургической, гинекологической или урологической патологии). А хотя бы один раз вы от кого-либо слышали, чтобы человек с гордостью заявлял, что он лечится у врача-психиатра высшей категории профессора В. Г. Косенко? Вот это и есть стигматизирующее влияние, хотя я ежедневно консультирую 3–5 пациентов в организованном мною ООО «Региональный медицинский центр психического здоровья доктора Косенко» при соблюдении абсолютной анонимности.

— Но почему эта стигма присуща именно психически больным?

— Важный источник информации в обществе — это публикации в центральных и местных средствах массовой информации именно на психиатрические, «устрашающие» темы. И уж совсем незаслуженно психически больных представляют в первую очередь как носителей агрессии и опасности или беспомощных жертв окружающих в связи с тяжелыми проявлениями болезни. К подвергающимся стигматизации слоям населения относятся также лица с кожными, нередко незаразными заболеваниями, с туберкулезом, с отчетливо видимой инвалидностью, граждане, вернувшиеся из мест заключения, попрошайки… Отсюда следует, что все эти предубеждения к душевнобольным, как правило, ассоциируются и обусловлены их сугубо личностными качествами, чаще всего надуманными мифами, а не истинными представлениями большинства общества.

— И что необходимо делать для преодоления этих предрассудков?

— Конечно же, прежде всего — правдивая информация о психических заболеваниях, стремление к открытости, борьба с таинственностью и страхами. Люди должны знать, что лишь некоторые формы болезней имеют злокачественное течение и что даже при хроническом психическом заболевании могут быть сглаженное течение и длительные качественные ремиссии, во время которых пациент мало чем отличается от здоровых людей.

Важно подчеркнуть, что отягощенная наследственность не означает фатальной угрозы заболеть, а особенности характера можно рассматривать не только как ущербность, но и как определенный талант. Слухи о том, что психически больные часто совершают правонарушения, сильно преувеличены в сравнении со статистикой среди здоровых людей. Многие психически больные полностью себя обслуживают, живут без посторонней помощи, имеют хорошее образование и высокую профессиональную квалификацию. И еще нужно помнить, что родители больного не виновники, а жертвы заболевания. На них в первую очередь ложится весь груз заботы в период ухудшения состояния пациента. Хочу особо подчеркнуть, что общество так же ответственно за здоровье его членов, как и семья.

— А как все это влияет на родственников больных?

— Совсем нередко и родственники психически больных подвержены стигматизации со стороны окружающих. Ответная реакция у родственников — их стремление скрыть психическое заболевание от соседей, сотрудников и даже других родственников, особенно при вступлении пациента в брак. Особое значение это имеет для лиц «кавказской национальности». У родителей, чьи дети больны, довольно часто возникают разнообразные невротические расстройства и даже спектр соматической патологии — артериальная гипертензия, язвенная болезнь желудка, сердечные патологии…

— Виктор Григорьевич, вы часто встречаетесь с журналистами, должностными лицами, поднимаете актуальные вопросы психиатрии, наркологии, судебной психиатрии. Всегда ли вы находите понимание, все ли разделяют ваши взгляды, поддерживают позицию?

— Чаще всего нахожу полное понимание и надеюсь, что читатели и телезрители знакомы с моими профессиональными суждениями. Но коробит, когда в обиход идут производные от слов, связанных с темой психиатрии: «дурдом», «психушка», «сумасшедший дом», «глюки»… Следует также избегать вольных трактовок типа «шизик», «припадочный», «психопат», «идиот» и так далее. Опасная игра слов!

Если же есть необходимость в комментариях по поводу психического здоровья, кого бы это ни касалось, в том числе публичных фигур, очень настоятельно рекомендую, и в

первую очередь журналистам, предварительно ознакомиться с требованиями общероссийского Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», вступившего в силу 1 января 1993 года.

— Какие сегодня есть возможности получать психиатрическую и наркологическую помощь без страха и опасений за последствия обращения к психиатру или наркологу?

— Сейчас активно развиваются частные учреждения здравоохранения, в том числе психиатрические и наркологические. Это, к слову, как раз и обусловлено возрастающей потребностью населения получать медицинские услуги в наиболее комфортных и наименее стигматизирующих условиях. Например, в организованном и возглавляемом мною ООО «Региональный медицинский центр психического здоровья доктора Косенко» психиатрическая, наркологическая и психотерапевтическая медицинская помощь осуществляется высококвалифицированными специалистами абсолютно конфиденциально и анонимно. В нашем центре также проводятся судебно-психиатрические экспертизы по постановлениям судебно-следственных органов. Нуждающиеся в нашей помощи могут получить подробную информацию о работе медицинского центра по телефонам: 8(861) 992-09-22; 8962- 86-53-98 или на сайте: www.centrkosenko.ru

— Что бы вы хотели сказать в заключение нашей беседы?

— Хочу, чтобы психиатрия заняла в общественной и государственной системе здравоохранения то место, которого она заслуживает! Чтобы развивались как государственные, так и частные психиатрические и наркологические учреждения. Ведь врачи-психиатры, как и другие медики, спасают людей от самоубийств, от безумия, купируют тяжелейшие психозы, результативно реабилитируют и адаптируют пациентов в обществе. Хотелось бы, чтобы Президент РФ и председатель Правительства России посещали не только кардиологические, онкологические, родовспомогательные и детские центры, но хотя бы эпизодически — и учреждения психиатрического профиля. Подобная позитивная практика, по-видимому, нашла бы продолжение и в регионах России.

О.ВИКТОРОВА.

Фото: www.ksma.ru

comments powered by HyperComments