Журналистское расследование: Квартира для офицера

Журналистское расследование: Квартира для офицера
Журналистское расследование: Квартира для офицера
Журналистское расследование: Квартира для офицера
Журналистское расследование: Квартира для офицера
Журналистское расследование: Квартира для офицера
Журналистское расследование: Квартира для офицера
Журналистское расследование: Квартира для офицера
Журналистское расследование: Квартира для офицера
Майор в отставке Владимир Топчий, награжденный многими медалями, в том числе «За воинскую доблесть», «За доблесть в службе», «За ратную доблесть», третий год вынужден жить в аварийном общежитии без отопления, горячей воды...
«Нервы на пределе» 

В конце октября 2014 года на электронную почту «Вольной Кубани» пришло письмо от 44-летнего краснодарца Владимира Топчия. Представившись майором в отставке, он поделился: «...Нервы на пределе. В 2007-м по общей выслуге почти 16 лет вышел на пенсию, но жилья не получил. Который год обитаю в служебном общежитии, что на улице Черкасской Краснодара. Два года назад здание решили закрыть на капитальный ремонт в связи с аварийностью, людей начали расселять, но мне жилья не дали. Более того, воинская часть № 3702 выступила с иском о моем выселении. В апреле прошлого года Прикубанский районный суд выселил меня в служебную комнату соседнего общежития — на улицу 1 Мая. Но там невозможно жить! В оконной раме стекла разбиты, течет кровля, из-за чего на потолке темные пятна, с батареи капает вода, стены в коридоре, подъезде покрыты грибком... Да и в моем нынешнем жилье ситуация не лучше: третий год живу без отопления, горячей воды, по коридору бегают полчища мышей. К тому же вход сделали через КПП. Теперь родственники должны показывать документы, объяснять, зачем пришли...» По телефону Владимир посетовал: куда только не обращался со своей бедой...

Жилье или шкаф? 

Едва входим в общежитие — в нос бьет стойкий запах канализации. Наверх ведет лестница со старыми перилами, покрытыми известкой и пылью, стены обшарпанные. То, что в общежитии все еще живут люди, выдает лишь половичок перед входом в общий коридор на втором этаже. 

Открывая входную дверь своей квартиры, Владимир просит: «Не пугайтесь!» Маленькая комната скорее походит на шкаф, чем на человеческое жилье. И без того крохотная, она разделена занавеской на две части. Первая половина занята кухней, прихожей, санузлом с потемневшим в углах от сырости потолком. Во второй, гостиной, едва умещаются стол с ноутбуком, складной диванчик, кресло, небольшие шкафчики с одеждой, посудой. Посередине «клетки» — обогреватель. Он, как и стол, изрядно затрудняет перемещение в пространстве, поэтому Владимир пробирается к окну бочком. Там нервно закуривает. 

— Живу на втором этаже с ноября 2013-го. Раньше обитал на пятом, но в комнате стал течь потолок. Третий год нет отопления, горячей воды. Газа вовсе не было — готовлю на электрической плитке. На ней же грею воду, купаюсь в тазике...

Рано радовались... 

Владимир рассказал: «метры» в общежитии воинской части № 3702 на улице Черкасской ему выделили в 1997 году. К тому времени три года отслужил по контракту в воинской части № 6542, там же встал в очередь на квартиру, получил звание офицера в высшем военном училище Владикавказа. Комната № 519 на пятом этаже была всего 18 квадратных метров, однако Владимир с женой Татьяной обрадовались и «крошке». А в 1998-м произошла реорганизация внутренних войск МВД РФ. Владимира перевели на работу в краевое ГУ ФСИН (служба исполнения наказаний. (Прим. авт.) в управление по конвоированию. 

— Беспокоясь по поводу очереди на квартиру, я обратился с рапортом в жилищно-бытовую комиссию управления. В 2001-м поставили на учет в ведомстве. В списках нуждающихся учли в соответствии с датой подачи рапорта, очередностью во внутренних войсках МВД РФ. После неоднократно уточнял свою очередность. А в начале 2006-го в наше управление из краевого УФСИН направили проверяющего майора. После сотрудникам, которые перешли в уголовно-исполнительную систему из внутренних войск МВД РФ, стали выдавать в срочном порядке извещения от жилищно-бытовой комиссии. Мол, для подтверждения правильности постановки на учет как нуждающихся в жилье нужно до 1 июня 2006 года зарегистрироваться в квартирно-правовой службе округа по месту жительства. Извещение я получил 4 апреля 2006 года, зарегистрировался. А в 2007 году, выйдя на пенсию по выслуге лет, был шокирован новостью: из списков нуждающихся УФСИН меня исключили! Оказалось, по новому Жилищному кодексу нужно было встать на учет по месту жительства до 1 марта 2005 года! Кстати, выписку из протокола об исключении я получил только в сентябре 2007 года. К моему удивлению, бумага имела дату годичной давности: 16 июня 2006 года. 

А в 2012-м новая беда: общежитие по улице Черкасской решили закрыть на капитальный ремонт. 

— Людей стали расселять, но мне жилья не предоставили. Тогдашние попытки обратиться в квартирно-эксплуатационную службу воинской части № 3702 заканчивались ничем. Дальше КПП меня не пускали. Потом командир обратился в суд с иском о выселении! Хотя согласно Указу Президента РФ от 17 сентября 1998 года № 1116 «О некоторых мерах по реформированию ВВ МВД РФ» и приказу № 788 МВД РФ Минюста РФ № 176 комната в общежитии сохранялась за мной до получения жилья в органах уголовно-исполнительной системы! 

После восьми заседаний, в апреле 2013 года, Прикубанский районный суд постановил-таки мужчину выселить. Правда, не на улицу, а в служебную комнату соседнего общежития по адресу: ул. 1 Мая, 230. Именно о ней рассказывал Владимир Топчий в своем письме — с текущей кровлей и разбитыми стеклами. В доказательство, что недостатки не вымысел, мужчина показал акт приема комнаты. Под документом в марте 2014 года подписались четыре человека — сотрудники КЭС воинской части № 3703 (на ее балансе находится общежитие). 

— О состоянии комнаты я сообщил в КЭС еще в 2013 году. Там обещали разобраться. Терпел до ноября 2013-го, а потом перебрался на второй этаж своего аварийного общежития — тут посуше. Пережив вторую зиму без отопления и горячей воды, снова обратился в КЭС, но потребовал, чтобы сотрудники подписали составленный мною акт. Хотя толку от него? Ремонта так и нет! 

Со своими проблемами Владимир куда только не обращался. Доказательство тому — три папки бумаг, лопающиеся от содержимого. 

— Равнодушные отписочки с пустыми обещаниями, — сетует он.


 Есть здесь и снимок, доказывающий (к сожалению, каждую мелочь мужчине теперь приходится доказывать) обращение на сайт администрации Краснодара еще 26 декабря 2012 года. Написав, что о нем сняли репортаж местные телевизионщики, Владимир объяснил: в аварийном доме без отопления живет около десяти семей! Примечательно, что крик о помощи он разместил под новостью с заголовком: «Владимир Евланов: решение проблем с отоплением каждой квартиры поставлено на жесткий контроль». 

— Ответа так и не последовало... А отклик от одной политической партии вовсе убил. «Уважаемая Анна Сергеевна...» — начинался он. Я чуть не расплакался. Штампуют ответы, не глядя, кому и о чем!

Как Топчий из очереди исчез 

Изучив собранные Владимиром документы, мы обратились в воинские части № 3702 и 3703, краевое УФСИН, к юристам. Вот что выяснилось. В краевом ГУ ФСИН подтвердили: протоколом № 1 от 4 января 2001 года Владимир Топчий был поставлен на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в управлении по конвоированию. Однако протоколом № 9 от 16 июня 2006 года был с этого учета снят. И все потому, как объясняют уфсиновцы, что еще в 2001 году мужчину НЕПРАВОМЕРНО включили в контрольные списки. Мол, еще тогда у человека не было пакета документов, подтверждающих «нуждаемость», к тому же не стоял на учете по месту жительства. А пункты 15 и 42 специальных «Правил учета граждан...», которые действовали до 1 марта 2005 года, то есть до вступления в силу нового Жилищного кодекса РФ, этого требовали. 

— Многих тогда неправомерно включили в контрольные списки на жилье, очень многих. И когда вышел новый закон, была проведена тотальная проверка. Всех оповестили, что необходимо представить пакет документов, на основании которых они должны быть включены в эту очередь. Кто представил, в очереди остались, кто не представил — не смог или не захотел — все были исключены, — рассказывает «Вольной Кубани» сотрудник юридической службы ГУФСИН по Краснодарскому краю Светлана Клименко. 

Минуточку, что значит «неправомерно»? А куда смотрели пять членов жилищно-бытовой комиссии управления по конвоированию краевого ГУФСИН, когда единогласно голосовали за то, чтобы кандидатура Владимира Топчия попала в списки еще в 2001 году? Почему за долгих четыре года, когда ситуацию еще можно было исправить, специалисты так и не нашли своей ошибки? 

Другое дело, нужно ли было исправлять? Владимир утверждает: все документы, какие требовали, он представил. А что до постановки на учет по месту жительства, его оповестили об этом только в 2006 году. В извещении, подписанном председателем жилищно-бытовой комиссии управления по конвоированию краевого ГУФСИН И.А. Ахмедовым, черным по белому написано: «...срочно зарегистрироваться до 1.06.2006». Владимир это и сделал: в апреле 2006 года. 

По всему получается, что извещение было запоздалым, по крайней мере относительно нового Жилищного кодекса. Почему специалисты управления по конвоированию краевого ГУФСИН молчали целый год, непонятно. Кстати, на наш вопрос, отсылались ли иные извещения (до 1 марта 2005 года), Светлана Клименко ответить затруднилась, мол, это жилищно-бытовая комиссия управления по конвоированию ставила на учет и снимала с учета, там нужно искать ответа. Постойте, но ведь это структура, подведомственная краевому управлению ГУФСИН?.. 

— В апреле 2014 года Владимир Топчий пытался признать решение жилищно-бытовой комиссии незаконным через суд, добиться восстановления в списках нуждающихся ФСИН, — продолжает Светлана Клименко. — Но Ленинский районный суд мужчине в иске к управлению по конвоированию отказал.

Это действительно так. Увы, майор в отставке пропустил срок исковой давности — три года. 

О решении комиссии Владимир узнал в 2007 году. Напомним, из протокола от 16 июня 2006 года, который, по словам мужчины, прислали по почте уже после ухода с работы. Куда еще один год дели уфсиновцы (к уже потерянным четырем), почему молчали? 

Владимир же свое запоздалое обращение в суд объясняет так: 

— Не знал, куда кинуться. В управлении по конвоированию мне обещали проблему решить на местном уровне. Ходил, узнавал, просил, умолял. Потом сказали: «До свиданья!». 

Однако юридическую неграмотность Владимира Топчия суд не отнес к уважительным причинам пропуска срока исковой давности. Как говорится, незнание закона не освобождает от ответственности. Получается, и уфсиновцы напортачили с неправомерным включением в список нуждающихся да запоздалыми извещениями-протоколами, и Владимир после не там помощи искал. Вот и образовался гордиев узел, который в одиночку не разрубить... По словам Светланы Клименко, решение суда Владимир Топчий не обжаловал. На это у него был месяц. Хотя у майора в отставке своя правда. «Да, не обжаловал! — признался он. — На суды денег нет...»

Ну и шуточки... 

Теперь насчет проживания в аварийном общежитии и переселения в комнату по адресу улица 1 Мая, 230. В в/ч № 3702 на улице Черкасской нам объяснили: общежитие не аварийное — запланирован его капитальный ремонт (хотя в объявлении, которым жильцов предупреждали о ремонте еще в 2012-м году, четко написано: «в связи с аварийностью»). Согласно статье 88 ЖК РФ, если капремонт не провести без выселения нанимателя, наймодатель обязан предоставить человеку другое жилье. Если тот отказывается съезжать, наймодатель вправе потребовать переселения через суд. 

— От предлагаемой комнаты Владимир Топчий отказался. 9 января 2013 года мы подали иск в Прикубанский суд Краснодара, который 8 апреля 2013 года обязал человека отселиться. 6 июня 2013 года краевой суд оставил это решение без изменения. Недостатки предлагаемой комнаты, указанные в акте от 6 марта 2014 года, устранены должностными лицами войсковой части № 3703. Также помощником командира части по правовой работе подана жалоба в Прикубанский суд на бездействие приставов, — рассказал нам представитель КЭС воинской части № 3702. 

К слову, имя и фамилию собеседник не назвал, как мы ни просили. На вопрос, почему в 2013-м Владимира Топчия выселили в комнату, где в 2014-м нашли массу недостатков, тоже не ответил. Мол, вам дали письменный ответ (справку-доклад), а если еще есть вопросы, делайте официальный запрос. 

А мы неофициально к вам пришли? Шутки шутить?

Побывали мы и в воинской части № 3703, хотели увидеть, что исправлено в предлагаемой комнате. Жилье сначала согласились показать, но потом отказались, сказав, что в части проводится проверка. Тогда мы наведались в общежитие сами. Благо вход в дом не через КПП, как на улице Черкасской, а свободный. 

Наверх — дежа вю! — вела лестница с перилами, покрытыми известкой и пылью, обшарпанные стены — сплошь в грибке.... На пятом этаже, где находится комната № 39, на несколько семей — один туалет и душ. Но даже не в этом главная беда (общежитие все-таки): потолок в уборной и душевой потемнел в углах от сырости, со стен сыплется. На кухне все так же мрачно. Да что говорить: взгляните на снимки... 

— Еще удивляются, почему не хочу покидать старый адрес! Конечно, это не улица, но все же. Неужели за почти 16 лет службы заслужил только это?! Хочу обратиться в Верховный суд. На уровне края меня, кажется, уже никто не услышит. 

Но почему?! Почему в прошлом кадровый военный столько лет (после всех постановлений, указов и просто прозвучавших на всю страну устных приказов Владимира Путина о безусловном обеспечении жильем наших военнослужащих) не может добиться не только положенной ему квартиры, но даже общежития с нормальными условиями для жизни? 

Ведь что получается: из-за ошибки, якобы допущенной кем-то больше 10 лет назад, из-за того, что ошибку эту вовремя якобы кто-то не заметил, у человека вся жизнь наперекосяк?! У Владимира разладились отношения с женой, с которой делил и радости и горести 16 лет. Татьяна не смогла дальше жить в ужасных условиях. 

После мужчина пытался построить новую семью, не получалось — по тем же причинам... Исчезла теплота в общении с дочерью — 21-летней Викторией. Девушка обходит аварийное общежитие стороной. Последний раз, по словам Владимира, дочку здесь довели до слез. 

— Гудермес, Ханкала... И ради чего? Чтобы загнуться от нервотрепки в мирное время, так и не увидев собственной квартиры? В общегородской очереди я по счету 22...-тысячный! Так и не понял, зачем вообще она нужна, если у военнослужащих абсолютно другая очередность? Страшно... 

Действительно, страшно. И прежде всего потому, что Владимир Топчий никому не нужен, а его нежелание мириться с непонятной, безжалостной реальностью вызывает у большинства людей только раздражение: мол, сколько можно трепыхаться... 

Елена ОРЛОВСКАЯ.

Фото автора: 1, 3( здесь Владимир живет сейчас )

 2, 5, 6,7( сюда предлагают переселиться)

4.( отсюда сбежал на второй этаж аварийного дома)

Комментарий специалиста

 Председатель коллегии адвокатов «Лидеры Кубани» Анатолий Пшеничный: 

— В последние годы на Кубани тысячи военнослужащих, в том числе военных пенсионеров, получили благоустроенные квартиры. Считаю, что имеет право на такую квартиру и майор В.М. Топчий. Полагаю, права краснодарца в определенной части нарушены. В российское законодательство часто вносятся изменения, с которыми не только простые граждане, но, случается, и юристы не поспевают своевременно знакомиться. Учитывая, что уже имеются вступившие в законную силу решения судов по описанным в статье обстоятельствам, пересмотреть судебные акты, исправить судебные ошибки, если признает их наличие вышестоящий суд, могут лишь апелляционная, кассационная, надзорная инстанции при подаче туда соответствующих жалоб с обязательным приложением ходатайств о восстановлении процессуальных сроков. Не последнюю роль в судьбе Владимира Топчия, как показывает практика, может сыграть городская и краевая власть.


Радио «Краснодар»