" />

И снова Крымск: война за деньги

И снова Крымск: война за деньги
Жители Крымска привыкли и к наводнениям, и к материальной помощи, которую оказывает государство после стихийных бедствий. Но настоящей чрезвычайной ситуацией для них стало пристальное внимание гражданских активистов и добровольцев, которое сопровождало прошлогоднее наводнение — самое сильное за последние полвека.

Жители Крымска привыкли и к наводнениям, и к материальной помощи, которую оказывает государство после стихийных бедствий. Но настоящей чрезвычайной ситуацией для них стало пристальное внимание гражданских активистов и добровольцев, которое сопровождало прошлогоднее наводнение — самое сильное за последние полвека.

"Мы пережили шесть таких наводнений", — говорит Вера Иванова (фамилия по ее просьбе изменена) с иронией и даже гордостью. Она живет на улице Адагумской в "полублоке", одном из немногих домов на улице, который устоял после наводнения. Женщина помнит и крупное наводнение в августе 2002 года, и еще ряд паводков, когда стихийных разрушений вроде бы не было, но вода "заходила на огороды". В начале июля прошлого года ее дом затопило по самую крышу. В ночь, когда "большая вода" пришла в Крымск, ее не было дома: она провожала сына в армию в соседней станице. "Я приехала утром в воскресенье. Был полный двор воды. Открываем дверь, а на ручке зонта висит стул, окно вылетело. Шифоньер торчал в окне. В двух комнатах сорвало двери, и было видно, что вода поднялась почти до потолка. На стенах был слой глины сантиметров пять", — рассказывает она.

Пока Вера Иванова жила на чердаке, солдаты срочной службы и студенты волонтеры, которые специально приезжали из Краснодара, помогали очистить дом от грязи и глины. Спустя несколько месяцев после наводнения она получила бытовую технику, которую выдал Красный Крест: кухонную плиту, отопительный котел, стиральную машину и холодильник. Правда, холодильник не пригодился — старый после наводнения высох и стал работать, а новый уже полгода стоит в коробке посреди дома.

"Пострадавшие в глаза Красный Крест не видели, — говорит волонтер Сергей Нидолов. — Год прошел! Фонды отчитываются раз в месяц. Отчитаться для НКО просто — достаточно сказать, сколько и куда пошло". Сейчас волонтеры и активисты предъявляют претензии к работе Красного Креста — организации, через которую проходил основной поток негосударственной материальной помощи. Всего на помощь пострадавшим в Краснодарском крае Красный Крест собрал около 900 миллионов рублей. Теперь волонтеры требуют отчета о деньгах, потраченных на компенсации и восстановительные работы.

Гражданский активист Николай Левшиц, который работал в Крымске после наводнения как доброволец, тоже жалуется на Красный Крест — "абсолютно закрытую систему, которая болезненно реагирует на все просьбы". Он отмечает нестыковки в сентябрьском отчете Красного Креста: "Мы готовы помочь Красному Кресту найти волонтеров, которые помогут отсканировать отчеты и опубликовать".

На претензии блогеров и волонтеров Красный Крест не отвечает — обещает опубликовать в июле этого года официальный отчет о том, куда ушли собранные деньги. Пока что опубликованы квартальные отчеты Красного Креста, в которых перечислены только общие суммы и статьи расходов — например, с 1 февраля по 30 апреля 2013 года было "израсходовано для нужд пострадавших 135 591 117,95 рублей".



Деньги Красного Креста

Из федерального и регионального бюджетов на ликвидацию последствий наводнений было выделено и освоено 16,5 миллиардов рублей. Жители Кубани получали компенсации на ремонт или новые квартиры, бытовую технику, деньги за автомобили, а также компенсации за травмы. "Мы воевали за эти деньги, — рассказывает Валентина Сушкова из поселка Новоукраинка про своего племянника. — Мальчик получил травму: перерезана артерия и пострадал нерв на ноге. Он зашел в воду по пояс и наступил на оконную раму, стекло вонзилось ему в ногу. Операцию мы делали в Краснодаре, там же провели судмедэкспертизу, и через 7 дней на счет поступило 400 тысяч".

Спустя год в Крымске мало что напоминает о наводнении, которое разрушило часть города и унесло жизни 172 человек.

Магазины отремонтированы, на месте затопленных торговых центров, автозаправок и рынка построены новые, достраивается небольшой стадион.

После официальных запросов и нескольких дней ожидания глава Краснодарского отделения Красного Креста Евгений Стешенко пообещал встретиться с корреспондентом PublicPost в городской администрации Крымска. О таком событии узнали журналисты и местные жители, которые недовольны его работой, утром все собрались на "пресс-конференцию" в здании администрации Крымского района. После двух часов ожидания руководитель Краснодарского краевого отделения перезвонил только мне и сказал, что его неправильно поняли: встречаться с местными СМИ и горожанами он не собирается, а если я хочу взять у него комментарий, то должна быть одна, без сопровождения. Записать интервью все же получилось — на лавочке в центральном городском парке Крымска.

Евгений Стешенко рассказывает, что на второй и третий дни после наводнения волонтеров в городе еще не было, и только Красный Крест начал свою работу: "Продукты питания, лопаты и штабы раздавали под роспись. Пусть они от руки составлялись, но они есть". В наводнении пострадал не только Крымск, но и Новороссийск, Геленджик, Новомихайловский, на помощь которым тоже тратились собранные деньги.

Больше всего претензий к работе Красного Креста у местных жителей — по поводу выплат компенсаций за автомобили и выдачу бытовой техники. Стешенко рассказывает, что выплаты за утраченные автомобили были перечислены Союзом автостраховщиков России, это 100 миллионов рублей. Красный Крест не работал с индивидуальными заявлениями и получал списки из администрации Крымского района: люди должны были именно через администрацию подать заявление. И все эти деньги ушли на оплату компенсаций для 2,5 тысяч пострадавших из расчета 40 тысяч рублей на человека.

"Были случаи, когда люди получали деньги по КАСКО и потом подавали деньги на компенсацию, — рассказывает он. — Автотранспорт, который утонул в Крымске, продавали даже в другом районе. Машина могла утонуть в Адыгее или еще где-то. Проводили даже расследования: брали на экспертизу ил из утонувшей машины и выясняли, что машина из Крымска".

В списках Красного Креста осталось всего три человека, которым еще не выплатили деньги за автомобили. Это те, кто был в списках, но из-за несостыковок в документах до сих пор не может получить компенсации. "Если мы до конца программы не выплатим, то все невыплаченные средства вернем в Союз автостраховщиков", — говорит Стешенко.

После наводнения сотрудники штабов Красного Креста обходили дома и составляли списки необходимой техники: покупали газовые счетчики, котлы отопления, холодильники, газовые плиты и стиральные машины. "Помогали даже негражданам Российской Федерации, — говорит Евгений Стешенко. — Мы закупили на 10 и 40 процентов ниже от стоимости, перед этим провели тендеры и выбрали поставщиков. Жители Крымска не понимают, что если нужно купить стиральную машину, проводится колоссальная работа. Мы выходили даже на хозяина компании "Индезит". И просили его предприятие помочь". Так как по Уставу Красному Кресту запрещено выдавать компенсации наличными. Некоторые пострадавшие после получения гуманитарной помощи продавали полученную бытовую технику: "Вы посмотрите на доски объявлений! Бытовая техника продается. Через три дня после получения сертификата была выставлена первая квартира на продажу в "Надежде". Был случай, когда пришла женщина и сказала, что администрация не выплатила ей компенсацию за разрушенный дом. Но по документам выяснилось, что она продала дом 4 июля (наводнение в городе было 6-7 июля 2012 года — прим. ред). А она вдруг перестает плакать и говорит: "Ну чего тебе, жалко? Денег дай". Были и случаи "двойников" — две семьи в одном доме. "Мы им давали по комплекту бытовой техники, — говорит Стешенко. — И поэтому возросла цифра пострадавших в соотношении с закупками". В официально опубликованных отчетах сложно проследить, сколько было выдано бытовой техники и кому. Кроме того, в открытом доступе нет документов о закупках и работе с поставщиками.

У каждого, кто планировал встретиться с Евгением Стешенко, есть пакет документов на руках. Семь семей подали иски против администрации Крымского района, их делами занимается один и тот же адвокат, нанятый "вскладчину". Почти 200 горожан, недополучивших помощь от Красного Креста или администрации, написали жалобы на работу Красного Креста в Женеву, Совет Федерации и президенту России. Еще несколько человек просят о компенсации, хотя не являются гражданами России. Большинство из них пенсионеры, которые не смогли вовремя собрать документы или правильно записаться в списки и теперь просто хотят получить денежные компенсации вместо бытовой техники или автомобилей. Из 5200 человек, сдавших заявления на выплату компенсаций за утраченные автомобили, деньги получили только 2500. Многие недовольны и тем фактом, что деньги получали отдельные группы: инвалиды и многодетные семьи. Эти списки формировали чиновники из социальной защиты и передавали их в администрацию.

Бытовая техника или деньги

Двухэтажные дома послевоенной постройки недалеко от реки Адагум, затопленные во время наводнения по второй этаж, власти Крымска решили не расселять, а высушить и обшить сайдингом. Жильцы уже не раз писали жалобы на плесень и разрушающиеся стены, а один из домов уже стал рассыпаться. Многие из пострадавших, которые получали сертификаты, переселились из затопленных и разрушенных домов в новый микрорайон "Надежда". Его начали строить еще до наводнения и планировали расселить там военнослужащих, стоящих в очереди на квартиры. После стихийного бедствия военнослужащие строят себе еще два дома в микрорайоне.

По словам активистки Алевтины, в "Надежде" 47 семей все еще ждут холодильников (пока им выдали только кухонные плиты) и около 30% пострадавших не получили никакой бытовой техники. У тех, кто получил, тоже есть претензии: у кого-то не работает новый холодильник, кому-то пришлось ремонтировать новую газовую колонку, стиральные машинки бьются током. Есть и те, кто получил технику, но пользовался ей недолго: выкинул или смог продать.

Адресная помощь в воспоминаниях очевидцев была такой: "Вот приезжает машина на улицу, все подбегают и начинают хватать. Моей тетке удалось получить одно военное одеяло и две кровати, которые принесли военные", — рассказывает Валентина Сушкова. В наводнении у нее пострадали все родственники, 14 человек. "На восстановление дома по улице Лагерная в Крымске моя тетка получила 300 тысяч рублей, из этих денег смогли только отремонтировать две комнаты, ее дом — капитальный, и выезжать никуда не хочет", — уточняет она.

Алевтина с сожалением говорит, что многие уже полгода как переехали в Краснодар или Новороссийск, конечно, давно уже купили себе новую бытовую технику, хотя деньги за обещанную Красным Крестом бытовую технику все еще надеются отсудить или получить от государства.

Сама Алевтина во время прошлогоднего наводнения потеряла дом и все, что там находилось. Она рассказала, что выбиралась из дома в ночной рубашке с сумкой, и ее забрала машина скорой помощи. После этого она решила не ждать своей очереди "по спискам", атаковала чиновников и получила квартиру вне очереди. Но бытовую технику ей до сих пор не выдали. Женщина уверяет, что это из-за того, что ее недолюбливает новый глава Крымского района Анатолий Разумеев и представители Красного Креста. Добиться денег за бытовую технику она собирается через суд или при помощи писем в администрацию президента.

Большая вода Крымска

Для Краснодарского региона паводки не редкость, крупные и разрушительные наводнения происходят раз в 10-12 лет, но их можно предотвратить. После прошлогоднего наводнения чиновники из городской администрации подготовили шесть проектов по их предупреждению, однако пока они никому их не показывают.

Из видимых мер, проводимых администрацией Крымска, только два экскаватора роют реку Адагум. Местные жители и журналисты не понимают, как это может предупредить наводнение или паводки, но их утешает сам факт какой-то работы в реке. Они склонны видеть главную причину катастрофы не в природной аномалии или несовершенстве инфраструктуры, а в чьей-то злой воле: "Было очень много странностей, вот Алевтина говорит, что тучи пригнали из Сочи, а я говорю, тучи пригнали из Геленджика. Вот я живу в поселке Новоукраинка, за горами Геленджик. И в тот день вижу — висят страшные черные тучи, и вдруг они резко пошли в нашу сторону. Понимаете? Чем-то по ним бабахнули", — уверяет Валентина Сушкова.

На кафедре гидрологии суши Географического факультета МГУ пояснили, что даже "рытье" реки важно, это поможет углубить русло, которое сможет вместить больше воды. Но крупное наводнение такая мера предотвратить не сможет. "К сожалению, многие дома в Крымске возводились на пойме, которая может затапливаться каждый год, — поясняет заведующий кафедрой Николай Алексеевский. — Человек сам решает, игнорировать эту опасность или нет". Улица Адагумская, которая ежегодно разливается и где пострадало больше всего домов, находится всего в ста метрах от реки.

Николай Алексеевский говорит, что основная часть работ по предупреждению будущих наводнений, которая проводится в городе сейчас, связана с понижением отметок дна реки Адагум. Одновременно планируется повысить отметки защитных дамб возле берега, но это процесс не мгновенный. "Прорабатываются и схемы по улучшению систем прогнозирования и обсуждаются вопросы, связанные с реконструкцией водохранилища, создания обводного канала. Но для этих мер необходимо проводить предварительное научное обоснование", — заключает эксперт.

Условные сроки

Сейчас идет судебный процесс по делу о наводнении летом 2012 года. Он проходит под председательством главы Абинского суда, а не Крымского, что, по идее, должно обеспечить объективность процесса. Обвиняемых четверо, двое под стражей (глава района Василий Крутько и главный спасатель района Виктор Жданов) и двое под подпиской о невыезде (глава станицы Нижнебаканская Ирина Рябченко и экс-глава города Крымска Владимир Улановский). Как утверждают адвокаты, бояться им нечего, и, скорее всего, им будут даны условные сроки.

Наводнения в Крымске были и раньше, например, в 2002 году затопило те же улицы и дома, но такого внимания к ним не было, как вспоминают жители, а компенсации и выплаты были минимальными. До сих пор некоторые из пострадавших в 2002 году ждут своих выплат. Тогдашние власти города даже добились выделения денег на строительство защитной дамбы, но за 11 лет ничего так и не построили, а на опасных местах опять появились жилые дома.

В 2012 году наводнение попало в центр внимания россиян, и Крымск стал местом действия и поводом для обсуждения. Чиновникам, волонтерам, активистам и благотворительным организациям пришлось учитывать друг друга. Открылся и тот факт, что большая часть жителей российских регионов без государственной поддержки не может и не хочет решать свои проблемы.

Экономика южной провинции

"Без шоковой ситуации, которая случилась в Крымске или, например, во время пожаров в Ивановской области, существует огромная проблема развития в регионах, — комментирует ситуацию экономист Ирина Ясина. — Потребности у людей очень ограничены. С одной стороны, они ограничены отсутствием желаний. С другой стороны, зарплаты низкие, и взять, например, ипотечный кредит в новом доме очень тяжело — надо учитывать, что в таких городах почти все работают в бюджетной сфере". Ирина Ясина обращает внимание на то, что уровень жизни на юге России выше, чем в других регионах страны, отчасти за счет недекларируемых доходов — многие в Крымске в летний сезон зарабатывают на побережье в сфере обслуживания (шашлычник в Адлере может получать от 30 тысяч рублей за месяц работы), но эти доходы никто не декларирует. А для государства это обычные работники бюджетной сферы с зарплатой от 5 до 15 тысяч рублей. "Поэтому, когда Крымск затопило, мало кто искренне жалел о погибшем доме", — говорит Ирина Ясина.

Уровень жизни в регионе даже после катастрофы остается относительно высоким. Люди, которые тем не менее не могут позволить себе купить недвижимость, предпочитают вкладывать деньги в бытовую технику. Об этом говорит официальная статистика российского ритейлера "М.Видео" (компания подарила 600 телевизоров жителям Крымска). Средний чек на юге в магазине бытовой техники в 2012 году составлял 5869 рублей, в 2013 году — 5622 рублей (средний чек по России — 5400 рублей).

Кроме этого, у южан доля кредитов выше, чем, например, в Сибири (19% и 16% соответственно). "В последние годы наблюдается тенденция на переключение покупательского спроса на более дорогую технику среднего и "среднего плюс" ценовых сегментов, растут кредитные продажи и средний чек — все это свидетельствует о покупательском оптимизме", — поясняет пиар-директор "М.Видео" Антон Пантелеев.

Жители Крымска не имеют больших возможностей улучшить условия жизни. Одна из них — дождаться катастрофы и купить на выданные сертификаты новые квартиры. Сертификаты на новое жилье выдавали из расчета утраченной жилой площади: от 1,5 до 3 миллионов рублей. Обналичив их и выкупив квартиры в "Надежде" или новом доме в центральной части города Крымска, некоторые из жильцов выставили их на продажу, увеличив ценник.

***

Соседей у Веры Ивановой не осталось — многие дома по ее улице были снесены. Люди не захотели в них возвращаться и получили сертификаты на приобретение новых квартир. "Кто получил квартиру, кто выехал, кто переехал в "Надежду". Кто получал в Новороссийске, кто в Краснодаре. Соседи все живы, вот Ольга купила в Армавире квартиру по сертификату, но еще не уехала, сын заканчивает 11 классов, сдаст экзамены — и будут уезжать", — объясняет она.

Источник: PublicPost

comments powered by HyperComments
Саша
Подкасты
База