" />

Как на дрожжах: почему растут цены на хлеб

Как на дрожжах: почему растут цены на хлеб
Во все времена хлеб был и остается мерилом благосостояния государства. Существует мнение, что если в стране производится одна тонна зерна на человека, значит, там благополучное положение. Россия пока на подходе к этому самому благополучию. Есть прогноз, что нынче мы намолотим 121 миллион тонн зерновых. Зато Кубань вдвое перекрыла показатель стабильности: одной только пшеницы край произвел 9 миллионов 743 тысячи тонн (данные жатвы-2019). Из такого количества можно выпечь столько булок хлеба, что их хватит минимум на полстраны. Наши же нужды — 800 тысяч тонн. Этих объемов остаточно и на хлеб, и на булочки с печеньем, и на чебуреки с пирожками.

А руки — мыли?

Дело в том, что на Кубани потребление хлеба якобы падает: с 289 тысяч тонн до 280 тысяч снизилась его выработка. Я когда услышал эту цифру от начальника управления пищевой и перерабатывающей промышленности краевого минсельхоза Сергея Михайлова, обрадовался: люди наши стройнее стали, на овощи и рыбу, наверное, перешли… Ведь известно, что хлеб быстро вес нагоняет. Оказалось, ошибался.

Сегодня только официально существующие заводы могут выработать 780 тысяч тонн хлебобулочных изделий. Загрузка же их на неполные 36 процентов означает одно: рост себестоимости выпекаемой продукции. Что в конечном итоге на ком отражается? На нас, дорогие читатели, о чем мы порассуждаем чуть позже.

То, что потребление хлеба «якобы» упало, мы подчеркнули не случайно. Дело в том, что в крае, и прежде всего в городе-полуторамиллионнике Краснодаре, расплодилось столько частных пекарен, что их сосчитать сложно. Как сложно и учесть, сколько они выпекают хлеба и куда реализуют.

Малый бизнес очень быстро сориентировался и понял: на хлебе можно неплохо заработать. Протоптали дорожку к фермерам и скупают зерно по дешевке. Находят таких же, как сами, коллег-мукомолов и после выпечки и реализации хлебобулочных изделий имеют хороший «навар».

«Ну и на здоровье, — скажет кто-нибудь из кубанцев. — Пусть малые формы хозяйствования развиваются». Да кто против? Только вот незадача: сложно проверить, в каких условиях производится хлеб.

Если на крупных заводах установлен жесткий не только ведомственный, но и государственный контроль за качеством, то на частных пекарнях ничего этого нет. Какую муку используют — мало кто знает. Чем месят тесто — неизвестно. Мыли ли перед этим руки — один Бог ведает. Почему так? Да все потому же — проверку малого бизнеса можно производить один раз в три года.
А что касается разрешения на заявленный вид деятельности, то можно и так сделать (и делают): купил в любом магазине приличный на вид и нормальный на вкус хлебушек, отвез в санэпидстанцию на анализ, заявив, что именно такую продукцию они вырабатывают, — и получил на руки сертификат, действующий полгода. Через шесть месяцев вновь подобным образом его продлили…
Никакого учета, похоже, за объемами выпечки хлеба нет и в супермаркетах типа «О’Кей» и других, у которых собственные мини-пекарни. С одной стороны, здорово — можешь в любое время приобрести горячую булку, да и выбор изделий при этом приличный. А с другой… Все эти цехи вместе с частными мини-пекарнями напрямую бьют по крупным предприятиям, где трудятся сотни человек.

Смотрите: за последнее время из-за убыточности в Краснодаре закрылись первый и четвертый хлебозаводы, такая же участь постигла еще добрый десяток предприятий в других городах и районах края. Люди лишились работы, казна — налогов. И корень зла, считают эксперты, кроется в нездоровой конкуренции, в слабом учете и даже в его отсутствии, поскольку никто не знает, сколько на самом деле хлеба производится, а также в его качестве, когда на прилавках отдельных магазинов лежит не пышный хлеб, а приплюснутый «кирпичик», больше похожий на кирпич.

Почему в ценах такой разнобой?

Было бы неправдой утверждать, что у нас нет никакого контроля за производством и реализацией продукта первой необходимости. Еще 4 мая 2010 года на сессии ЗСК депутаты приняли региональный закон о хлебе за номером 1955-КЗ. И там все четко прописано, кто и за что отвечает, какого качества должно быть сырье. Так, «социальный» хлеб (закавычено в документе. — Ф.Б.) производители обязаны выпекать массой не менее 500 граммов и «…реализовывать в розницу по минимальным оптово-отпускным ценам». А чуть дальше, в статье 14 в пункте 1, еще одно положение прописано: «Основой ценообразования на рынке хлебобулочных изделий являются рыночные (свободные) цены». Нестыковочка вышла? Похоже на то.

С «социальным» хлебом, надо признать, никто из пекарей и торговцев, устанавливающих на него свою надбавку, безобразничать, к счастью, не осмеливается. И тем не менее разброс стоимости «кирпичика» все же есть — от 28 до 30 рублей его реализуют магазины. Говорят, продают себе в убыток. Зато на других видах хлебобулочных изделий отыгрываются по полной.

Приведем в связи с этим письмо Тамары Михайловны Селиверстовой из краевого центра: «Мне 68 лет, «Вольную Кубань» выписываю с 1993 года и прошу через газету пояснить мне: как и кем формируются цены на хлебобулочные изделия? А дело вот в чем. Я буквально каждый день в силу обилия свободного времени бываю на Центральном колхозном рынке. Обязательно покупаю хлеб, чаще всего ржано-пшеничный или чисто ржаной, если удается. Так вот: на крытом ЦКР хлебобулочными изделиями торгуют в четырех точках. Раньше я покупала «кирпичик» тимашевского «Хуторского», который стоил осенью 2018 года 20 рублей, а теперь — 25. Но вот буквально месяц назад в продаже появились «Финский», «Скандинавский» и еще ряд ржаных изделий, вырабатываемых фирмой «Каравай Кубани». На что обратила внимание? Под одной крышей — стоимость неодинаковая. В правом углу «Финский» по 45 рублей, в левом — по 50. Арендаторы лотков в ЦКР, похоже, разные.

Вопрос первый: почему разнобой в ценах на один и тот же хлеб одного и того же производителя?

Второе — и это главное — по каким параметрам идут эти грабительские подсчеты, позволяющие драть три шкуры с простых пенсионеров? Это же немыслимо: пять кусочков хлеба, запечатанных в целлофан, весом 250 граммов стоят 50 рублей!

Они что — муку из Финляндии завозят? Или с Луны?

Задайте, пожалуйста, вопрос краевым или городским властям. У нас есть хотя бы какой-нибудь контроль за ценообразованием? Или их диктует рынок? Я имею в виду Центральный колхозный рынок.

Читайте также: Жалко пчелку: почему в России возмущаются пасечники.

comments powered by HyperComments
Денис Кулеш
Подкасты
База
Похожие материалы