Жатва-2022: нужен ли России рекордный урожай?

Жатва-2022: нужен ли России рекордный урожай?
ВОПРОС ГОСУДАРСТВЕННЫЙ. Во вторник 26 июля с утра решил переговорить с министром сельского хозяйства края Федором Ивановичем Дерекой по поводу интервью. Жатва-то вышла на финишную прямую, урожай отличный… Короче, есть повод для беседы. Но выяснилось, что началось селекторное совещание и руководитель ведомства часа полтора будет занят.

Ничего, подождем. Мне как раз надо с рядом хозяйств связаться, освежить данные по уборке. Звоню и узнаю то, чего опасался: аграрии большинства районов не могут зайти в поле — осадки мешают. А обмолотить еще надо 200 тысяч гектаров.

Затянется минимум на неделю страда. И вторая новость — горше первой: зерно без движения лежит на складах и элеваторах. Ни-ко-му не нуж-но-е!

Сразу пропала охота брать интервью. Ну зачем министра ставить в неловкое положение? Дожди он не приостановит, не всесильный… А по поводу реализации пшеницы — так этот вопрос даже в Минсельхозе России не могут решить. Ждите ответа, говорят.

Ладно, не впервой… Но обидно же, правда? Год трудились люди, растили хлебушек, а им в награду — не нужен, дескать.

И тут непроизвольно песня вспомнилась «Скажи, председатель…» в исполнении Юрия Красноперова. Наверное, многие из вас ее слушали, она в YouTube выложена. Помните, там еще в титрах маленькими буковками написано: в зале многие плакали.

Колхозное поле, колхозный амбар,

И в клубе колхозном играет баян.

Скажи, председатель, кому мы нужны?

Живем мы как будто во время войны.

Колхозное поле быльем поросло.

В колхозном амбаре зерно проросло…

Ну и так далее. Заплачешь поневоле. Но выход-то искать надо. Говорят, наши краевые парламентарии обращались в первопрестольную с письмом, просили помочь крестьянам со сбытом продукции, пошлины на экспорт зерна уменьшить. Ответа якобы нет.

Один мой знакомый — руководитель большого хозяйства мысль такую подал. Надо, говорит, чтобы десятка полтора губернаторов хлебных регионов обратились к Мишустину. Мол, скажи, дорогой наш председатель правительства Михаил Владимирович, кому мы нужны? В том смысле, когда урожай сельчане смогут продать?

В конце концов, закупите хотя бы 10 миллионов тонн пшеницы в интервенционный фонд на собираемые пошлинные деньги (по разным оценкам, 400–450 миллиардов рублей).

Ну это вряд ли, чтобы главы регионов на такое решились. Команды-то не было.
В принципе, нам не привыкать ждать. Одно бесит: ну скажите вы русским языком народу, когда хотя бы примерно и каким образом власти смогут решить проблему?! Тогда и ожидание легким покажется.

Если быть до конца откровенным, то сегодня не только на зерно спроса нет. Овощи, фрукты, бахчевые, мясо с молоком тоже мало востребованы. «Грошив нэмае» у большинства кубанцев. Особенно в сельской местности. Уезжает из хуторов и станиц молодежь в города…

В общем, все как в той песне Юрия Красноперова:

Россия — березовый край и родники.

Останутся скоро в селе лишь старики.


Читайте также:

Прошедшие в воскресенье — понедельник локальные дожди немного притормозили ход страды, но тем не менее на сегодняшний день удалось обмолотить свыше 40 процентов площадей озимой пшеницы из 1 миллиона 579,8 тысячи гектаров, подлежащих уборке.

Кто главный на селе? «Все главные, — в шутку сказал один мой знакомый. — Работать только некому». А если серьезно, то «нумеро уно» могут быть и механизаторы, и доярки, к примеру. Но мы сегодня поговорим о ключевой фигуре — агрономе, без которого на добрый урожай нечего и рассчитывать. И для примера возьмем одно из хозяйств Выселковского района — предприятие «Газырское», входящее в АО фирму «Агрокомплекс» имени Н. И. Ткачева.


Ранее мы писали: 

Этот сезон для озимого ячменя на Кубани можно назвать идеальным. Семена осенью легли во влажную почву в лучшие агротехнические сроки, в ноябре — декабре растения раскустились, уйдя в холода окрепшими. Зима выдалась мягкой, и одноразовой подкормки минеральными удобрениями весной вполне хватило для получения полновесного колоса, поскольку в апреле — мае земледельцев дождики побаловали.