Что нам стоит ферму построить: почему на Кубани не увеличивается поголовье коров

Что нам стоит ферму построить: почему на Кубани не увеличивается поголовье коров
Тридцать лет минуло с той поры, когда в Краснодарском крае, как и по всей России, реорганизовали (читай — растащили) коллективные хозяйства. Землю поделили на паи и раздали всем тем, кто числился колхозником. Тракторы, комбайны, сеялки-веялки по большей части распродали за копейки «своим людям», то есть, приближенным к правлению и руководству.
На месте колхозов появилось 18 тысяч крестьянско-фермерских хозяйств и сотник тысяч пайщиков-одиночек, не знающих, что делать с землей. Ситуацией воспользовались те, у кого были денежки, и прежде всего инвесторы-толстосумы из местных, а также из Москвы, Питера, Ростова, других крупных промышленных центров России.

Призывы батьки Кондрата «не продавайте и не предавайте землю» не возымели действия. Ибо избавлялись от нее по многим причинам. Нужны были деньги на лечение или учебу детей и внуков в вузах; на ремонт дома; на покупку машины. А то и просто владельцы пая здоровья не было, чтобы землю, доставшуюся в собственности, обрабатывать. Тем более, не имею во дворе никакой техники и инвентаря, кроме штыковой лопаты и граблей.

Скупка шла лихо, еще и потому, что нашлись «радетели земли кубанской», на голубом глазу доказывающие: инвесторы ведь ее, матушку-кормилицу в Москву не увезут, она тут останется. А вы будете посиживать да получать за паи арендную плату пшеницей, сахаром с маслом (растительным) и жить припеваючи.
Насчет «припеваючи» это, конечно, загнули, поскольку денег, вырученных за реализацию тонны зерна, мешка сахара и бидона подсолнечного масла с трудом на месяц хватает. Но процесс был запущен под гиканье и улюлюканье и под лозунгом борьбы с «краснопузыми помещиками», как демократы называли бывших председателей колхозов.
Борьба за землю шла нешуточная, с выстрелами и поджогами. Но со временем все успокоилось. И что мы имеем на сегодня? Из 4417755 гектаров кубанских земель (согласно данным Краснодарстата по итогам сельхозпереписи-2016») 3200265 гектаров приходятся на долю сельхозорганизаций, а остальные 1217490 находятся во владении крестьянских (фермерских) хозяйств и индивидуальных предпринимателей.

Под словом «сельхозорганизации» надо понимать предприятия, имеющие вывеску ООО, ОАО, ЗАО и ПАО, СПК, КСП и т.д. Большей частью (где-то по моим подсчетам на 95 процентов) они входят в фирмы, компании, владельцы которых живут на Кубани, а также в Москве и Ростове. Они в свое время стали не только владельцами земли, но и живности в виде 588 тысяч коров, коих, начиная с 1990 года, начали под видом «оптимизации производства» выбраковывать и отправлять на мясокомбинаты.

Вот печальная хроника тех лет. В 1991 году под нож пустили 6 тысяч буренок. В 1992-м — 15 тысяч, в 93-м еще 7… В 94-м и 95-м соответственно по 14 и 17 тысяч… А пик истребления пал на 1995 год — 55 тысяч коров не досчитались тогда!

К 10 января 2020 года в холдингах и обособленных сельхозпредприятиях их осталось 115765 голов или в пять раз меньше, чем в 1990-м.
Были, правда, времена, когда массовый сброс пытались приостановить кнутом — угрозами отобрать землю. Не сработало: «Права не имеете. Законов таких нет». Потом вход пустили пряники — обещания: субсидии выплачивать будем тем, кто скот держит. Сброс поголовья уменьшился, но не остановился.
Тогда еще один заход сделали, Выдвинули идею, что буренок надо продавать в личные подсобные хозяйства. Так мы, мол, возродим собственника, поголовье в крае сохраним. И молоком вдоволь всех напоим. То есть, сможем и честь соблюсти и дитя произвести.
Смысл в этой идее был. До тех пор, пока стрики ухаживали за животными. А не стало здоровья у дедушек-бабушек, и они от живности начали избавляться. Не станет же молодежь навоз нюхать! Не комильфо…

Что имеем на сегодня? На 1 миллионе 150 тысячах частных подворий содержится 62402 коровы, то есть, одна на двадцать ЛПХ.

И здесь негативный процесс вряд ли остановим. По своей семье знаю: те, кто раньше держал корову, а потом от нее избавился, не захотят больше заводить скот. Тяжелейшее это занятие.

И что же делать? Кто «надежа» наша? Они, родимые, — фермеры. Им при дележе колхозного имущества почти ничего не досталось и животными вольные хлебопашцы не были обременены. Но их тоже трясли 25 лет: заводите буренок, иначе... Что «иначе» — так и не придумали. Потому-то в ИП и КФХ на январь 202 года насчитывается лишь 17584 коровы на 1 миллион 217,5 тысячи гектаров.

Надо отдать должное: последние пять лет администрация края в лице губернатора Вениамина Кондратьева и его заместителя по вопросам АПК Андрея Коробки совместно с депутатами ЗСК инициировали ряд поправок в региональное законодательство и с целью заинтересовать всех аграриев, независимо от форм собственности, наращивать поголовье коров (только молочных, правда).
Вот лишь некоторые льготы. Выплачиваются субсидии на приобретение племенных нетелей, на закупку молока и биоматериалы. По программе «Семейная ферма» можно получить грант до 30 миллионов рублей. С 2020 года введена беспрецедентная поддержка, которой нет ни в одном регионе России: если СХП или КФХ увеличит за год численность коров, за каждую добавленную голову владельцу заплатят 50 тысяч рублей — то есть практически полвоина стоимости приобретаемой нетели.
А буквально месяц тому назад на заседании Госсовета Вениамина Кондратьев попросил президента Владимира Путина поддержать предложение кубанцев. Тем фермерам, которые решатся завести дойное стадо, выделять землю из фонда перераспределения без торгов. Купил 100 коров — получил 100 гектаров. Глава государства положительно оценил такое нововведение и теперь слово за Госдумой.

У меня, честно говоря, инициатива «заведи корову — получишь дополнительно землю» вызвала двойственное чувство. С одной стороны удовлетворение (опять кубанцы самые крутые и жизнеспособные идеи подают), а с другой насторожила, поскольку я неплохо осведомлен о настроениях фермеров.

Решил прокачать вопрос на знакомых главах КФХ. Первый имеет землю и мечтает завести какую-либо живность (не обязательно молочных коров, главное — органику получать для повешения плодородия). А второй уже имеет опыт содержания буренок и продолжает укреплять базу. Он-то и выступил своего рода экспертом.

Итак, человек решил построить ферму на 100 коров. Подал бумаги в Минсельхоз на участие в конкурсе по программе «Семейная ферма». Прождал 8—10 месяцев, пока итоги рассмотрят. Выиграл, допустим, конкурс (хотя даже это сомнительно: там такие препоны, мама на горюй!). Условия программы уже больно жесткие: 40х60 процентов. То есть, грант на 30 миллионов рублей реален, если ты имеешь 12 миллионов собственных денег. И только потом получишь от государства 18 миллионов.
У кого есть 12 «лимонов»? Кто рискнет вложить их в сомнительный, назовем вещи своими именами, бизнес? Не многие. Но, предположим, сумеет фермер взять кредит на 12 миллионов под 5 процентов годовых, заложив в банке дом, технику и землю.
Где взять типовой проекта МТФ? Заказывать надо. Стоит он минимум 10 миллионов рублей и ждать его готовности необходимо около двух лет. Поэтому такой вариант (строительство новой фермы) сразу отпадает. Надо искать старую, заброшенную, разрушенную даже до основания и восстанавливать ее под видом капитального ремонта.

Восстановил с трудом на большую часть денег, а еще надо гравийную дорогу отсыпать, электричество провести, артезианскую скважину пробурить, базы заасфальтировать, доильное оборудование закупить, кормами запастись… Ужас! И это — только начало.

В крае нетелей не купить: из 13 племзаводов по КРС их продажей (10 процентов от численности маточного стада) занимаются от силы 3—4, остальные с трудом своем племенное поголовье ремонтируют. Придется ехать в Подмосковье или в Ленинградскую область за поголовьем, приготовив 10 миллионов рублей: одна нетель весом в 400 килограммов обходится в 100 тысяч.

Не буду дальше стращать перевозкой скота, карантином, прививками, поиском доярок и скотников. Приобретешь ты на свою голову столько неприятностей, что проклянешь и себя, и тех, кто…

Такая вот правда жизни. «И что ты предлагаешь? — слышу недовольный административный голос. Для начала выработать реальный пошаговый план с учетом ситуации (начиная с конкурса и проекта). Послушать внимательно всех: проектировщиков, банкиров, владельцев «семейных ферм», ветеринаров и т.д. и т.п. И понять самим для начала: реально ли все это? Ведь если даже за ближайшие пять лет мы сможем построить с превеликим трудом 10 семейных ферм — на 100 голов каждую (больше не получится) прибавка молока по году составит… 7 тысяч тонн. А нам нужно добавить к 2030 году в 100 раз больше — 700 тысяч тонн!

Что же делать? В тупик зашли? Нет, безвыходных ситуаций не бывает. Инвесторов, владельцев холдингов наклонять придется, с руководителями сельхозпредприятий плотнее работать. Ибо, на мой взгляд и тех экспертов, с которыми я сверял свою позицию, самый реальный путь — строительство мегаферм и реконструкция МТФ. Так как это делают в щербиновском СПК «Знамя Ленина», где поголовье коров утроили, доведя их численность до 3900 голов.

Но это уже другая тема.
comments powered by HyperComments
Саша Горбунова
Подкасты
База